Хлебные крошки

Статьи

Исход Востока
Политика
Казахстан

Борис Сысоев

Телевидение Казахстана:

существование в «антиказахском» мире?

Несколько дней назад на сайте «Алтынорда» был опубликован переведённый на русский язык материал казахскоязычной газеты «Халық сөзі» «Когда мы перестанем прикрываться рейтингами и начнем защищать интересы казахских зрителей?». Автор статьи Карлыга Ибрагимова говорит о низких рейтингах казахскоязычных каналов и телепередач, причине этого и мерах, которые необходимы для поднятия рейтингов. Собственно, «у кого что болит, тот о том и говорит», но вот КТО, ЧТО и КАК говорит – вещи немаловажного характера.

Например, информируя о том, что в десятке самых популярных телепередач нет ни одной на казахском языке, К. Ибрагимова делает странный вывод о том, что «похоже, казахи, в нашей стране вообще не смотрят телевизор». Вслед за этим, сетуя на высокие рейтинги телепередач на русском языке, она говорит уже, что «ценности государствообразующего народа остаются недооцененными». Правда, не совсем понятно, то ли телепередачи на казахском сами по себе априори являются «ценностями государствообразующего народа», то ли они выступают единственными трансляторами этих ценностей, но и в том, и в другом случае возникает лёгкое недоумение. Да и сама несвязность текста не способствует пониманию того, о чём говорит автор. Спишем это отчасти на издержки перевода.

Глядя на вопиющее неравенство рейтингов, автор сообщает нам, что «уже много лет идут разговоры о том, что некоторые руководители каналов считают необъективными исследования Gallup Media»[1] (возьмём на себя смелость думать, что это – не руководители каналов, входящих в первую десятку рейтинга Gallup Media). Причину она видит в том, что респонденты для Gallup Media были отобраны по результатам переписи 1999 г., когда процентное соотношение казахов и неказахов отличалось от сегодняшнего. Однако, оказывается, что по предложению «некоторых руководителей телеканалов» набор респондентов с начала 2012 г. проводится уже по результатам переписи 2009 г., согласно которому процентная доля казахов увеличилась почти на 15%.

«С повышением процентного соотношения казахских семей повышение рейтингов казахскоязычных программ, казалось бы, должно стать закономерным явлением, – полагает Ибрагимова, – но, согласно итогам исследований за январь и февраль 2012 г., частота смотрения (просмотра? – Б.С.) телеканалов на казахском языке сократилось еще больше?!»

Что полученные данные, по ее мнению, необъективны, автор доказывает нам, ссылаясь тем не менее опять-таки на результаты рейтингов Gallup Media: «…по итогам однодневного исследования Gallup Media рейтинг новостей Национального телеканала «Қазақстан» – 1,8%. Даже те же новости КТК, но на казахском языке – 3,9%. Выпуск «Информбюро» на казахском языке 31-го канала – 7,8%. А выпуск новостей на «1-канал Евразия» в передаче «Время» собрал самое большое количество зрителей – 23,7%». После этого автор приходит к опять же странному заключению: «По этим результатам невольно приходишь к выводу, что все казахи смотрят исключительно программу «Время»».

Продолжая разоблачение Gallup Media, автор пишет: «Зрителей «Қазақша концерта» «31-канала» – 8,9%, в это же время по телеканалу «НТК» транслируется мультсериал «Том и Джерри» на русском языке, где доля зрителей – 26,3%. Не знаем плакать или смеяться, видя такие необъективные показатели. Или нам нужно поверить в то, что все зрители смотрят мультфильмы?»

Все – не все, но многие. Спешу заметить, что мультсериал «Том и Джерри» входит в сокровищницу мировой мультипликации, 13 раз серии номинировались на «Оскар», из них семь раз его получили. Автор этих строк, как и множество его родных, друзей и знакомых, до сих пор с удовольствием смотрит и пересматривает эти мультфильмы вместе со своими детьми и без них. Кроме того, в большинстве серий «Тома и Джерри» вообще не звучит человеческая речь, и мультики понятны любому зрителю, вне зависимости от языковой принадлежности.

Но – вернемся к статье Ибрагимовой. Исчерпав свои аргументы, она многозначительно говорит о том, что «если начать считать все эти несоответствия, то пальцев двух рук не хватит». Вообще, углубляясь в чтение статьи, невольно поражаешься отсутствию причинно-следственной связи в рассуждениях её автора и бескомпромиссно высосанным из пальца выводам, рассыпанным по всему тексту: «Потому что, приглашая на исследование 54% казахских семей, руководство компании приняло во внимание лишь то, что они казахской национальности, но, кажется, не учло того, русскоязычная или казахскоязычная это семья». То есть Ибрагимова не в курсе того, каков процент казахскоговорящих среди респондентов, однако это не мешает ей заявить: «Другими словами не были отобраны казахскоязычные семьи».

Затем она продолжает: «В таких городах, как Алматы, Астана, Павлодар, Петропавловск, с давних времен жители делятся на казахскоязычных и русскоязычных. Русскоязычные, конечно же, предпочитают смотреть всё на русском языке. А как же выглядят предпочтения жителей таких регионов, как Ақтау, Семей, Атырау, Шымкент, Тараз, Кызылорда? Вряд ли все казахи встречают новый день с «Добрым утром», а новости в стране узнают по программе «Время»».

Абсолютно непонятно, то ли Ибрагимова намекает на то, что даже в городах с преимущественно казахским населением были специально отобраны казахи, не владеющие родным языком, то ли что в этих городах вообще не установлены пиплметры[2]? Но вывод её однозначен и бескомпромиссен: «Таким образом, выбор тех, кто смотрит казахскоязычные передачи не учитывается, а мнения тех, кто вместо своего родного языка предпочитает смотреть русскоязычные программы, якобы отражает мнения всего народа».

Далее Ибрагимова сообщает, что вопросы, насколько в ходе исследования учитывалось, каких казахов отбирали – казахскоязычных или русскоязычных, и не потому ли низки рейтинги у казахскоязычных программ, что при выборе респондентов не учли язык, на котором они говорят, были письменно направлены генеральному директору TNS Gallup Media Татьяне Старцевой. «Самое смешное то, что в организации, занимающейся исследованием телевещания на территории Казахстана, мы не нашли ни одного сотрудника, понимающего государственный язык и способного ответить на вопросы нашей редакции, – делится Ибрагимова. – В компанию, где работают одни русскоязычные сотрудники, мы отправили наши вопросы на казахском языке. Но у руководства компании не было намерения отвечать на наши вопросы. Вряд ли падение рейтингов программ на казахском языке будет волновать такое начальство, особенно тогда, когда программы на русском языке дают высокие рейтинги».

То есть, узнав, что в компании Gallup Media нет сотрудников, владеющих казахским языком, Ибрагимова со товарищи отправляет туда письмо именно на казахском языке. Надо полагать, это было сделано, чтобы максимально упростить задачу сотрудникам Gallup Media. А не получив ответа, авторы письма делают вывод, что, конечно, подобную компанию не волнуют программы на казахском языке.

Выдав эту громоздкую подводку, Ибрагимова приступает, собственно, к методам решения столь наболевшей проблемы – получения объективной, с её точки зрения, картины телевизионных предпочтений. Они, по её мнению, заключаются в том, что при отборе респондентов среди казахов необходимо учитывать, русскоязычные они или казахскоязычные. Каким образом это учитывать – не совсем понятно. Судя по тону статьи, автор вообще была бы не против, если бы отбирались исключительно казахскоязычные казахи, «так как выбор русскоязычного респондента может губительно сказаться для программ на казахском языке. Потому что программы с низким рейтингом закрываются».

Ибрагимова развивает свою мысль: «Руководителям телеканалов гораздо проще транслировать готовые передачи на русском языке, которые дают стабильные рейтинги, чем выпускать в эфир казахскоязычные программы, у которых низкие рейтинги. После этого языковая политика государства «50 на 50» для телеканалов теряет какой-либо смысл. Потому что за каждым рейтингом стоят огромные деньги, коммерческий интерес. Так как зрительская аудитория программ на казахском языке небольшая, рекламодатели тоже предлагают рекламу на русском языке. Не считая выгоду от рекламы, продукты на других языках противоречат языковой политике».

Опять же непонятно, что хочет сказать автор. Что руководители телеканалов не соблюдают языковую политику? Не дают телепрограммам на казахском 50 процентов вещания? Где же тогда голос возмущённой казахской общественности, иски в суд, обращения к министру культуры, самому президенту? Любопытно также замечание насчёт рекламы на русском языке. Тут автору статьи явно изменяет чувство меры: я, как зритель русскоязычных программ, постоянно вижу в рекламных блоках ролики на казахском. По логике Ибрагимовой получается, что телеканалы вкупе с рекламодателями действуют себе в убыток. Кто-то может в это поверить?

Завершая свой печальный монолог, Карлыга Ибрагимова в поддержку своих слов приводит высказывания Серика Абыкенова (первый заместитель директора телеканала «Алматы»), Сейтказы Матаева (председатель Союза журналистов Казахстана) и Нуртлеу Имангалиева. Первый в духе логики госпожи Ибрагимовой заявляет: «Мы не доверяем исследованиям компании TNS Gallup Media Asia. Потому что русскоязычные каналы, новости на русском языке всегда впереди. Результат не объективен». Второй в этом же ключе намекает: «Говорят, в Алматинском центре этой компании нет ни одного казаха. Сдается мне, даже в индустриальном комитете экспертов, созданном при компании, нет казахов и знающих казахский язык экспертов», призывая к созданию собственной национальной рейтинговой компании.

Речь же третьего представляет собой бессвязный и оскорбительный для русскоязычных граждан поток сознания: «Наш народ не так уж и горит желанием смотреть программы на русском языке, как нам это пытаются выдать. Многие зрители смотрят программы, свойственные казахскому народу и удовлетворяющие его духовные потребности. К сожалению, эти зрители не респонденты. Их место занимают люди, не понимающие казахский язык. Рейтинги Gallup Media якобы показывают предпочтения всего нашего народа. Руководители Gallup хоть что-то понимают из казахских программ? Сами не зная нашего родного языка, какое они имеют право определять рейтинги казахских программ? Они будут отдавать предпочтение тому, что им ближе. Даже если у них хорошие намерения, они могут ошибаться. Хуже, когда это делается сознательно. Это касается не только руководителей организации, но и русскоязычных респондентов, участвующих в исследовании. Какое они имеют право определять рейтинг казахских программ, если сами русскоговорящие?»

Отказывая русскоязычным согражданам в возможности понимания «духовных потребностей» казахского народа и, по сути, отнимая у них право вообще приближаться к казахским телепередачам, г-н Имангалиев как-то незаметно опускает тот факт, что рейтинги телеканалов определяются не сотрудниками Gallup Media, а респондентами, в чьих домах установлены пиплметры, причём 54% этих респондентов – казахи.

В итоге вместо создания качественного казахскоязычного телевидения и ведения здоровой конкурентной борьбы за зрителя, руководители некоторых телеканалов предпочитают корректировать «необъективные» рейтинги, а то и составлять свои собственные. Ничего, что эти рейтинги далеки от истины, главное – они спасут их телепрограммы от закрытия и дадут солидные дивиденды от рекламодателей, которые будут ориентироваться на эти данные.

По существу, прорецензированная нами статья из «Халық сөзі» ничем особо не выделяется на фоне десятков подобных материалов, регулярно публикуемых казахскоязычной прессой, однако она демонстрирует ту устойчивую и тревожную тенденцию, что складывается в казахскоязычной среде. Читая подобные опусы, невольно приходишь к выводу, что их авторы живут в некоем виртуальном мире, где постоянно нарушаются права казахов, ущемляются их достоинство и честь, попираются их свободы и ценности, создаются преграды для развития и роста национального самосознания - словом, в каком-то антиказахском мире. И эти преграды, оказывается, возводят русские и русскоязычные.

Конечно, ничто не ново под луной, в том числе и желание искать причину своих неудач вовне, а если мы говорим о самоидентификации нации, то для определенной части национальной интеллигенции считается вполне естественным заострять внимание именно на выявлении внешних врагов. Этим, например, вполне успешно занимаются неоконсерваторы в США, часть европейских национальных элит, доля национал-радикалов в России. Но когда большая часть национал-патриотической прослойки подвержена подобным настроениям, это не может не настораживать, особенно, когда факты свидетельствует о тенденциях, прямо противоположных опасениям национал-патриотов.

Ведь игнорируя множество насущных и актуальных вызовов современности и концентрируя внимание на второстепенных вопросах, при этом требуя для решения этих вопросов всяческих преференций во всех сферах социальной и политической жизни, национал-патриоты загоняют страну в цивилизационный тупик, итогом которого может стать превращение Казахстана в копию Северной Кореи со всеми вытекающими отсюда последствиями.

_______

Фото – http://www.createbrand.ru/news/adv/113.html

[1] TNS Gallup Media – ведущая исследовательская компания в области СМИ и рекламы.

[2] Пиплметр (телеметр, ТВ-метр) – специальное устройство, подключаемое к телевизору для регистрации телеканала и фиксации продолжительности просмотра телепередач.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie