Хлебные крошки

Статьи

Россия
Политика

Борис Михайлов

Теракт в Грозном: тревожный знак возрастания террористической угрозы

Российскому обществу еще видимо предстоит осознать все далеко идущие последствия случившегося

Предновогодний теракт в центре Грозного, разрушивший Дом правительства Чеченской республики, произвел тяжелое впечатление на российскую общественность. "Пауза", взятая террористами в России после октябрьской трагедии "Норд-Оста", увы, оказалась недолгой. События в Грозном в определенной степени явились знаковыми и стали свидетельством изменения самого характера чеченского конфликта. Населению Чечни, как и всему российскому обществу, еще видимо предстоит осознать все далеко идущие последствия случившегося 27 декабря 2002 года.

Сам способ совершения теракта с использованием груженных взрывчаткой автомобилей, за рулем которых сидели самоубийцы-"шахиды", является тревожным знаком появления на чеченской арене террористов-смертников как массового явления. Причем "шахидство" явно привнесено в Чечню извне, с арабского Ближнего Востока, поскольку для чеченского общества в подобном "формате" оно никогда не было характерным.

Взрыв Дома правительства в Грозном почти как две капли воды напоминает теракты, проведенные террористами "Хезболлы" 23 октября 1983 г. в Ливане одновременно против баз морских пехотинцев США и французских парашютистов, входивших в состав международных миротворческих сил. Тогда террористы-"камикадзе", сидевшие за рулями двух большегрузных "Мерседесов" с 300-килограммовыми кумулятивными зарядами в кузовах сумели протаранить многоуровневую систему защиты и взорвать свои бомбы. В результате под руинами погибли 245 американских и 62 французских военнослужащих.

В первую Чеченскую кампанию 1994-1996 гг. террористов-самоубийц вообще не было. Они начали появляться в ходе второй кампании, в которой главенствующую роль в руководстве боевыми формированиями сепаратистов стали играть "черный араб" Хаттаб и другие "импортные моджахеды", прошедшие "школу" Афганистана, израильско-палестинского конфликта и пр. Один из первых самоубийственных терактов совершила в Алхан-Юрте в 2000 г. тетя будущего "героя" трагедии на Дубровке Хава Бараева, направившая автомобиль с взрывчаткой на базу омоновцев из Омска. Затем были и другие вплоть до женщин-"шахидок" на "Норд-Осте", не успевших правда привести в действие свои смертоносные пояса.

Теракт против резиденции чеченского правительства в Грозном показывает, что в лагере сил, противостоящих федеральной власти в Чечне, национал-сепаратистские идеи все активнее заменяются идеологией фанатизма и слепой ненависти к "врагам ислама" под лозунгами "жертвенной борьбы за торжество истинной мусульманской веры во всем мире". Это отражается и в изменениях в структуре руководства боевиков, где "непримиримые" ваххабиты и арабы-наемники во главе с Абу Аль-Валидом и Басаевым играют ныне главную скрипку, оттеснив Масхадова и прочих на третьестепенные позиции. Об "интернациональном" характере данной идеологии свидетельствует и раскрытие французскими спецслужбами в канун 2003 г. заговора местных исламистов алжирского и марокканского происхождения, намеревавшихся взорвать российское посольство в Париже в отместку за смерть "шахидов" Бараева.

Носителями и адептами этой нигилистической идеологии, замешанной на псевдорелигиозном фанатизме, ненависти и презрении к человеческой жизни, становится немалое число молодых чеченцев-представителей "военного поколения", в том числе женщин и девушек. Но ростки ее, к сожалению, пробиваются уже и в других республиках и регионах РФ: Дагестане, Карачаево-Черкессии, Адыгее, Татарстане и т.д.

Теракт против Дома Правительства ЧР имеет особый характер еще и потому, что он был, как и теракт против РОВД Заводского района в Грозном в октябре 2002 г., направлен против т.н. "промосковских" чеченцев, а не федеральных сил. Дом Правительства ЧР с его большим российским двуглавым орлом на фасаде был символом власти сторонников сохранения Чечни в составе России. При взрыве погибли и пострадали в подавляющем большинстве чеченцы – чиновники и другие сотрудники правительства. Среди них было немало известных в республике людей. Не исключено, что это приведет еще к более глубокому расколу чеченского общества, межтейповым конфликтам и обострению фактора кровной мести, что явно не пойдет на пользу стабилизации обстановки в республике.

Трагедия в Грозном кроме всего прочего ударила и по надеждам на скорое завершение антитеррористической операции в Чечне и восстановление мирной жизни. Растущая "интернационализация" чеченского конфликта, не только за счет притока в республику арабских и прочих "моджахедов-интернационалистов", но и финансовых средств, усердно собираемых радикальными исламистами по всему мусульманскому миру, способствует его переходу в затяжную фазу.

Однако призывы некоторых российских политиков к ужесточению репрессий, вводу в Чечню дополнительных войск, "прочесыванию" республики вдоль и поперек и т.п. вряд указывают путь к выходу из тупика, а тем более к победе над международным терроризмом. Сам факт того, что груженная взрывчаткой мини-колонна из двух машин беспрепятственно проехала по заставленному блок-постами Грозному и преодолела все барьеры охраны Дома Правительства – одного из самых защищенных объектов в Чечне, говорит о недостаточности ставки только на силовое решение.

Конечно, к федеральным силовым структурам в Чечне и особенно тем, кто отвечал за безопасность Дома Правительства в Грозном, есть вопросы. Зарубежный опыт и история терроризма, видимо, изучались плохо или совсем не учитывались, если в конце 2002 г. террористы в Грозном успешно повторили метод "Хезболлы" 1983 г. в Ливане. Очевидно также, что у спецслужб почти нет агентурных источников в стане террористов, зато не исключено, к сожалению, предательство ряда сотрудников чеченских правоохранительных органов, а возможно и отдельных российских военнослужащих (факты такие, как известно, были). Случаи коррупции и поборов на блок-постах тоже далеко не новость.

Представляется, что федеральных войск в Чечне более чем достаточно и даже избыточно. В этих условиях механическое наращивание группировки ничего не даст. Обычным войскам там практически нечего делать. Нужны особо подготовленные, профессиональные спецподразделения быстрого реагирования, нужны приборы наблюдения и контроля местности ночью и при плохой погоде, нужны новые всепогодные вертолеты, оборудованные комплексами защиты от поражения переносными зенитно-ракетными комплексами (ПЗРК), нужна эффективная разведывательная сеть, способная своевременно предупреждать о готовящихся терактах и т.д.

Но только военными и разведывательными операциями в Чечне справиться с нарастающей угрозой терроризма не удастся. Они должны обязательно дополняться политическими, экономическими, социальными мерами и идеологической борьбой. Да, именно так, ибо идеология лежит в основе растущей террористической угрозы в мире и в России, проявляющейся в том числе и в феномене смертников-"шахидов". Если идеология экстремизма и религиозной нетерпимости широко распространится в Чечне, а затем перекинется и в другие мусульманские территории, Россию ждут большие беды.

Именно поэтому борьба за умы и сердца простых чеченцев, в первую очередь молодежи, подкрепленная реальными делами; подготовка преданных федеральной идее кадров местной администрации, правоохранительных органов и спецслужб; решительное пресечение коррупции и предательства; усиление противоречий в стане боевиков и возможно даже переговоры на определенных условиях с здравомыслящей их частью должны лежать в основе дальнейшей политики Федерального центра в Чеченской республике.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie