Хлебные крошки

Статьи

Беседу вел Юрий Козлов, Астана-Москва

"Социальное" государство экономически оправдано

Интервью с министром финансов Казахстана Александром Павловым

Из всех стран СНГ активнее всего Россия сотрудничает с Казахстаном. Это не удивительно. Во-первых, наши страны связаны общей историей. Во-вторых, между Россией и Казахстаном самая протяженная в мире граница – семь с половиной тысяч километров. В-третьих, в Казахстане живет много русских, а в России – немало казахов. В-четвертых, Россия и Казахстан – крупнейшие по территории страны Евразии, стремящиеся использовать выгоды своего географического положения: развивать трансконтинентальный транзит, совместно осваивать нефтяные и газовые месторождения на шельфе Каспийского моря, сотрудничать в области энергетики и транспортировки нефти. Казахстан и Россия – члены Евразийского Экономического Сообщества, наиболее эффективной и дееспособной, по мнению специалистов, интеграционной структуры в рамках СНГ.

Несколько месяцев назад в Казахстане было сформировано новое правительство. О том, какие вопросы оно намерено решать в первую очередь, что происходит в экономике страны, как будут развиваться казахстанско-российские отношения, рассказывает "Союзной газете" первый вице-премьер, министр финансов правительства Республики Казахстан Александр Павлов.

– Александр Сергеевич, нынешнее правительство – пятое по счету за время независимости Казахстана. Вы работали в четырех из них, включая нынешнее. Как вы оцениваете экономическую ситуацию в стране? В чем состоят стратегические цели правительства?
– Главная особенность экономической программы правительства на 2002-2004 годы заключается в том, что впервые за десятилетнюю историю существования независимого Казахстана мы поставили во главу угла задачу поднять уровень жизни населения на основе устойчивого социально-экономического развития, то есть главным образом роста промышленного производства. Пришла пора синхронизировать рост экономики и развитие социальной сферы. Мы шли к этому достаточно долго. Сначала надо было провести структурные реформы в экономике. Потом началась работа по совершенствованию законодательства. Мы были вынуждены полностью переписать многие законы, принятые в первые годы независимости, потому что те в свою очередь были списаны с законов СССР. Так, кстати, получилось во всех странах СНГ. Это позволило нам адаптировать законодательство Казахстана к международным стандартам, в достаточно сжатые сроки провести структурные преобразования в экономике, а также наиболее болезненные для народа социальные реформы – жилищно-коммунальную, пенсионную, здравоохранения и образования.

Потом пришла пора вплотную заняться реальным сектором экономики. Удалось привлечь крупные иностранные инвестиции, привести на предприятия современный западный менеджмент, сформировать класс реальных собственников. Последние несколько лет в экономике страны наблюдается рост. Растет число предприятий малого и среднего бизнеса. Положительное сальдо внешнеторгового баланса составляет более трехсот миллионов долларов. Увеличиваются пенсии и зарплаты. Сегодня их среднемесячные показатели – самые высокие в СНГ. В этом смысле "социальное" государство экономически оправданно.

Ближайшая задача – повысить уровень благосостояния жителей села. В сельской местности у нас живет более сорока двух процентов населения. Правительство в долгу перед этими людьми.

– В России аграрный сектор частенько сравнивают с "черной дырой", где безвозвратно исчезают миллиардные бюджетные дотации...
– Проблемы села во всех странах СНГ схожие. Нам вряд ли удастся быстро прийти к показателям развитых стран, где, как известно, три-пять процентов сельского населения кормят весь народ и ещe производят продукцию для экспорта. Чтобы аграрный сектор перестал быть "черной дырой", его реформирование должно идти одновременно не только по экономической, но и по политической линии. Для этого необходимо решить главный, исторический вопрос – частной собственности на землю сельскохозяйственного назначения. Если он будет решен успешно, то село из "головной боли" превратится в нормально функционирующую отрасль экономики.

Действовать надо так, чтобы избежать социальных потрясений, резкого разрушения сложившихся на селе отношений и связей. Необходимо все очень тщательно просчитать, взвесить, продумать. Казахстан – уникальное государство. На севере – целина, в центре – степи, на юге – орошаемые поля, горы. Мы должны разработать и законодательно, экономически оформить свою собственную – казахстанскую – модель развития села. Взять наиболее подходящее из опыта стран, географически и климатически похожих на нас, – Австралии, Канады, и дополнить своей спецификой. Тогда аграрная реформа состоится. При этом правительство будет принимать конкретные меры; к примеру, уже создается сеть машинно-технологических станций, расширяется система кредитования реального сектора производства, повышаются зарплаты работающим на селе бюджетникам. Правительство разрабатывает специальную программу "Сельская школа" – это и строительство новых школ, и капитальный ремонт старых.

– Социальные программы требуют больших средств. До сих пор все слышали про казахстанскую нефть, казахстанскую руду, но мало кто слышал про новейшие казахстанские технологии, ноу-хау, приносящие огромные прибыли. За счет каких резервов правительство намерено развивать социальную сферу и реформировать село?
– Во времена СССР экономика Казахстана ориентировалась на эксплуатацию сырьевого сектора, поставку природных ресурсов. И в первые годы независимости у нас не было иных возможностей для поддержания экономики, кроме продажи сырья. Это была вынужденная политика. И такую тенденцию необходимо переломить. Сейчас настал для этого подходящий момент. Как намерено действовать правительство? Во-первых, создать новые технологические переделы и производства в металлургической, химической и нефтехимической отраслях, то есть определенным образом менять структуру экспорта: от сырья – к готовой продукции. Во-вторых, осуществлять технологическое обновление действующих предприятий, налаживать производство новых конкурентоспособных товаров в несырьевых отраслях производства. В-третьих, создать условия для ускоренного формирования в Казахстане эффективной обрабатывающей промышленности, причем в первую очередь за счет увеличения доли высокотехнологичной, наукоемкой продукции с высокой добавленной стоимостью. В-четвертых, продолжить работу по импортозамещению. Эта программа дает возможность создавать новые рабочие места, реанимировать бездействующие предприятия. Статистика подтверждает, что программа реализуется достаточно эффективно. Например, рост производства в горнорудной – сырьевой – промышленности составил 11,2 %, а в обрабатывающей – 14,3 %. То есть темпы роста в обрабатывающей промышленности уже сейчас выше, чем в добывающей.

– Как развивается экономическое сотрудничество между Казахстаном и Россией? Время от времени появляется информация о сложностях при поставках казахстанской нефти через российскую трубопроводную систему, о неурегулированных пошлинах и тарифах...
– Если говорить о нефти, то за последние два-три года мы добились прогресса. Каких-то неразрешимых проблем, в частности, по объемам поставляемой нефти, квотам и так далее, между нами на сегодня нет. Тем более что экспорт казахстанской нефти для России – серьезная статья доходов, поступлений средств в бюджет.

Другим перспективным направлением сотрудничества мне видится энергетика. Казахстан – это энергоизбыточная страна, для нас важны возможности расширения сбыта электроэнергии. Сегодня мы ежедневно экспортируем до трехсот мегаватт в Россию. Вообще же вопрос следует ставить шире. На повестке дня – объединение рынков энергии двух стран. Это позволит нам экспортировать электроэнергию в "третьи страны", может быть, даже и в Европу. Мы вернулись к прежней схеме единой энергосистемы России и Казахстана. В ближайшей перспективе намечается подписание соглашения о создании совместного предприятия на базе экибазстузской ГРЭС-2.

Россия очень заинтересована в связях с предприятиями Казахстана. Например, практически полностью восстановились объемы поставок между металлургами Кустанайской области и российской Магниткой. Это выгодно и Казахстану, и России. Несколько наших крупных фирм ведут переговоры с российской стороной на предмет инвестиционных вложений в российскую промышленность. На очереди – восстановление связей в области производства вооружений и военной техники. Здесь у нас очень большие возможности.

Казахстанская банковская система – лучшая в СНГ. Она соответствует практически всем международным стандартам и требованиям. Это признают и в России, и в Европе. Сегодня наши специалисты, пусть россияне на меня не обижаются, обучают ваших банкиров, как надо работать. Так что казахстанские ноу-хау существуют и, более того, они востребованы.

– Можно ли утверждать, что экономика Казахстана застрахована от негативного влияния таких событий, как, допустим, российский дефолт в 1998 году или азиатский кризис 1999 года?
– В условиях глобализации экономика никакой страны не может быть абсолютно независимой от процессов, тенденций и кризисов мировой экономики. Тем более, если речь идет о таких, экспортирующих сырье, странах, как Казахстан или Россия. Тем не менее, Казахстан в известной мере "застрахован" от такого рода потрясений. Если посмотреть на бюджет, то он разделен на две составляющие – текущий и бюджет развития. В случае каких-то сложностей бюджет развития можно "ужать", но при этом основной бюджет, то есть текущие расходы, сокращаться не будет. Кроме того, в Казахстане в прошлом году учрежден Национальный нефтяной фонд, в котором уже сейчас сосредоточено более полутора миллиардов долларов. Фонд призван выполнять две функции: сберегательную и стабилизационную. Если будет нужно, часть средств из этого фонда может пойти на финансирование необходимых бюджетных расходов.

– В российской прессе немало материалов о том, что в Казахстане обостряется противостояние между властью и оппозицией, что назрела реформа государственного управления, что власть излишне централизована. Ощущает ли все это правительство в своей повседневной работе?
– Любое правительство должно учитывать интересы всех слоев общества и, естественно, получать сигналы "обратной связи" через критику в парламенте, деятельность оппозиционных партий и движений и соответствующим образом корректировать, пересматривать свои действия. Механизм "обратной связи" в Казахстане действует вполне эффективно. Но лично я убежден, что для того, чтобы наша страна нормально развивалась, нам, прежде всего, необходимы мир и межнациональное согласие. По результатам недавнего социологического опроса, 89 процентов граждан Казахстана абсолютно терпимо относятся к людям других национальностей, другой веры.

– По национальности вы – русский. По должности – чиновник высокого ранга. В Казахстане действует закон "О государственном языке". Недавно состоялось "пробное" заседание правительства, во время которого говорили исключительно по-казахски. Какова в этой связи судьба русских в органах государственного управления Казахстана? Готовы ли они изучить казахский язык в объеме, достаточном, чтобы осуществлять свои служебные полномочия?
– Я родился и вырос в то время, когда язык коренного этноса в Казахстане, мягко говоря, не культивировался. Даже многие ребята-казахи не знали родного языка. Мои же дети теперь изучают казахский язык. Они уже сейчас могут говорить на бытовом уровне по-казахски.

Будем говорить откровенно – расширение сферы применения казахского языка носит объективный характер. Понятно, что русским, живущим в Казахстане, надо изучать язык, причем не только на бытовом уровне, но и на профессиональном. Тем не менее, я не могу сказать, что ощущаю хоть какие-то неудобства от того, что говорю в стенах правительства исключительно на русском. То есть, какой-либо дискриминации ни я, ни другие члены правительства, не говорящие по-казахски, абсолютно не испытывают.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie