Хлебные крошки

Статьи

Николай Кузнецов // <a href=http://www.russpain.com target=_blank> <font color="#990000">Русская Испания</font></a>

"Совсем обиспанился"

Русские бизнесмены на Пиренеях

Ставшие привычными по звучанию из разнокалиберных динамиков зажигательные испано-американские ритмы заставляют плечи испанца ритмично двигаться. А когда эта жаркая музыка не только слышна, да еще и видна на карнавальной сцене в образе гибкой, как язык пламени, озорной девчонки, толпа приходят в движение. Эффект карнавала. Здесь, в Испании, все латиноамериканское зовут именно испано-американским. Ведь Колумб и первые покорители новых заокеанских земель – конкистадоры – были выходцами именно из Испании!

Власть ритмичной мелодии над двигательными рефлексами не очень изучена, но из жизни нам хорошо знакомы непроизвольные притопы и прихлопы стариков, про которые у нас говорят "ноги просятся в пляс". Вчерашние подростки под "крутой рок" ритмично раскачивают головы. А сегодняшние…

На карнавальной сцене красивая 14-летняя Марийка, гибкая, белокурая и голубоглазая. Сегодня, 14 февраля, в день de carnaval, она одета как настоящая Кармен: яркое розовое в крупную белую горошину платье, кудри, алая роза. Она не зря претендует на победу в танцевальном конкурсе карнавала: ей, улыбаясь и пританцовывая, аплодируют все!

– Guapa, guapa! (она прекрасна!) – кричит толпа.

Ее родители ликуют в толпе зрителей, сиянием счастливых глаз озаряя дочь, и без того залитую огнем разноцветных прожекторов. Будто и не было тех тяжких как дурной сон четырех лет, имя которым "адаптация".

В начале 1995 года Валерий, средней руки предприниматель и отец Марийки, не выдержал гнета бандитской "крыши", обильно сдобренного вымогательством налоговых служак, и подался вместе с семьей на поиски счастья и покоя к синему Средиземному морю. Испанию выбрала жена Елена.

Тут подвернулись и опытные знакомые, которые помогли купить за 30 тысяч долларов уютную маленькую квартирку и оформить на этом основании "мультивизу" на всю семью. Стремление освоиться в новой стране было так велико, что взрослые дружно принялись с завидным рвением вбивать в отвердевшие с возрастом лбы совершенно незнакомый язык.

Здесь их поджидала первая серия неожиданностей, если не сказать парадоксов. По прошествии года Валерий, отдававший урокам языка до 12 часов в день, продолжал мучительно подбирать слова, чтобы как можно точнее выразить мысль. Тем временем Елена, чье обучение было многократно прерываемо заботой о семье, особенно о 3-летнем (ныне 7-летнем) Юре, уже через год довольно свободно объяснялась на бытовые темы с продавцами, врачами, учителями Марийки, понимала шутки, шутила сама.

Не знаю, удивит ли Вас, что за тот же год в школьной среде сверстников Марийка научилась говорить так, что ее речь ничем не отличалась от речи коренной испанки: никакого акцента. Заметим, что 10-летняя Марийка занималась изучением языка как такового, лишь эпизодически заглядывая в словарь.

Но самым неожиданным для старательных в учебе родителей стало то, что 7-летний Юра, который вообще никогда не брал в руки учебников, очень плохо говорит… по-русски. То есть по существу его русская речь сводится к тому, что он говорит по-испански, вставляя исковерканные русские слова. Например, фраза "летними вечерами не жарко" звучит у него как "бечера лиетниэ нэ делаиут гориячо". Сначала родителей это забавляло, но теперь они пытаются приучить малыша к языку далекой Родины, но пока тщетно: все мысли шалуна там, со смуглыми мальчишками, среди которых весь окружающий мир имеет только испанские названия. Этот язык для него стал родным!

Совсем не так естественно, как несмышленыш Юра, влилась в новую среду 10-летняя Марийка: las bromas, то есть насмешки преследовали ее в школе на каждом шагу. Она не брала с собой бутерброды, потому что ее бутерброды, как и все ее существо, было "неправильным". Помажет испанская девчонка камень глиной – правильно, а Марийкина булка с гусиным паштетом – неправильно. И затрещин от мальчишек ей доставалось вдвойне.

Это преследование от малолетних потомков дон Жуана, как она поняла позднее, объяснялось не столько русским происхождением, сколько ее классической русской красотой. Ее одноклассницы – упитанные, бесформенные, к тому же низкорослые – по всем статьям проигрывали стройной русской девочке, будто сошедшей с обложки журнала.

– Мама, – жаловалась она дома, поедая русские блинчики с творогом, – они все жирные и неопрятные, от них воняет.

– Не преувеличивай, в России толстых замарашек не меньше, – отвечала ей мама, хотя и сама давно с удивлением заметила, что испанцы в большинстве низкорослые и полные. Красивых женщин она здесь видела не много. Это ее наблюдение нашло подтверждение в популярной газете "El Mundo": "Средний испанец по весу превосходит среднего европейца, хотя по росту заметно отстает. Причина кроется в национальной традиции неумеренно питаться".

Эта испанская традиция оставила неизгладимые морщины на руках Елены. Она бы еще от себя добавила к написанному, что здешняя кухня изобилует жирными продуктами, после которых так немыслимо тяжело мыть тарелки и драить сковородки.

Когда Валерий между уроками языка тщетно метался по офисам в поисках заработка, а Марийка, вернувшись из школы, могла подменить маму около Юры до возвращения отца, Елена шла работать в один из многочисленных и хорошо посещаемых ресторанов, где она нелегально пристроилась мыть посуду. Привезенные из России деньги таяли как русский лед под жарким испанским солнцем, и муж в отчаянии собирался вернуться к прежним трудным заработкам в России. В отличие от несбывшихся испанских доходов российские были живой синицей в руках. Елена скорее чуяла, чем знала, что все наладится. Тяжело дыша от нелегкой работы в жару с руками в горячей воде она вслух говорила себе: "Валера сможет! Он такой!" Что именно сможет Валера и какой именно он, она не поясняла, но от этой фразы становилось легче.

– Esta’s rezando? ("декламируешь?" или " молишься?"), – однажды услышав ее, с кривой ухмылкой сказал толстый, низкий хозяин и сказал: – Могу предложить работу официантки в ночном клубе, там нужны красивые бабы. Получать будешь больше, но работа только ночью.

Елена пожалела, что согласилась. За пять недель работы в прокуренном полутемном ночном клубе ее столько раз сам хозяин пытался "предоставить" похотливым гостям, что она решила уйти. Даже несмотря на заработки около 400 долларов в неделю, что для нелегалки очень неплохо. Один раз она заработала даже очень много… Но превращаться в проститутку не входило в ее планы. Старый хозяин на дешевую и грязную работу в ресторан ее не взял, – место было уже занято.

У Валерия тем временем тоже ничего не клеилось. Он договорился с местной мебельной фабрикой о поставке качественного дуба из России и привез уже первую партию, но только зря потратился:

– Ты представляешь, – возмущенно говорил он жене, не успокоившись даже после теплого вечернего душа, – цена давно оговорена, под контрактом стоят подписи, груз уже доставлен, а этот козел попыхивает сигареткой и снова начинает торговаться! Это черт знает что! Меня предупреждали, что с брехливыми цыганками легче работать, чем с самыми солидными испанцами. Ни одно обещание не выполняется, ни одно!

Еще много подобных возмущений выслушала Елена. Прославившаяся на весь мир испанская необязательность выводила Валерия из себя. Тем же самым – невыполненным обещанием – окончилась и попытка Валерия вывозить из Испании лимоны: в последний момент продавец поменял условия… Между тем, привезенные с собой деньги продолжали таять, а бизнес не получался и новоиспеченный эмигрант решился на отчаянный шаг. Расцеловав перед отъездом в аэропорт жену и детей, которые смотрели на него полными надежд глазами, он сказал:

– Пару-тройку месяцев покручусь там. Может быть, найду зацепку с Испанией, а если нет, то буду вам оттуда деньги высылать и навещать.

– Вот увидишь, у тебя все получится! – продолжала утешать его Елена. Она не просто исполняла долг – морально поддержать мужа, а искренне верила в него. Больше не оставалось во что верить.

И все получилось! Валерий раздобыл у друзей нехитрые шаблоны для изготовления русских матрешек и трафареты для их росписи, попробовал. Получилось.

– Лерик, миленький, они просят, чтобы ты присылал 200 штук каждый месяц, платят по 25 долларов за каждую! Я чуть с ума не сошла! – кричала Елена сквозь всхлипы в трубку, вытирая слезы радости. Дети, Юра и Марийка рвались к телефону сказать папе "приезжай скорее".

– Ну, знаешь ли, Лена, невелика цена этим заказам, – сдерживая вдруг нахлынувшее чувство счастливой находки, ответил Валерий, – это я тебе не понаслышке, а по опыту говорю. Но я попробую.

Снова попробовал, и снова получилось. Веселый разноцветный товар ушел "мигом". Тогда Валерий рассовал все, что надо для начала этого кустарного производства по потертым дорожным сумкам и позвонил в туристическое агентство:

– Как поскорее попасть в Испанию?

– Guapa, guapa! – кричит Юра на своем родном (?) языке, а Марийка зажигательным танцем высекает искры из темпераментных испанцев. Никому из самых-самых врагов наплыва русских в эту страну и в голову не придет, что эта девочка может носить в своем открытом чистом сердце какие-то другие ритмы. И это чистейшая правда. Не "притопы-прихлопы" или "крутой рок" а "salsa" через много лет зарумянит щеки и заставит ожить опущенные плечи бабушки Марийки.

А сегодня, 14 февраля 1999 года, юная русская испанка получила водительские права на управление мотороллером. Папа с мамой купили, – ведь теперь оба они имеют работу. Трудятся без выходных-проходных, обеспечивая работу своей мастерской, а счастливы, – наконец-то они имеют все, чего хотели тогда, четыре года назад: счастливые дети, дом, работа, море, солнце. Одно только Марийке не нравится, – папа стал каким-то уж очень не обязательным. Совсем обиспанился.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie