logo

Хлебные крошки

Статьи

ХХ лет величайшей геополитической катастрофе ХХ века
Политика
Молдова и ПМР

Владимир Соловьев

Соседи

В зависимости от независимости

На этой неделе Приднестровская Молдавская Республика пышно отметит круглую дату — 20 лет независимости от Кишинева. За все это время государственность ПМР не признала ни одна страна мира. Между тем всеми признаваемой Молдавии, от которой в 1990-м откололось Приднестровье, теперь также настало время доказывать, что и она независимая

Почти 7 лет назад, в ноябре 2003 года, Приднестровье оказалось буквально в паре часов от прекращения своего существования. Стараниями Москвы, подготовившей и согласовавшей с властями Тирасполя и Кишинева план объединения двух берегов Днестра, ПМР должна была стать субъектом федеративной республики Молдавии. Документ, разработанный тогдашним первым замглавы администрации Кремля Дмитрием Козаком, парафировали приднестровский лидер Игорь Смирнов и теперь уже бывший президент Молдавии коммунист Владимир Воронин. Лично благословить его подписание в городе Бендеры, где в 1992 году шли кровопролитные бои, собирался Владимир Путин.

Говорят, в ночь на 25 ноября (именно на этот день было намечено подписание документа) Смирнов, принужденный Москвой пойти на мировую с Кишиневом, не сомкнул глаз. Он считал часы и надеялся, на чудо, которое помогло бы избежать объединения. И оно произошло.

Под утро Воронин передумал подписывать мирный план, заявив, что ему нужно посоветоваться с европейскими структурами. Готовый к вылету самолет Путина так и не взлетел, сотни привезенных в Бендеры бутылок водки и приднестровского коньяка остались неоткупоренными, а Кремль надолго рассорился с Кишиневом. Владимир Воронин не любит вспоминать тот пасмурный ноябрьский день. В Приднестровье 25 ноября, наоборот, считают вторым днем рождения республики. Правда, никогда не отмечают. Главным же праздником здесь считается 2 сентября 1990 года, когда узкая полоска земли на левом берегу Днестра провозгласила свою независимость от Кишинева.

Полупризрачная республика

К юбилею создания ПМР в Тирасполе готовились весь этот год. В четверг в центре приднестровской столицы состоится грандиозный военный парад и народные гуляния. Парады в Приднестровье любят. Это ведь отличная возможность показать Кишиневу, что республике есть чем ответить, если там вздумают силой вернуть утраченную территорию.

А вот всенародный праздник — это уже для своих. Чтобы полумиллионное, по официальным данным, население убедилось, как хорошо живется отдельно от Молдавии. Даже несмотря на то что местная валюта, приднестровский рубль, не ходит за пределами ПМР. И вопреки тому, что с выдаваемыми здесь паспортами — краснокожими книжицами с гербом давно несуществующей Молдавской ССР — далеко не уедешь. Такой паспорт действителен только внутри республики, и больше нигде. Поэтому почти каждый приднестровец имеет еще российский, или молдавский, или украинский паспорт. А нередко — и все три сразу. Отдельные счастливчики располагают румынскими или болгарскими паспортами — они открывают дорогу в ЕС. Словом, собираясь в путь, приднестровец кладет в карман паспорт той страны, куда он задумал поехать. А ездить приходится много: на непризнанной родине трудно прожить на зарплату в 200-350 долларов.

Тирасполь провозгласил свою независимость от Кишинева ровно 20 лет назад, объявив одновременно о том, что Приднестровье остается в составе СССР. При случае бессменный приднестровский лидер Игорь Смирнов любит подчеркнуть, что возглавляемая им республика не выходила из состава Союза. Впрочем, это видно невооруженным глазом уже на границе ПМР, где у вас пять раз проверят документы и возьмут обязательную плату за въезд или за транзит. Миновав кордон, оказываешься в действующем заповеднике СССР. Здесь еще остались колхозы и совхозы, сельсоветы и поселковые советы. Школьников осенью вывозят на поля — биться за урожай. Центральные улицы сел и городов носят имя Ленина, а с их площадей по-прежнему строго смотрит вождь мирового пролетариата.

Ленин стоит и в центре столицы ПМР — он внимательно вглядывается за Днестр. Туда, где находится враждебная и коварная — в этом в Приднестровье уверены твердо — Молдавия. Местные милиционеры и пограничники облачены в форму, почти неотличимую от советской, а все мужское население рвется служить в армии, спецслужбах, таможне, прокуратуре или на худой конец в милиции. И это не только патриотизм: лишь в силовых структурах открываются хоть какие-то карьерные перспективы, есть стабильная зарплата и не менее стабильная возможность подзаработать, например сопровождая контрабандные грузы через границу с Украиной или той же Молдавией.

Занимательный сосед

За последний год власти Приднестровья, как никогда, укрепились в мысли, что с правым берегом им больше не по пути. Как ни странно, это произошло благодаря Кишиневу, где с 2009 года не прекращается политический кризис. Вообще, прошлогодние парламентские выборы в Молдавии стали для Тирасполя нежданным подарком. После них к власти в Кишиневе пришел Альянс за европейскую интеграцию (в него входят Либерально-демократическая, Либеральная и Демократическая партии, а также альянс "Наша Молдова"). И хотя правившая в стране Партия коммунистов во главе с Владимиром Ворониным лишилась власти, контроль почти половины мест в парламенте (48 из 101) позволил ей заблокировать избрание президента, которым сейчас по совместительству работает спикер и лидер либералов Михай Гимпу.

По закону так продолжаться не может, и этой осенью в Молдавии должны пройти новые парламентские выборы. Но прежде правящий альянс намерен на референдуме в предстоящее воскресенье, 5 сентября, изменить Конституцию, с тем чтобы президент страны избирался всенародно, а не парламентским большинством. Это, по замыслу инициаторов референдума, исключит на будущее возможность повторения кризисов, подобных нынешнему, случившемуся из-за неспособности парламента избрать главу государства.

В том, что плебисцит пройдет успешно и поправка к Конституции будет принята, мало кто сомневается — согласно опросам, за прямые президентские выборы большинство населения. Поэтому все ведущие молдавские политики, включая и. о. президента Гимпу, премьер-министра и лидера либерал-демократов Влада Филата, председателя компартии Воронина и демократа Мариана Лупу, пребывают в состоянии непрекращающейся предвыборной борьбы. Самую скандальную избирательную кампанию ведет Михай Гимпу. И. о. президента, открыто называющий себя румыном, всеми силами старается завоевать популярность среди националистического электората. Он часто гостит в Румынии у президента Траяна Бэсеску, встречается с нерукопожатным для Москвы грузинским лидером Михаилом Саакашвили и демонстративно выступает с инициативами, которые многие расценивают как откровенно антироссийские. В мае Гимпу отверг приглашение поехать на Парад Победы в российскую столицу, в июне решил учредить день советской оккупации Молдавии, в августе отметил государственными наградами членов террористической группы Илие Илашку, занимавшейся в разгар противостояния Кишинева и Тирасполя убийствами видных приднестровских политиков. Россия отвечала на это не только гневными заявлениями МИД, но и санкциями в отношении молдавского вина и плодоовощной продукции. Их ввоз в РФ теперь значительно сокращен по причине обнаружения пестицидов.

Задор Михая Гимпу заразил и других молдавских политиков, с националистической репутацией. А для приднестровских властей, давно заявлявших, что Молдавия рано или поздно уйдет в Румынию, весь этот ажиотаж вкупе с антироссийскими выпадами Гимпу стал дополнительным аргументом для ужесточения позиции. "В молдово-приднестровском урегулировании никаких сдвигов нет. В стране у них не очень понятная обстановка, постоянно подкрепляемая различными заявлениями и поступками исполняющего обязанности президента, которые даже комментировать не хочется. Все это вызывает не сближение людей, а разделение. Поэтому объективных предпосылок для полноценного возобновления диалога нет. Мы не вмешиваемся в дела Молдовы. Нас они не интересуют. У нас есть четкая позиция, высказанная народом (имеется в виду референдум 2006 года, на котором более 90 процетов приднестровцев проголосовали за независимость ПМР.— "О")",— отрезал лидер Приднестровья Смирнов на недавней встрече со спецпредставителем председателя ОБСЕ Болатом Нургалиевым.

В зависимости от независимости

Сближение Кишинева с Бухарестом, куда частит с визитами не только Михай Гимпу, но и премьер Влад Филат, не единственная причина того, что в Тирасполе перестали обсуждать даже гипотетическую возможность объединения. Свою лепту в это внесли и молдавские коммунисты, которые в 2009 году, еще будучи правящей партией, проводили предвыборную кампанию под лозунгом "Защитим нашу родину!". Избирателей старались убедить в том, что только компартия способна сохранить независимость Молдавии перед растущей угрозой прихода к власти прорумынских сил, предводителем которых считается Гимпу. После этого в Тирасполе, где внимательно наблюдают за ходом молдавской политической борьбы, констатировали: как можно объединяться со страной, чья государственность ставится под сомнение во время обычных выборов? "Это разве не сигнал нам? Куда нас тянут? С кем там иметь дело? Заталкивать Приднестровье в такую Молдову — то же самое, что тащить невесту в горящий дом",— говорил тогда "Огоньку" глава приднестровского МГБ Владимир Антюфеев (его оценки нынешней ситуации читайте в интервью ниже).

С тех пор мало что изменилось. На прошлой неделе, в годовщину освобождения Молдавии от фашистов, отмечаемую 24 августа, компартия распространила заявление, в котором констатировала, что "Республика Молдова находится во власти сил, открыто считающих себя наследниками тех, кто проиграл в той страшной войне". "Республикой,— говорится далее,— правят политики, открыто сотрудничающие с неонацистскими организациями, прославляющими палача Антонеску и его преступления. Именно сейчас, в 66-ю годовщину освобождения Молдовы от фашизма, как никогда важно всем искренним патриотам страны быть едиными, решительными и инициативными защитниками нашей свободы и нашей независимости".

Это значит, что главным лозунгом будущей предвыборной кампании по-прежнему остается защита независимости Молдавии. В таких условиях серьезно говорить о возможности создания Кишиневом и Тирасполем единого государства вряд ли возможно. Тем более что в позиции стран — гарантов мирного урегулирования приднестровского конфликта, Украины и России, в последнее время наметились изменения не в пользу территориальной целостности Молдавии.

Глава МИД РФ Сергей Лавров и вовсе принял сторону Тирасполя. На прошлой неделе он направил Игорю Смирнову поздравительную телеграмму по случаю 20-летия Приднестровья, в которой прямо отметил, что "прошедшие 20 лет убедительно свидетельствуют, что самобытность Приднестровья основывается на реальной воле населяющих регион молдаван, русских, украинцев и представителей других национальностей, исторически сформировавших особую общность". Также министр по-дружески призвал приднестровского лидера быть начеку в отношениях с Кишиневом. И мотивировал: "Сегодня факторы, осложняющие выработку компромисса в силу радикальных позиций отдельных политических сил, действующих на правом берегу Днестра, требуют особого внимания".

Текст этой телеграммы был широко растиражирован СМИ Приднестровья, где мечтают о судьбе Абхазии и Южной Осетии, чью независимость Россия признала два года назад.

*****

"База России здесь появится без всяких проблем"

Глава приднестровского Министерства государственной безопасности (МГБ) Владимир Антюфеев рассказал "Огоньку", почему Приднестровье никогда не воссоединится с Молдавией

— Допускаете ли вы, что после 20 лет самостоятельного существования перед ПМР вновь встанет вопрос об объединении с Молдавией?


— Отвечу так — у Приднестровья такого вопроса нет. Есть проблема, которая нам навязывается. Это насильственное объединение с Молдавией, которая уходит в Румынию под флагом интеграции с Евросоюзом. На Западе нам говорят: присоединяйтесь к Молдавии, она уйдет в ЕС, и ваши права будут обеспечены европейскими институтами. Безусловно, это обман.

А в том, что Молдавия уходит, у вас сомнений нет?

— Безусловно. Историческая прозорливость отцов — основателей нашей республики нашла свое подтверждение в событиях 2009-2010 годов (в 2009 году и. о. президента Молдавии стал Михай Гимпу, открыто заявляющий, что он румын.— "О").

Но Москва не признает независимость ПМР, а в 2003-м настойчиво добивалась воссоединения Молдавии. На что же надеются в Тирасполе, добиваясь признания независимости?

— Памятный 2003 год — точка невозврата. Она пройдена, и говорить об объединении невозможно. Мы надеемся, что Россия и Украина, страны — гаранты мирного урегулирования приднестровского конфликта, в ближайшем будущем окрепнут настолько, что смогут реализовать свои стратегические интересы.

А им что-то угрожает?

— Украине угрожает ревизия принадлежности ее территорий со стороны Румынии и экспансия Бухареста, которой тот не скрывает. А России нецелесообразно терять это направление. Если Запад желает придвинуться к границам РФ и Украины, чтобы оказывать влияние, у России есть интерес этому сопротивляться.

Допустим, Приднестровье получает независимость. Значит ли это, что здесь автоматически появится полноценная военная база России?

— Если это произойдет, база России здесь появится без всяких проблем. Мы рассуждаем так же, как страны — члены НАТО. Румыния считает, что она в безопасности, если на ее территории находятся натовские военные. Так же рассуждаем и мы. Россия — великая страна, и она должна обеспечивать свою безопасность не только у границ, но и на удалении от них в тысячи километров. Поглядите на США.

Какова вероятность повторения конфликта с Кишиневом 20-летней давности?

— К сожалению, она есть. Военные планы по насильственному покорению Приднестровья, разработанные руководством Молдовы, никто не отменял. Молдавские спецслужбы занимаются у нас разведдеятельностью. В молдавском обществе многочисленные группы радикального толка требуют реванша. Мы отслеживаем возможные провокации. Но, если бы не механизмы стран-гарантов, не миротворческие силы России, военный конфликт имел бы место уже.

Есть мнение, что армия Приднестровья значительно превосходит молдавскую.

— Мы можем говорить пока только о паритете. Но у нас сильнее боевой дух. Мы знаем, что и почему должны защищать.

Приднестровье — одна из самых консервативных республик на постсоветском пространстве. До сих правят люди, которые пришли к власти в начале 1990-х.

— Законодательная и исполнительная власть обновлялась не раз. Молодежи в органах власти много: к примеру, главе МИД Владимиру Ястребчаку 30 лет. Старожилы в исполнительной власти — это президент Игорь Смирнов и я. Он работает президентом 20 лет, а я руковожу госбезопасностью восемнадцать с половиной. Но тут следующий момент: Смирнова избрал народ, а он назначил Антюфеева. Все остальные многократно менялись.

Однако именно Смирнов считается всевластным хозяином республики.

— Но его избрал народ. А воля народа — священна. Говорить, что народ одурманен смирновской пропагандой, несерьезно. Наша страна, ее границы открыты для любой информации. Людям никто ничего не навязывает.

Какими Тирасполь видит отношения с Кишиневом?

— Добрососедские отношения двух государств, между которыми возможно любое сотрудничество, кроме военного.

И сколько Тирасполю ждать независимости?

— Это вопрос к Москве и Киеву. Как только они усилятся — вопрос признания станет делом нескольких часов. Это мое мнение.

Беседовал Владимир Соловьев

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie