Хлебные крошки

Статьи

История
История

Беседовала Татьяна Данилова

Тени забытых побед

Беседа с академиком РАЕН, председателем Российского исторического общества Вадимом Каргаловым

Что мы знаем о Куликовской битве – величайшей победе русских над татаро-монголами? Знания в основном ограничиваются программой средней школы. Был дескать такой великий князь Дмитрий Донской, который 1380 году побил татарского полководца Мамая, и тем самым положил начало освобождению Руси от ненавистного ига. Однако это была не первая победа над татарами на Дмитрия Ивановича. Впервые миф о непобедимости коварных степняков был развеян за два года до грандиозного сражения – победой на реке Воже 11 августа 1378 года. Так что в этом году исполняется ровно 625 лет с того самого дня, когда рати московского князя впервые погнали завоевателей со своей земли.

В связи с этим юбилеем у нас в гостях специалист в области истории Древней Руси, доктор исторических наук, академик РАЕН и председатель Российского исторического общества Вадим Викторович Каргалов, который также известен как писатель, автор нескольких книг о Куликовской битве и сборника "Полководцы Древней Руси".

– К своей победе в Куликовской битве, кстати, крупнейшей битве Средневековья, Русь шла целенаправленно и последовательно. За полтора столетия постоянных конфликтов с ордынскими полководцами наши воеводы превосходно изучили их тактику и особенности ведения боя. На Руси выросли и свои полководцы, главное место среди которых занимает великий князь московский и владимирский Дмитрий Иванович, получивший после этой победы титул Донской. Крепло и множилось в непрерывных боях русское войско, а юный князь приобретал драгоценный опыт. Сам Дмитрий Иванович шел к этой победе больше двадцати лет. Еще в 1361 году одиннадцатилетний князь "собрал силу могучую", как писал летописец, и согнал с великокняжеского стола своего соперника – суздальско-нижегородского князя. И все последующие годы взросление юного князя было связано с перманентными большими и малыми битвами, которых мужал будущий великий полководец.

– Известно, что это были времена Владимирской Руси. И титул владимирского князя считался главным на Руси. Но реально таким центром постепенно становилась Москва, как это удалось молодому московскому князю?

– Еще его дед Иван Данилович Калита заложил две составляющие того, что Москва постепенно превращалась в центр земли Русской: политический и духовный (при нем престол митрополита был перенесен из Владимира в Москву). Дмитрий Иванович дополнил эти две составляющие третей – он превратил Москву в военный центр. Таким центром она стала в 1375 году, когда князь осуществил поход на Тверь. Против своего соперника и еще одного претендента на великокняжеский стол Михаила Тверского. Причем Дмитрию удалось удивительным образом организовать и представить этот поход как общерусский и направленный на защиту православия. С ним вместе выступили под знаменами Москвы 19 русских князей, и местом сбора была тоже Москва. Присоединилась к ним и Новгородская рать, было нетипично для того времени, поскольку Великий Новгород старался сохранять независимость. Военные историки доказали, что для этого похода Дмитрию вовсе не требовалась такая воинская сила. Но поход имел в большей степени политическое значение. Тверской князь, заручившись поддержкой литовского князя Ольгерда, претендовал на власть. А Ольгерд трижды в 1368, 1370 и 1372 годах стоял у стен Кремля, но его белокаменные стены, построенные за год до этого Дмитрием Ивановичем, не дали завоевателям возможности войти в город. Тверской князь также поддерживал отношения с католическим западом, и это обстоятельство дало повод представить поход как акцию в защиту веры. Война с Тверью была своеобразной генеральной репетицией сбора общерусского войска. Именно тогда, по мнению крупнейшего специалиста в области Древней Руси академика Рыбакова, впервые на Руси появились "разрядные книги" – государственные записи назначений воевод, перечень полков для походов, центры сбора ратей.

– Ну а как складывались отношения Дмитрия Ивановича к тому времени с ордынскими вельможами, ведь как известно, в начале 70-х годов ХIV века в Орде произошла так называемая "замятня" – смута, раскол, в результате которой без конца убивали ханов, пока к власти не пришел ханский темник Мамай, который возглавил ту часть Орды, которая базировалась в Крыму и в южных степях Придонья?

– Приятно удивлен вашей компетентностью. С ордынскими правителями князь до поры до времени действовал дипломатично, стараясь сохранить за собой атрибуты верховной власти на Руси – ярлык. Русь ведь по-прежнему оставалась улусом Орды. Но Дмитрий Иванович не сидел сложа руки. Он укреплял Москву, ее авторитет, привлекая под московские знамена князей северных и северо-восточных земель. В летописях сохранились сведения и о трех больших походах князя к южному рубежу. Первый – в 1373 году, когда ордынцы напали на Рязанское княжество. Тогда русские полки стояли на берегу Оки все лето "татар не пустиша". В 1376 году Дмитрий уже сам ходил на ту сторону Оки и в том же году вместе с нижегородскими ратями ходил на Волжскую Булгарию. Казанцы выплатили ему огромный по тем временам выкуп – пять тысяч рублей. Резонанс от этой крупной победы был огромен: ордынцев начали бить на их собственных землях!

– Но и ордынцы, как известно, не оставались в долгу. На каких ошибках учился русский правитель? Какие уроки извлекал?

– Когда 1377 году большое ордынское войско под предводительство Арабшаха двинулось к Нижнему Новгороду, Дмитрий Иванович выступил с московской ратью на помощь своему тестю Дмитрию Константиновичу. Но вышло так, что гонцы принесли ложные вести. Сообщили, что хан ушел за реку Донец. Тогда князь вернулся в Москву. Сын нижегородского князя Иван, оставленный командовать войском, тоже был, по всей видимости, дезинформирован и проводил время в пирах. 2 августа ордынцы неожиданно атаковали русских и наголову разбили. Как сообщает летопись, князь Дмитрий Константинович бежал в родной Суздаль, потому что на реке Пьяне "все его войско разбито было". Поражение выявило недостатки русского войска: слабость сторожевой и разведывательной службы, плохую дисциплину.

– Еще тогда наши любили расслабиться. Кажется, в те времена появилась поговорка "На Пьяне – люди пьяны".

– Да, но когда же уже через год, летом 1378 года Мамай послал на Русь войско мурзы Бегича, грабить Москву, Дмитрий Иванович встретил непрошеных гостей на Рязанской земле, на реке Воже. Летописцы очень скупо сообщают о подробностях этого сражения. Однако можно проследить: именно в этой битве князь опробовал смелый маневр, в котором проявился его полководческий талант. Ордынцы не решались форсировать реку на виду у готового к сражению русского войска, тогда Дмитрий отвел рати от берега. Бегич пошел в расставленную ловушку. В центре стоял великокняжеский полк, по флангам – полки окольничего Тимофея и князя Даниила Пронского. Главной силой русского войска была тяжеловооруженная конница в доспехах с длинными копьями ударного типа. Замысел сработал: натиск легкой вражеской конницы был отбит, затем, воспользовавшись замешательством противника, русские взяли его в кольцо и оттеснили к реке. В этой битве полегло много татарских вельмож, а из русских – только двое. Да, это была первая абсолютно бесспорная и блистательная победа русских, в которой князь продемонстрировал свою политику по отношению к соседям – готовность к защите своих православных союзников от врагов.

– И тогда Куликовская битва стала неизбежной для русских?

– Мамай не мог примириться с поражением. Чтоб удержать власть, ему нужны были победы. Нашим же землям в случае победы Мамая угрожало расчленение, потеря важнейших территорий и низведение до уровня второстепенного удела. Как известно из "Сказания о Мамаевом побоище", ордынский эмир хотел не только принудить Русь к еще большей дани, но и изгнать князей, поселиться в лучших русских городах и жить там. Это была программа оккупации и колонизации русских земель... И князь, конечно же, готовился к подобному повороту событий. До 1380 года князь провел военную реформу, создавая единое общенациональное войско. При Дмитрии Ивановиче увеличилось постоянное ядро русского войска – двор. Оно пополнялось за счет князей, которые переходили на московскую службу. Одним из таких был легендарный князь Волынский Боброк. Нарушилась кастовость организации – в войско получили доступ выходцы из народа, они составляли пешие рати из горожан и крестьян. Особенно важна была тяжелая пехота, выставляемая против легких ордынских конниц. Появились, как я уже говорил, "разрядные книги", которые значительно облегчали возможность проведения общенациональной мобилизации, которая как раз ломала удельные границы.

– А каким было русское войско при Дмитрии Донском?

– Широко известна картина Бубнова "Утро на Куликовом поле". Ее репродукция есть даже в школьном учебнике. Но не такое войско было у великого князя Дмитрия Ивановича! Не рогатины и копья, да простоволосые головы, а меч только у князя. Да и стоят пешие ратники, сгрудившись толпой. Нет… Русь в ХIV веке переживала экономический подъем, и в руках великого князя были сосредоточены значительные ресурсы, чтобы вооружить своих воинов единообразно, в оружие хорошего качества, да и слава русских оружейников распространялась далеко за пределами страны. Самым популярным оружием конницы и пехоты было копье. При Дмитрии Донском получили распространение копья с узколистными наконечниками треугольной формы и длинным крепким древком. Распространены были и метательные копья – сулицы с кинжаловидными наконечниками. На вооружении ополченцев были массивные рогатины с наконечниками лавровидной формы, боевые топоры, секиры, палицы, кинжалы. Основным оружием дружинной конницы был прямой русский меч длиной 120-140 сантиметров с коляще-рубящим клинком. Он был эффективен против рыцарей, но не против легкой конницы. Поэтому против степняков русские воины-всадники применяли сабли. Оружием дальнего боя были луки и стрелы.

В защитном вооружении русское войско превосходило ордынцев. Головы прикрывали шлемы-шишаки с металлическими наушиями и кольчужными бармицами. Грудь в XIV веке прикрывала чaшуйчатая, пластинчатая или наборная броня, комбинированная с кольчугой. Миндалевидные щиты древнерусского войска заменили круглые, треугольные, прямоугольные и сердцевидные... При Дмитрии Донском русский боевой строй стал еще более совершенным. Кроме трех основных полков выделялись еще три: сторожевой, передовой и засадный. Войско Мамая превосходило по численности русское, но не в части вооружения.

– Как известно, войско Мамая говорило на разных языках – там и были генуэзские рыцари, и представители северокавказских народов, и множество других национальностей – в основном наемники. А русское войско было однородным – все говорили на одном языке и поклонялись единому Богу. Однако известно, что на стороне Mамая собирался выступить не только литовский князь Ягайло, но и Олег Рязанский, что вы можете сказать по этому поводу?

– Главной заботой рязанского князя оставалось родное княжество, положение которого было очень трудным. Рязань находилась на границе Руси с Ордой, поэтому ее более других разоряли татарские набеги. Рязани мстили за все, что происходило на Руси неугодное. За время правления Олега татары четыре раза (в 1365, 1373, 1378 и 1379 годах) грабили его земли. Самое печальное, не оставляли Рязань в покое и московские воеводы. Чтобы выжить, Олег Рязанский вынужден был лавировать во враждебном окружении. Когда летом 1380 года Мамай собрал огромные силы для похода на Русь и объявился у границ Рязанского княжества, есть версия, что Олег Иванович вступил с ним в тайные переговоры и обещал воевать на стороне татар. Одновременно рязанский князь вел переговоры о совместных действиях против Москвы с литовским князем Ягайло. Союзники решили разделить Северо-Восточную Русь на две равные части – одна должна была отойти Литве, другая – Рязани. Московское княжество уничтожалось раз и навсегда!

Однако получила распространение и другая версия: что на самом деле план такого союза был тайно выработан совместно Дмитрием Московским и Олегом Рязанским, задумавшими ввести врагов Руси в заблуждение и не дать им вовремя объединиться. Рязанский князь проводил отвлекающий маневр, а Дмитрий Иванович делал вид, что ничего об этом не знает. Если учесть тактику и стратегию великого полководца в Куликовской битве, то вполне возможно, что он также действовал и в дипломатии. Однако известно, что Олег Рязанский предупредил русское воинство о силах татар, но сам столь явно проявлял враждебность в отношении Москвы, что к Дмитрию Ивановичу стали поступать донесения об его измене. Но измены его были столь странны, а наказания за них столь легки, что перед историками уже давно стоит вопрос: а было ли предательство?

– А как вообще Дмитрию Ивановичу удалось довести свое огромное войско – историки писали, что оно было от ста до двухсот тысяч – до места, где именно ему было удобно принять бой, и избежать стычек с врагом где-то на маршруте?

– Не одно столетие вызывает восхищение точный расчет маневра, который предпринял московский князь. Он вел за собой огромные человеческие массы. Он мог выйти раньше или позже, не так точно расcчитать время, скорость, маршрут. Ведь в XIV веке не было, как сейчас говорят, единого информационного пространства. Было просто пространство из лесов, полей, топей, болот. Ориентироваться можно было только на разведку, да скорость гонцов. Стратегическая обстановка создавалась угрожающая. Войска Ягайло подходили к городу Одоеву, от которого до Куликова поля 115 километров. Намерения войска Олега Рязанского были по-прежнему неясны – тем более, что от Рязани было всего порядка 100 километров. Дмитрию надо было преодолеть где-то 125 км от Коломны – места сбора русских ратей до Куликова поля. Но Дмитрий осуществил стремительный марш и разъединил противников. Такой прыти от него не ожидали. Весь переход от Коломны до Дона в 190 километров занял 11 дней. Так русские войска, пройдя между своих потенциальных противников, приближались к Муравскому шляху – месту обычных набегов Орды и впереди лежало Поле Куликово – обширная равнина, прорезанная оврагами и долинами – 8 километров в ширину и 9 в глубину, изрезанное реками и оврагами так, что собственно место для боя не превышало 4-5 километров. В таких условиях обходные маневры татарской конницы были невозможны, так что Дмитрий диктовал Мамаю свои условия боя – непривычные для его традиционной тактики – окружения с помощью легкой конницы. 7 сентября (или 20 сентября по новому стилю) войско Дмитрия Ивановича переправилось через Дон по наплывным мостам из связанных бревен. После переправы мосты были уничтожены. Прикрыв тыл рекой, Дмитрий Иванович применил новаторский для своего времени тактический маневр. К признанию значения реки для прикрытия тыла западноевропейская военная мысль пришла только почти через три столетия, в период Тридцатилетней войны (1618-1648 годов).

– А как дальше развивались события?

– В 10 вечера произвели расстановку полков – сам князь, его брат Владимир Андреевич (после этого боя он войдет в историю под прозвищем Храбрый) и волынский воевода Боброк. Неожиданностью для ордынцев явилось выделение сторожевого полка как особой тактической единицы. Он состоял из легкой конницы и лишал Мамая провести проверенный маневр: выпустить легкую конницу лучников против неподвижного строя противника. Обычно ордынские всадники подскакивали к неподвижному противнику, осыпали его ливнем стрел и вносили замешательство в его ряды. Но на Куликовом поле их должна была встретить легкая конница сторожевого полка. Основная идея построения русских полков на Куликовом поле сводилась к тому, чтобы вынудить ордынцев к невыгодной для них фронтальной атаке, сдержать ее и неожиданным ударом засадного полка решить исход битвы. Всего в русском боевом строю было пять полков: Конный сторожевой под командованием Оболенского князя Семена и Тарусского Ивана, Передовой – им командовали Всеволжские князья Дмитрий и Владимир, он состоял из пеших ратей. Эти полки перекрывали все пространство между долинами рек Нижнего Дубяка и Смолки. Затем шли главные силы русских – "двор", или большой полк – им командовал Тимофей Вельяминов; в одной линии с большим полком стояли конные полки правой и левой руки под командованием литовского князя Андрея Ольгердовича и коломенского тысяцкого Микулы Вельяминова (правый полк), и Ярославского князя Василия и Моложского Федора – левый. Позади под командованием другого Ольгердовича – Дмитрия стоял частный резерв. И, наконец, в Зеленой Дубраве стоял засадный полк под командование Владимира Андреевича и Боброка-Волынца. Он решил в результате исход сражения. На следующий день в праздник Рождества Богородицы 1380 года произошла самая крупная и кровопролитная битва Средневековья.

– Для многих любителей отечественной истории кажется несколько странным поступок князя: когда он переоделся в простые доспехи, а свои, княжеские, отдал оруженосцу, и тот стал легкой добычей для врага, а князь остался жив.

– Но Дмитрий мог, как это сделал Мамай, стать в стороне на недоступном расстоянии и оттуда руководить боем. Он же пошел на передовой рубеж, таким образом, шанс погибнуть у него увеличился во сто крат. Другое дело, почему именно так поступил князь? Скорее всего, он хотел сохранить дух войска. Если погибнет князь, и об этом все узнают, начнется паника. А когда все знают, что князь бьется с ними в одном ряду, то бой будет продолжаться до последнего воина. Потому что последний воин может оказаться князем Земли Русской.

– В последние годы получила распространение сенсационная гипотеза, что не было никакой Куликовской битвы, потому что в земле не было обнаружено ее следов.

– Так рассуждать могут только люди, недостаточно хорошо осведомленные в том, что такое история. Битва была. И есть ее следы.

Две большие армии сражались с шестого часа до девятого, то есть примерно 4 часа – с 11 утра до двух дня, по нашему времени.

Затем князь велел похоронить с почестями всех русских воинов и установил праздновать их память в субботу Дмитровскую "доколе существует Россия". И по сей день Православная церковь отмечает этот день поминовения родных.

Убитых было очень много, и их хоронили 8 дней. Всего в сражении погибло 12 князей и 483 боярина, что составило примерно 60% командного состава русского войска. Сохранились курганы, где погребены русские воины, у села Монастырщина и у других сел Тульской области.

– А какие сохранились исторические памятники?

– Первым памятником героям стала церковь на Куликовом поле, срубленная из могучих дубов Зеленой дубравы. От нее остался только резной иконостас. В 20-х годах XIX века выдающийся русский скульптор Мартос, автор памятника Минину и Пожарскому, предлагал поставить здесь памятник Донскому – сохранился и его проект… Но царские министры его отклонили, в результате в 1850 году был поставлен 28-метровый чугунный столб архитектора Брюллова. В начале ХХ века другой известный архитектор Алексей Щусев создал проект храма-памятника в память о героях. В Москве была возведена церковь Всех Святых на Кулишках – правда, тогда она была деревянная. Но главный, на мой взгляд, памятник, должен быть в сердце каждого русского человека. Надо помнить о своем родстве и им гордиться.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie