Хлебные крошки

Статьи

Русский мир
Культура

Петр Донцов, председатель Республиканского Совета Общественного Движения "Русское духовное единство"

Старообрядчество Молдовы

Первые старообрядческие поселения в Бессарабии появились в конце XVII – начале XVIII веков

Трудно переоценить роль и значение православия в становлении, развитии и укреплении Русского государства. Но именно тогда, когда Русская Церковь достигла наибольшего величия и расцвета, в ней произошел раскол, разделивший всех русских людей на две половины.

Это печальное и трагическое событие произошло в царствование Алексея Михайловича и в патриаршество Никона во второй половине XVII века. Реформу задумали царь с патриархом, так как один из них вознамерился стать царём всего православного мира, а второй соответственно вселенским патриархом. Для достижения поставленной цели необходимо было провести исправление богослужебных книг и некоторых обрядов, с тем, чтобы "унифицировать" русское православие с догматикой других православных стран. На тот исторический момент, практически, весь православный мир находился под иноземным игом (османским, польским и др.) и истинное православие у них было утеряно. Основным исполнителем задуманной реформы стал помощник патриарха Никона, Арсений Грек, который воспитание и образование получил у иезуитов, потом перешел в православие, принимал магометанство, а позднее уклонился в католичество.

Главным режиссером раскола и одним из тех, кто активно готовил Поместный Собор 1666 года, был состоящий на службе у папы Римского Паисий Лигарид, прибывший в Москву по подложным грамотам и сумевший войти в доверие к царю. Для придания веса реформам, за вознаграждение, на собор прибыли восточные патриархи Паисий Александрийский и Макарий Антиохийский, позже низложенные со своих престолов собором восточных иерархов.

Реформистская деятельность патриарха Никона встретила сильную оппозицию со стороны видных духовных деятелей того времени: епископа Павла Коломенского, протопопов Аввакума Петрова, Иоанна Неронова, Соловецких затворников и многих других. Миллионы православных не приняли этой реформы, но царь и верхушка духовенства не захотели сойти с этого пути.

Последовали жестокие пытки и репрессии; ревнители древней веры бежали в глухие леса, пещеры, селились на окраинах Российской Империи, но не было нигде им спасения, везде доставала грозная царская рука.

И тогда, в петровские времена, прозвучал по России клич: "За рубеж". И тысячи людей, толпами и в одиночку, целыми деревнями, убегали за тогдашние рубежи России – в Польшу, в Балтийские страны, в Пруссию, Швецию, на тот самый Запад, который они так ненавидели, на Кавказ, в Турцию, в Дунайские княжества, в Австрийские владения и дальше в Маньчжурию, Японию, Америку.

Начался процесс рассеивания русского народа, часть которого вынуждена была покинуть Родину и бродить в течение трех столетий вокруг да около своего отечества. Исторически это была первая и самая многочисленная волна русской эмиграции, хотя ни царские, ни советские историки, к сожалению, об этом не писали.

Первые русские поселения в Прутско-Днестровском междуречье и Подунавье относятся к концу XVII – началу XVIII веков. Первыми поселенцами были русские старообрядцы. В основном это были беглые крестьяне и мещане из внутренних губерний России, которые концентрировались в Бессарабии, Буковине и Добрудже.

Одно из наиболее ранних письменных свидетельств о проживании старообрядцев на территории Молдовы является: "Сказание о староверцах, живущих в земле Молдавской". В нем повествуется, что в 1742 году, по доносу на соколинских старообрядцев одного чиновника-взяточника, они были вызваны в столицу Молдовы – Яссы, и здесь перед лицом государя и целым собором давали объяснения о себе и о своих верованиях. Их представитель, инок Тихон, свидетельствовал: "Мы пришли в сию Волощину в лето 7232 (т.е. в 1724 г.) во дни господаря Михаила – воеводы всей Молдавии".

В этот же период в низовьях Днестра осели казаки-некрасовцы, бежавшие с Дона от преследования царских и церковных властей. Документальные сведения о поселениях на Днестре встречается у писателя П.Сумарокова, который упоминает старообрядческие слободы Чобручи и Маяк (ныне соответственно в Слободзейском районе Молдавии и Беляевском районе Одесской области Украины.)

Репрессии, против старообрядцев, достигли особенно больших размеров в тридцатых годах XVIII века. Под их влиянием 40.000 "самых домохозяев" под предводительством атамана Некрасова ушли за Дунай, в турецкие пределы, а Петровская десятилетняя инквизиция привела к увеличению потока эмигрантов, в том числе в Бессарабию, Валахию и Молдавию, где колонии эмигрировавших старообрядцев и дали впоследствии основной контингент адептов старообрядческих церковных организации.

На протяжении XVIII-XIX веков, когда Россия, с целью освобождения православных народов вела войны с Турцией, старообрядцы, как липоване, так и некрасовцы не могли остаться нейтральными.

Так, в результате русско-турецкой войны 1787-1791 гг. и подписания Ясского мирного договора, в силу которого к России отходила Очаковская область, (Очаковская область или Дикое поле – это территории между Бугом и Днестром.) возникла необходимость охраны границ Российской империи по черноморскому побережью и Днестру. Сначала эту функцию выполняли казаки Черноморского войска, а после их перевода на Кубань эту роль стала выполнять Екатеринославская конница, которая была сформирована из старообрядцев слобод Очаковской области. В 1796 году указом императора Павла I она была распущена, однако казаки остались проживать в приднестровских сёлах. Одним из таких сёл была станица Чёрная (ныне село Черница Григориопольского района)

Старообрядческие поселения, возникшие на всем пространстве к югу от Карпат в междуречье Прута, Дуная и Днестра, стали центром истинного православия еще в годы оттоманского владычества в крае. Старообрядцы Сорокского, Орхейского и Хотинского краев – поселения: Кунича, Сырково, Фузовка, Грубна, а также селения современной Румынии – Климовцы и Соколинцы – в середине XVIII века замышляли превратить край в своеобразный старообрядческий центр Османской империи

Большой приток старообрядцев отмечается документально после присоединения Бессарабии к России в 1812 году. Особенно переселению части из них из Турецкой Добруджи. Сам факт переселения старообрядцев (казаки-некрасовцы) в Бессарабию, в подданство Российской империи отражает сложную, внутригрупповую дифференциацию – социально-экономическую, политическую и, конечно, конфессиональную.

Среди внешних факторов можно указать на желание царской администрации во второй половине XVIII – первой трети XIX веков, получить максимальное число сторонников своей борьбы с Оттоманской Портой. В контексте такой балканской политики Россия "прощала" своих недавних врагов – некрасовцев, задунайских украинских казаков и т.д., а также широко привлекала представителей балканских народов (болгар, греков, сербов, албанцев и др.) к военному и хозяйственно-культурному освоению Северного Причерноморья.

Но старообрядческие общины Бессарабии пополнялись не только переселенцами из земель подвластных Порте, но и из российских губерний и составляли значительный удельный вес среди местного населения.

Как известно около 180 лет старообрядческая церковь было вдовствующей, так как после раскола у неё не было своего священства.

В записке И.С. Аксакова "О бессарабских раскольниках" документально показана роль Междуречья и иноков Белокриницкого монастыря во главе с Павлом и Алимпием в востановлении собственного священства и епископата. Это состоялось в связи с присоединением к старообрядчеству митрополита Амвросия в 1846 году.

В трехвековой истории старообрядчества Бессарабия сыграла особую роль. Так во время гонений на религию в СССР, в Кишиневе выходил "Старообрядческий месяцеслов"; скрывался от преследований по религиозным мотивам со стороны Советской власти, проводя при этом активную проповедническую деятельность епископ Иннокентий, в Бессарабии и Румынии проживал и работал писатель и просветитель старообрядчества Ф.Е. Мельников; в это же время в Бессарабии неоднократно проходили старообрядческие съезды, в 50-80 годы прошлого века епископ Кишиневский Иосиф являлся одновременно и Одесским, Измаильским и Черновицким; отсюда вышли многие столпы современного старообрядчества: архиепископ Московский и всея Руси Никодим, епископ Кишиневский и всея Молдовы Тимон, ныне действующие епископы: всея Сибири и Дальнего Востока Силуян (бывший настоятель Кишинёвской старообрядческой общины), епископ Кишиневский и всея Молдовы Зосима.

Таким образом, присоединяясь к мнению ныне покойного доктора наук, проректора Молдавского Госуниверситета, старообрядца В.А.Пепеляева, что после пяти духовных центров старообрядчества – Керженца, Стародубья, Ветки, Иргиза и Рогожского кладбища, Прутско-Днестровское междуречье следует назвать шестым духовным центром старообрядчества и истинной православной веры.

В настоящее время в Молдавии существует старообрядческая епархия во главе с преосвященнейшим епископом Кишиневским и всея Молдавии Зосимой. Канонически молдавские старообрядцы подчиняются Московской митрополии. Главой Русской Православной Старообрядческой Церкви является высокопреосвященнейший Алимпий, митрополит Московский и всея Руси.

Старообрядцы компактно проживают в городах – Кишиневе, Тирасполе, Бендеры, Бельцы, Кагул, Орхей, Теленешть, а также в селах: Кунича Сорокского уезда; Покровка Единецкого уезда; Сырков Орхейского уезда; Старая Добруджа, Егоровка, Валя Рэдоайей, Новая Грубна и Сакаровка Бельцкого уезда, кроме того старообрядческие семьи или группы семей проживают и в других населенных пунктах, как правого так и левого берега Днестра.

Все вышеперечисленные населенные пункты имеют юридически оформленные общины и приходы. Каждый приход имеет свою церковь, построенную, как правило, в древнерусском стиле. В селе Кунича, кроме церкви, еще имеется православный старообрядческий женский монастырь, который как и здание церкви имеет 300-летнию историю и начинался как скит и первые монахини жили и молились в земляных пещерах.

Распад Советского Союза, а затем кровавый конфликт на Днестре больно ударил и по старообрядцам. Однако вновь возникшие границы не разъединили их. Как подчинялись Тираспольский и Бендерский приходы Кишиневскому епископу, так и подчиняются теперь.

Старообрядцы считают Молдавию своей маленькой Родиной, делали и делают все возможное для ее развития и процветания, не прерывая духовных, культурных, экономических и иных связей со своей исторической Родиной – Россией.

Основной задачей сегодня является содействие упрочению староверия в его новых условиях и развитие церковной и приходской жизни. Важнейшим элементом данной задачи является воспитание и образование детей. Старообрядческое образование всех уровней должно быть традиционным, национальным, духовным; должно включать в рамки народного образования те особенности религиозно-национального быта, которые всегда отличают староверов, как людей глубоко проникнутых началами русской народности, рассудительных и мудрых. Глубокое и всестороннее образование позволит развить и укрепить старообрядчество и полнее раскрыть его внутреннюю притягательность.

Для решения данной задачи также необходимо сохранение языка веры и богослужения – то есть языка церковнославянского, который всегда для старообрядчества был и остается языком конфессиональной самоидентификации. Для этого необходимо организовать школы повышения квалификации учителей русского языка, обучение церковнославянскому языку для всех желающих с привлечением в качестве преподавателей ученых.

Создание музея старообрядчества и центра по исследованию феномена старообрядчества, позволило бы передать накопленные знания последующим поколениям.

В заключении хотелось был сказать, что русское старообрядчество – это удивительное и ни с чем не сравнимое явление русской социальной и религиозной жизни, возникшее на почве протеста против самодержавно-крепостнического гнета. Его сущностью является принципиальный традиционализм. И благодаря этому мы в XXI веке можем увидеть и услышать то, что у большинства русского народа безвозвратно потеряно.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie