Хлебные крошки

Статьи

Русская Украина
Политика

Леонид Грач, Председатель Всеукраинского общественного объединения <a href= http://www.edinenie.kiev.ua/ target=_blank> <font color="#990000">"Наследники Богдана Хмельницкого"</font></a>, депутат Украины

Стратегия Украины – евразийский выбор

За политический союз Украины и России выступают 65 % населения республики

Если посмотреть на отношения Украины, США и Европы всесторонне, то, во-первых, желание присоединиться напрямую к евроатлантическим структурам нереально, а, во-вторых, – если бы оно даже было реально, такое присоединение кроме вреда ничего не принесет. Стратегическая интеграция с Россией будет намного больше соответствовать национальным интересам Украины. У нас общие духовные корни, менталитет, православная вера, язык. Российская и украинская экономики были созданы на принципах взаимодополняемости, и функционировали в таком режиме многие десятилетия. Общность связей, традиций, а также конкретные прагматические соображения заставляют нас искать формы интеграции в новых условиях. Такой формой может стать Евразийский Союз, где Украина, не поступаясь своим независимым статусом, приобретет несомненные преимущества как в политике, так и в экономике. Сегодня Украина колеблется между тремя стратегическими векторами: Российским, Американским и Европейским, причем два последних объединяют в одно название – евроатлантический курс.

На самом деле Европа и США – два абсолютно разных геополитических субъекта, жестко конкурирующих между собой. Было бы явно непродуманно утверждать, что исход этого соперничества предрешен. Сегодня США – единственная сверхдержава, но не единственная держава. В результате экономического бума 1990-х годов США увеличили свою долю в мировой экономике до 30 %. Это очень много. Но по более адекватному показателю – паритету покупательной способности – цифра уже не столь впечатляющая – 21 %. История знает страны, замечает в этой связи российский политолог Вячеслав Никонов, удельный вес которых был еще выше. В средине XVIII века 32,8 % мирового производства приходилось на Китай, а 24,5 % – на Индию. В 1880 г. лидировала Великобритания, а США вырвались на первое место к 1900 - 23,6 %. Пика экономической мощи относительно других стран (до 40 %) Соединенные Штаты достигли к концу Второй мировой войны.

Сейчас помимо Америки в мире есть и другие крупные игроки. После расширения в отрыв от США уйдет Евросоюз. Втрое за последние 20 лет вырос ВВП Китая. Он продолжает расти темпами по 8-10 % ежегодно. Начинает подниматься Россия. Военная машина США обладает колоссальной ударной силой и точностью. Но американские сухопутные силы, имея 1,384 млн. человек, уступают китайским – 2,470, совокупным европейским и ненамного опережают индийские – 1,303, северокорейские – 1,082 и российские – 1,004 млн.чел. А с точки зрения ядерного компонента США, по крайней мере, количественно, отстают от России. Нельзя также исключать, что планы европейцев в области безопасности и обороны могут вылиться во что-то серьезное.

В свете возвращения главного движителя Евросоюза – Германии – на международную военную арену (в Косово и Афганистане) это вполне вероятно. Кстати, Германия и Франция недавно предложили партнерам по ЕС создать "Европейский союз обороны и безопасности". Где же тогда останется место для НАТО, в которое так стремятся иные украинские политики? И вообще возникает интересный вопрос: как Украина должна стать оставляющей частью тех же НАТО, ЕС и при этом не выступать на стороне одного из глобальных соперников? Приверженцы евроатлантизма этого не объясняют.

Между тем, те, кто уже оказался там или находится рядом, начинают маяться. К примеру, на днях, как сообщает британская газета "Гардиан", представитель правительства Чехии пожаловался, что восемь стран, которым предстоит вступать в ЕС в 2004 г., находятся под невыносимым давлением со стороны Брюсселя и Берлина, что их подталкивают в иракском вопросе к франко-германскому альянсу. Он говорит: "Последние десять лет мы провели, пытаясь вступить и в ЕС, и в НАТО. И то и другое – жизненно важно для нас. Однако американцы оказывают давление, чтобы мы выбрали одно, а немцы – другое". Ему вторит Иржи Пехе, чешский политолог и бывший помощник Вацлава Гавела: "Вся Центральная Европа – между молотом и наковальней. Что бы мы не сделали, мы предаем либо Францию и Германию, либо США". Евразийство же, которое мы отстаиваем, напротив, четко формулирует, что Россия является главным стратегическим союзником и партнером Украины во всех областях и в то же время предлагает свою систему взаимоотношений с другими странами и блоками.

Выше упоминалось о трех геоэкономических зонах. Нам нужно создавать вместе с Россией и другими странами СНГ четвертую – евразийскую экономическую зону. История дает нам еще один шанс, и если мы сумеем это сделать, последовательно развивая создание единого таможенного союза, а также ЕврАзЭС, то вся картина мира изменится. Чем шире будет евразийская экономическая зона, тем более это будет выгодно в перспективе, несмотря на временные издержки, которые могут возникнуть для некоторых стран СНГ. Далее необходимо, опять же совместно с Россией, выстроить адекватную систему взаимоотношений с Евросоюзом.

Наши цивилизации различны. Россия и Украина принадлежат к евроазиатскому или православному типу цивилизации, со свойственными ценностными жизненными ориентирами и установками. Нравственные, духовные, коллективистские начала, заложенные в ментальности восточных славян, и проживающих веками вместе с нами тюркских и других народов, всегда были прямо противоположны западноевропейскому рационализму, механицистскому взгляду на мир и индивидуализму протестантского типа. Но различия цивилизационного плана совсем не означают, что мы не должны иметь с Европой взаимовыгодных и партнерских взаимоотношений. Мы нуждаемся в европейских высоких технологиях и инвестициях, и в свою очередь нам есть что им предложить. Однако, еще раз повторюсь, если мы будем развивать украинско-европейское сотрудничество вместе с Россией, – это будет гораздо более эффективно, нежели действия в одиночку.

Особняком находятся отношения с США. Геополитические стратеги Вашингтона рассматривают Украину как элемент противовеса России. Для этого они поддерживают национал-радикальные политические круги, главным отличительным признаком которых является русофобия. Этим Америка стремится решить для себя сразу два стратегических вопроса: воспрепятствовать интеграции с Россией и максимально ослабить позиции Евросоюза.

В американской геополитической школе есть такой классик – Альфред Мэхэн. Еще на рубеже XIX-го – XX-го веков он развил теорию о широтной экспансии, суть которой заключается в окружении евразийского континентального пространства, создании конфликтных зон и очагов нестабильности. Он считал "Морскую силу", новое воплощение которой в конце XIX века увидел в растущих Соединенных Штатах, особым типом цивилизации – наилучшим и наиболее эффективным, а потому предназначенным к мировому господству.

Нынешняя политика атлантизма является прямым продолжением этой теории и в этом контексте несет угрозу национальным интересам Украины. Нормальный диалог с США возможен в том случае, если они откажутся от такой политики и ограничатся интересами на своем геополитическом пространстве, в Западном полушарии.

Украина и ЕврАзЭс

Ключевым звеном нашего продвижения в Евразию является вхождение в ЕврАзЭс. Особо продвинутые украинские "атлантисты" постоянно обращаются к надуманным и фальшивым аргументам, стремясь доказать нецелесообразность вступления Украины в ЕврАзЭс. В этой связи необходимо прояснить следующее. Владимир Путин неоднократно говорил, что в случае вступления в Сообщество Украина получит огромные преимущества. В частности, Россия не будет взимать НДС с экспортируемой нефти, в результате чего украинский ВВП увеличится на 1,5 % (сумма налога на добавленную стоимость возрастет на 400-500 млн. долларов). Кроме того, Москва в таком случае прекратит антидемпинговые расследования процедур ограничения для украинских товаров. У нас упрямятся и говорят, что открытость украинского рынка может подорвать отечественную экономику вследствие понятной разницы тарифов за газ.

Но в связи с этим возникает серьезный вопрос, о котором "атлантисты" предпочитают не говорить. Общеизвестно, что энергоемкость украинской продукции в 6 раз выше, чем в среднем по странам ЕС. Если "атлантисты" считают, что российские товары в случае снятия таможенных барьеров через разницу в оплате за газ "задавят" украинскую продукцию, как они собираются конкурировать на рынках Евросоюза? Следует также учесть, что законченная и сложная продукция в украинском экспорте в ЕС составит только 6-8% с тенденцией к дальнейшему понижению. Тогда как поставки такой продукции на рынки ЕврАзЭс (а дальнейшем следует предполагать появления рынка Шанхайской организации сотрудничества с его практически неограниченными возможностями) можно беспрепятственно наращивать, в том числе и путем создания совместных производств в области машино- и приборостроения, в аэрокосмической и оборонной отраслях.

Еще один аргумент киевских "атлантистов" против участия в ЕврАзЭс сводится к тому, что вхождение в сообщество помешает вступлению в ВТО. При этом "забывают", что Кыргызстан, к примеру, одновременно является членом ЕврАзЭс, ВТО и одним из учредителей ШОС. Президент Аскар Акаев в этой связи говорит, что многосторонняя интеграция – это и символ, и веление современности. По его мнению, "наряду с усилиями по созданию общего экономического пространства, установлению единого порядка регулирования внешнеторговой деятельности, формированию единого аграрного рынка, взаимовыгодному решению существующих проблем в топливно-энергетической, транспортно-транзитной и других сферах, на одно из ключевых мест в ЕвроАзЭс выходит согласование позиций государств-членов во взаимоотношениях с Всемирной торговой организацией".

Как видим, речь идет об усилении позиций при вступлении в ВТО – действуя сообща, легче оговорить более выгодные для себя условия вступления в эту организацию, где доминируют промышленно развитые страны. К выше сказанному добавим, что, участвуя в ЕврАзЭс, Кыргызстан в прошлом году увеличил товарооборот с Россией на 43 %, а Украина, оставаясь вне Сообщества, наоборот, потеряла почти 40 % торговли с РФ.

В конце января состоялось открытие Года России в Украине. Если этот год пройдет продуктивно с точки зрения активизации интеграционных процессов между двумя государствами, то можно будет говорить о серьезном прорыве, но для этого нужны действия не только сверху от президентов, правительства, но и снизу – от общества. Ибо общество в большей своей части выступает в поддержку сближения двух стран и народов. Эти настроения до сих пор не были достаточно сфокусированы в широких общественных кругах. Создание Всеукраинского объединения "Наследники Богдана Хмельницкого" как раз и является аккумулированием пророссийских тенденций и взглядов для более активного их выражения.

В этом смысле очень большое значение имеет вопрос о придании в Украине русскому языку статуса официального. Данный законопроект о существующем изменении Конституции Украины был внесен мною в Верховную Раду Украины в порядке законодательной инициативы. Объединение выступает за вступление Украины в ЕврАзЭс, подключение страны к деятельности Шанхайской организации сотрудничества. Мы за то, что пора определиться: в качестве кого и на каких условиях Украина будет участвовать в созидании Союзного государства по примеру России и Белоруссии. Для достижения этих целей в Украине существует немалый потенциал.

Декабрьский социологический опрос населения Украины, выполненный "Українським демократичним колом", принес весьма впечатляющие результаты. Почти две трети респондентов положительно оценивают Переяславскую Раду, а 59 % отрицательно относятся к распаду СССР. За политический союз Украины и России выступают 65 % респондентов. Тогда как в НАТО стремится только треть опрошенных. 83 % респондентов считают самой крупной личностью в украинской истории Богдана Хмельницкого и положительно оценивают его деятельность. Вторым по значению положительным персонажем истории в глазах украинцев является Петр Первый. Свои симпатии ему отдали две трети опрошенных. Мы считаем, что между восточными славянами и тюркскими народами за многие века совместной жизни и общей истории сложились комплиментарные отношения, и они вместе должны взять на себя ответственность за судьбу постсоветского пространства. Мы также уверены, что существует немало факторов морально-этического и духовного характера, которые сближают Православную цивилизацию с миром ислама, конфуцианством, индо-буддизмом. Отсюда появляются неплохие возможности для того, чтобы со временем появилась консолидированная Евразия, которая будет в состоянии решить проблемы безопасности материка, обеспечить достойную жизнь своим народам, руководствуясь не чужими моделями развития, а исходя из собственных истории, культуры и традиций.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie