Хлебные крошки

Статьи

Великая геополитическая игра
Политика
Россия

Джордж Фридман

Стратегия России

Россия проделала долгий путь с того места, куда привёл её Ельцин

Распад Советского Союза в 1991 году повернул вспять процесс, начавшийся с возникновения Российской империи в 17 веке. К тому моменту он включал четыре основные территории: Восточную Европу, Центральную Азию, Кавказ и Сибирь. Блок Санкт-Петербург-Москва был его основой, а Россия, Белоруссия и Украина —  центром тяжести. Границы всегда были динамичными, в основном в плане их расширения, но иногда и договорными в зависимости от международной обстановки. Наибольшая широта границ была достигнута с 1945 по 1989 годы, когда Союз распространился до Центральной Германии, держа под контролем земли, захваченные во время II Мировой Войны. Российская империя никогда не была в состоянии мира. Как и у многих империй, у нее всегда были регионы, оказывающие сопротивление (порой жестокое), регионы, которые жаждали забрать себе пограничные державы, а также регионы в других странах, которые желала присоединить к себе Россия.

Российская империя разрушила стереотип, что политическая и военная власть зиждется на сильной экономике: она никогда не была благополучной, но почти всегда — мощной. Русские победили Наполеона и Гитлера и выстояли против гораздо более богатых американцев в течение более чем четырех десятилетий "Холодной Войны", несмотря на менее развитую и менее прогрессивную экономику. Ее экономическая слабость, конечно же, подрывала ее военную мощь в разы, но чтобы понять Россию, важно начать с понимания того, что соотношение между военной и экономической мощью не так-то просто.

Экономика и Безопасность

Существует множество причин российской экономической дисфункции, но первое объяснение, если не полное, это география и транспортировка. Русские и украинцы имеют одни из лучших сельскохозяйственных угодий в мире, сопоставимые с американскими угодьями среднего Запада. Разница в транспортировке, возможности доставить урожай в остальные регионы империи и ее отдаленные населенные пункты. В то время как у Соединенных Штатов есть система Миссисипи-Миссури-реки Огайо, которая объединяет район между Скалистых гор и Аппалачей, российские реки не обеспечивают комплексной инфраструктуры России, и, учитывая расстояния и отсутствие альтернативных видов транспорта, российские железные дороги никогда не были в состоянии поддерживать бесперебойную транспортировку основных сельскохозяйственных продуктов.

Это не значит, что в экономике империи не было интеграции, и что это не служило связующим ее фактором. Но надо сказать, что отсутствие экономической интеграции, и слабость сельскохозяйственных перевозок, в частности, резко ограничили процветание Российской империи и Советского Союза. В то же время, относительно слабое развитие империи и Союза не позволяли им успешно конкурировать с Западной Европой. Таким образом, была экономическая мотивация для составных частей империи и Союза интегрироваться друг с другом. Для народов на более низком уровне развития существовали все условия для успешной совместной деятельности.

Экономика была одним из факторов, которые связали воедино Российскую империю и Советский Союз. Еще одним фактором был военный аппарат и службы безопасности. Российский аппарат безопасности, в частности, сыграл значительную роль в укреплении в начале империи, а потом и Союза; во многих отношениях, он был самой современной и эффективной организацией. Даже если у республик и возникало искушение покинуть империю или Союз, оно душилось на корню внутренними силами безопасности, которые выявляли и уничтожали оппозицию в самом зародыше. Можно сформулировать это так: армия создала империю. Экономические факторы были слабы для того, чтобы удержать ее вместе, а аппарат безопасности был мощной силой. Чтобы выжить, империи и Союзу пришлось организовать экономические отношения таким образом, что некоторые регионы были поставлены в невыгодное положение, а другие — в преимущественное. Это возможно, только если государство достаточно мощно, чтобы навязать такую реальность. Поскольку само государство было ограничено в большинстве аспектов, аппарат безопасности заменил его. Когда аппарат безопасности терпел неудачу, как это было в конце I Мировой Войны или в 1989-1991 гг., режим не мог выжить. Когда ему всё удавалось, государство оставалось целостным.

За экономической силой Российской империи и ее силами безопасности стояла всеобъемлющая идеология: Русская Православная церковь, которая предоставляла четкое обоснование системы. Аппарат государственной безопасности работал вместе с церковью и против мятежных элементов из других религий империи. В Советском Союзе религиозная идеология была дополнена светской идеологией марксизма-ленинизма. Советский Союз использовал свой аппарат безопасности, чтобы провести преобразования в экономике и чтобы подавить оппозицию в качестве цены такого преобразования. В некотором смысле, марксизм-ленинизм был более эффективной идеологией, поскольку русское православие создавало религиозные различия, в то время как марксизм-ленинизм был враждебен ко всем религиям и, по крайней мере, теоретически безразличен к этносам и нациям.

Падение Советского Союза в действительности началось с кризиса в экономике, который привел к кризису в силах безопасности, КГБ. Это был Юрий Андропов, глава КГБ, кто первым начал понимать, что экономика Советского Союза стоит на грани краха, благодаря росту коррупции в годы правления Брежнева и стоимости расходов на оборону. КГБ понял две вещи. Первое это то, что Россия должна заняться реструктуризацией ("Перестройка"), иначе ей не выжить. Во-вторых, традиционной замкнутости Советского Союза должен был быть положен конец, и Советский Союз должен открыться для западных технологий и методов ("Гласность"). Советский лидер Михаил Горбачев был реформатором, но он был коммунистом, и пытался реформировать систему, сохранив партию. Он исходил из модели КГБ. Он и Андропов поставили на то, что Советский Союз может выжить и открыться для Запада, не развалившись, и что он может торговать геополитическими интересами, как, например, доминированием в Восточной Европе, в экономических целях, сохранив Советский Союз. Они проиграли.

Крах СССР

1990-е годы были катастрофическим периодом для бывшего Советского Союза. За исключением нескольких регионов, крах Советского государства и аппарата безопасности привели к хаосу, а приватизация превратилась в грабеж. Не удивительно, что самая сложная и хорошо организованная часть советского аппарата, КГБ, сыграла важную роль в клептократии и сохранила больше, чем другие учреждения, а именно  свою институциональную идентичность. С течением времени, ее контроль над экономикой неофициально возродился, пока один из ее представителей, Владимир Путин, не встал во главе государства.

Путин придерживался трех принципов. Во-первых, система безопасности — это сердце государства. Во-вторых, Москва — это сердце России. В-третьих, Россия — это сердце бывшего Советского Союза. Эти принципы возникли не вдруг. Власть КГБ, переименованного в ФСБ и СВР, медленно перешла от системы неформального доминирования через клептократию к более систематическому господству служб безопасности над государственным аппаратом, восстановив старую модель. Путин взял под контроль региональные власти путем назначения губернаторов и контроль над компаниями за пределами Москвы. Самое главное, он осторожно вернул Россию на первое место среди равных на территории бывшего Советского Союза.

Путин пришел к власти на фоне войны в Косово. Россия настаивала на том, что Запад не должен вступать в войну с Сербией, тем, что осталось от бывшей Югославии. Россию проигнорировали, и ее бессилие оскорбило президента Бориса Ельцина. Но затем случилась Оранжевая Революция в Украине, и именно она убедила Путина, что Соединенные Штаты намереваются сломать Россию, если во главе ее будет стоять такой человек, как Ельцин. Украина экономически и географически имела важное значение для национальной безопасности России, и Путин увидел попытку создать прозападное правительство, которое хотело присоединиться к НАТО, в то время как Вашингтон, с помощью финансируемых ЦРУ неправительственных организаций, подталкивал страну к смене режима, пытаясь навсегда ослабить Россию. Когда Оранжевая Революция удалось, Путин перешел к исправлению ситуации.

Первым шагом стало четко обозначить, что Россия обрела значительную часть своей прежней силы и готова ее использовать. Второй шаг должен был показать, что американские гарантии были пустыми обещаниями. Российско-грузинская Война 2008 года была уроком для всех. Россияне провели наступательную операцию, и американцы, увязшие в Ираке и Афганистане, не смогли ответить. Урок не только для Грузии, которая, как и Украина, желала членства в НАТО. Это было показательно также и для Украины, и для всех других странах бывшего Советского Союза, продемонстрировав, что Россия снова планирует быть сердцем Евразии. Действительно, одним из последних проектов Путина является Евразийский Союз, который свяжет Россию, Казахстан и Белоруссию, большую экономическую и военную часть бывшего Советского Союза. Добавьте к этому Украину, и бывший Советский Союз практически возрожден.

Возрождение Союза

Для России воссоздание Союза — стратегическая необходимость. Как Путин выразился, падение Советского Союза было геополитической катастрофой. Россия нуждается в экономической интеграции, особенно в условиях новой экономической стратегии пост-советской России, которая является экспортером сырья и особенно энергоносителей. Интеграция с другими государствами, такими, как Казахстан в энергетике, и Украина в зерне, обеспечивает Москве поддержку в остальной части мира, особенно в Европе. Что важно, она обеспечивает стратегическую значительность. Остальной мир знает, что внезапное возрождение России немыслимо. А русские могут себе это представить. Они помнят, что Германия в 1932 году была нищей и слабой, а к 1938 году стала чрезвычайно мощной. Шесть лет — это не очень долго, и, хотя такое развитие событий сейчас маловероятно, с российской точки зрения, его стоит принимать всерьез в долгосрочной перспективе — планировать худшее, надеясь на лучшее.

Поэтому главным в стратегии России, после возрождения государственной власти в России, является создание системы взаимоотношений в рамках бывшего Советского Союза, которые будут обеспечивать экономические равноправие и стратегическую глубину, но не взвалят на Россию непосильное обязательство гарантировать внутреннюю политику других наций. В отличие от Российской империи или Советского Союза, стратегия Путина подразумевает использование отношений строго на взаимной основе, не принимая на себя ответственность за другие нации.

Для достижения этой цели военное вмешательство США в Ирак и Афганистан подходят как нельзя лучше. До событий 11 сентября Соединенные Штаты принимали активное участие в отделении бывших советских республик, таких как страны Балтии, и их интеграции в западную систему. После 11 сентября США стали одержимы войной джихада, что дало России возможность стабилизировать ситуацию и увеличить свое региональное влияние.

Когда Соединенные Штаты выйдут из Афганистана, России стоит обеспокоиться тем, что Вашингтон сконцентрирует свое внимание на Китае и более пристально взглянет на Россию. Скорейшее сворачивание этих военных операций не в интересах России. Таким образом, одной из задач российской внешней стратегии является повышение вероятности дальнейшей одержимости США Ираном. В настоящее время, например, Россия и Иран являются единственными крупными странами, поддерживающими режим президента Сирии Башара Аль-Асада. России нужна про-Иранская Сирия, не потому, что это в долгосрочных интересах Москвы, а потому, что в краткосрочной перспективе, все, что поглощает внимание США, избавляет от их возможного давления на Россию, и дает больше времени для реорганизации бывшего Советского Союза.

Кризис в Европе также выгоден для России. Беспокойство Германии насчет Европейского Союза еще не дозрело до распада, и может никогда и не дозреть. Однако тревоги Германии означают, что она ищет других партнеров, с одной стороны, чтобы ослабить напряжение внутри Германии, и с другой стороны, чтобы была альтернатива. Германия зависит от российских энергетических поставок, и, хотя зависимость эта может снизиться в ближайшие годы, Россия имеет дело с ближайшим будущим. Германия ищет других потенциальных экономических партнеров и, что особенно важно в то время, когда Европа переживает тяжелые времена, Германия не хочет быть вовлеченной в американские попытки перекроить границы РФ. Противоракетная система обороны является не настолько значительной, в том смысле, что это не угрожает России, но американское присутствие в регионе вызывает тревогу в Москве. Осознание Германией того, что Соединенные Штаты являются дестабилизирующей силой, станет значительным достижением для России.

Другие вопросы — лишь сопутствующие. У Китая и России есть проблемы, но Китай не может представлять значительную угрозу для основных интересов России, если только он не решит вторгнуться в морское пространство России, но этого не произойдёт. Конечно, существуют экономические и политические вопросы, но Китай не является первоочередной российской стратегической задачей.

Основным стратегическим интересом для России является стать доминантой бывшего Советского Союза, но не становится при этом его покровителем. Ключевым недостающим звеном является Украина, и длинная, сложная политическая и экономическая игра продолжается. Вторая игра ведётся в Центральной Азии, где Россия последовательно отстаивает свою мощь. Третья — в странах Балтии, где она пока еще не начала действовать. И бесконечный конфликт на Северном Кавказе, который открывает двери для восстановления российской власти на юге. Внешняя политика России строится вокруг возможности выиграть время для того, чтобы завершить ее эволюцию.

Для этого русским необходимо, чтобы внимание США было отвлечено, и стратегия Российской Федерации на Ближнем Востоке служит именно этой цели. Вторая часть — это обеспечить безопасность Запада, вовлекая Германию во взаимовыгодные экономические отношения, при этом не создавая повода для серьезного сопротивления в Польше или американского присутствия там. Можно ли этого достигнуть, зависит как от Ирана, так и от России.

Россия проделала долгий путь с того места, куда привёл её Ельцин. Силы безопасности — вновь сердце государства. Москва доминирует в России. Россия движется к доминированию над бывшим Советским Союзом. Внимание её основного соперника, США, отвлечено, а Европа слабая и разобщенная. Конечно, Россия является экономически неблагополучной, но это длится уже веками и не означает, что она всегда будет слабой. На данный момент Россия являет  собой потенциал утвердиться на территории, как она его называет, ближнего зарубежья, или бывшего Советского Союза. Зайдя так далеко, она не пытается решить неразрешимые проблемы.


'Stratfor Global Intelligence', США

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie