Хлебные крошки

Статьи

Россия
Взгляд
Россия

Марина Грицюк

Территория контраста

Экономика и демография

Дальний Восток стал регионом контрастов. С одной стороны, начали реализовывать крупные дорогостоящие проекты, открывающие для него большие перспективы. С другой, основное население живет, мягко говоря, небогато. И если у людей появляется возможность переехать в другие регионы, они с радостью делают это.

Откуда берутся эти противоречия, что ждет дальневосточников, какое будущее у этой земли? Разговор об этом состоялся в "РГ" на "Деловом завтраке" с министром России по развитию Дальнего Востока - полномочным представителем президента в Дальневосточном федеральном округе Виктором Ишаевым.

Люди в дефиците

Виктор Иванович, в последнее время на Дальнем Востоке наблюдался отток населения. Удалось ли его остановить, какая там сейчас демографическая ситуация?

Виктор Ишаев: Если честно, сложная. По данным переписи 2002 года, население на Дальнем Востоке составляло 6 миллионов 440 тысяч человек. Согласно переписи 2010 года оно уменьшилось до 6 миллионов 285 тысяч. Хотя есть приток иностранных работников. Всего их сейчас у нас 160 тысяч. Из них только 40 процентов китайцы, остальные выходцы из наших бывших союзных республик. В любом случае они приезжают лишь на короткое время.

Но еще есть госпрограмма содействия переселению соотечественников...

Виктор Ишаев: По программе переселения соотечественников на Дальний Восток переехали всего одна тысяча 332 человека. Из них только 608 человек работоспособного возраста. И для нас это серьезная проблема.

Президент поставил задачу: к 2025 году Россия должна войти в "большую двадцатку". Для этого темпы ее экономического роста должны составить 6 - 8 процентов. А чтобы Дальний Восток вышел на траекторию развития России, его темпы роста должны быть 8 - 10 процентов. Для этого нужны мощные проекты, инвестиции и, конечно, люди. Необходимо к 2025 году увеличить население на 511 тысяч человек, причем 80 процентов из них должны иметь высокую квалификацию. Если же тенденция последних лет не изменится, то к 2025 году мы получим, наоборот, уменьшение населения на 465 тысяч человек - примерно до 5,8 миллиона человек. Эта разница весьма и весьма существенна.

Как вы собираетесь решать проблему?

Виктор Ишаев: Нужна достойная оплата труда, жилищная программа, программы развития здравоохранения, образования, культуры. А для этого нужны инвестиции, комплексные программы развития Дальнего Востока. Их созданием, координацией, реализацией и будет заниматься наше министерство.

Известно, что до 2015 года на Дальний Восток придут инвестиции в размере 3,3 триллиона рублей по проектам, которые мы уже видим в стадии реализации. К 2018 - 2020 годам они составят более 9 триллионов рублей. Но нас беспокоят 2013 - 2014 годы: нефтепровод ВСТО, газопровод будут закончены. Завершается строительство объектов к саммиту АТЭС, которые обошлись в 680 миллиардов рублей. И сейчас пошло снижение темпов роста по инвестициям. Значит, необходимо замещение.

БАМ - продолжение следует

Есть у вас на примете проекты, которые могут привлечь дополнительные инвестиции?

Виктор Ишаев: Конечно, и таких проектов достаточно много. Прежде чем рассказать о некоторых из них, я хотел бы обратить ваше внимание на то, что структура экономики на Дальнем Востоке сильно отличается от общей по стране. В России в целом на первом месте стоит торговля, на втором - обрабатывающий сектор, на третьем - недвижимость, доходы от сдачи в аренду и прочее. На Дальнем Востоке на первом месте, 24,6 процента, - ресурсный комплекс, на втором, 13 процентов, - транспорт, на третьем, 8 процентов, - строительство.

Какие проекты предлагается реализовать? Во-первых, БАМ-2 (вторая ветка магистрали). По нашим оценкам, цена проекта 1,1 триллиона рублей. Проектная мощность БАМ-2 - 12,6 миллиона тонн в год. Сегодня ОАО "РЖД" строит там тоннель, приобретает новые тепловозы, планирует перевозить 24 миллиона тонн. Потребность же составляет 108 миллионов тонн только по БАМу. Нужно везти грузы в порты, в том числе в Ванино, в бухту Мучка, где идет развитие. Вывозить уголь, а его добывается порядка 70 миллионов тонн.

Во-вторых, есть проект строительства мостового перехода на Сахалин. 400 километров железной дороги пойдет по материку, потом будет мостовой переход, и дорога пойдет дальше по Сахалину. Третий проект - Транскорейская магистраль. Запланированы проекты по развитию энергетической отрасли и других отраслей экономики. Двадцать восемь проектов мы представляем. И на повестку выходит не только нефть и газ, а и простые ресурсы - земля, продукты питания, чистая вода.

Это будут деньги частных компаний или государства?

Виктор Ишаев: Но чтобы все это было реализовано, должны включиться механизмы государственно-частного партнерства. Это не долевое участие в строительстве, а когда государство создает инфраструктуру на опережение. В первую очередь транспортную и энергетическую.

Где БАМ прошел, месторождения развиты. До Эльгинского месторождения БАМ не дошел 300 километров, и до сих пор его не могли "взять". Сегодня там существуют колоссальные проблемы. Построить 300 километров дороги стоит больше, чем развить все месторождение.

Как же можно это все реализовать такими маленькими человеческими ресурсами?

Виктор Ишаев: На Дальнем Востоке живет 4,4 процента населения России, а ВВП мы формируем на уровне 5,3 процента. В среднем по стране ВВП на душу населения составляет 16,7 тысячи долларов. Если пересчитать в ВРП, то по России на душу населения приходится 13 тысяч долларов. А на Дальнем Востоке - 17,2 тысячи долларов. Здесь работают лучше и напряженнее.

Вы сказали, что первое место в структуре экономики Дальнего Востока занимают ресурсы. Речь идет только о добыче или и о переработке тоже?

Виктор Ишаев: Конечно, когда мы ведем переговоры с китайцами, японцами, ставим вопрос о переработке на нашей территории. И часто встречаем сопротивление - им выгоднее это делать на своей территории. Они ресурс берут, привозят к себе и там создают рабочие места, там создают всю налоговую базу. И даже если мы применяем какие-то защитные меры, повышаем пошлины, те же страны компенсируют расходы своему бизнесу.

Мы еще 15 лет назад начали им предлагать создать контактную зону, чтобы здесь была переработка, а туда пошла уже готовая продукция. Не нефтепровод, а "продуктопровод" должен идти. Нас услышали китайцы и со своей стороны построили контактную зону. Строят на северо-востоке Китая 10 нефтеперерабатывающих заводов. Они нашу базу считают как свою ресурсную базу по развитию. И они правильно проводят политику в отношении развития своего государства. Главное, чтобы мы здесь тоже правильно справились.

Допустим, в Амурской, Еврейской областях есть хорошее месторождение железных, титановых руд. И там же должна быть первичная переработка. Сейчас же фабрика по производству концентрата находится далеко от места добычи руды. Тогда зачем разрабатывать месторождения? Если разрабатывать, то рядом должен строиться мощный металлургический комбинат. Для этого создаются комплексные программы. Не программы развития отдельных компаний, а развития территории.

А российский бизнес готов к такому сотрудничеству, к вложениям в производство?

Виктор Ишаев: Не всегда. Возьмем, к примеру, лесные ресурсы. На Дальний Восток приходится больше половины лесного массива страны. А теперь давайте посмотрим цены, по которым продается кубометр древесины. Малайзия за счет ее переработки берет 627 долларов, Финляндия, Канада - 520 - 525. Россия берет 100 долларов. Дальний Восток - 90 долларов. Еврейская автономная область - 30 долларов с одного куба. При том, что на рынке необработанная древесина стоит 100 долларов за кубометр. Значит, оставшиеся 70 долларов оседают в чьих-то карманах.

Еще пример. Взял один известный человек в России в разработку месторождение золота на 2400 тонн. Я его спрашиваю: сколько ты будешь разрабатывать месторождение? 100 лет, отвечает. Значит, в год ты мне должен отдавать 24 тонны золота. А сколько отдаешь? 3,6 тонны. Емкость и стоимость его компании оценивается наличием этого ресурса. И она получает деньги на бирже за это. А территория не получает ничего, потому что реально он ничего не добывает.

У нового министерства по развитию Дальнего Востока есть функции по аналитике, согласованию проектов и программ, контроля их реализации. Нельзя выдавать лицензию на 100 лет, чтобы компания ничего не делала. Лицензию надо давать на меньшее количество лет и отзывать, если работы не ведутся.

Соя, рыба и Голландия

80 процентов сои на Дальнем Востоке выращивается в Амурской области. Насколько оправдана концентрация на одном продукте, если жители области фрукты и овощи покупают китайские?

Виктор Ишаев: Никто не издавал указов выращивать только сою. Решение принято, потому что возделывание именно этой культуры дает доходность производителю. Соя - это продукт, который можно продать. Все остальное не продашь. Идет большая конкуренция с Китаем, и он передавливает ценой. Сою же можно не только выращивать, но и делать глубокую, стопроцентную переработку. Нам предложили проект переработки сои на уровне белкового продукта с выходом до концентрированных кормов. Это даст хорошие доходы, и новые рабочие места будут созданы.

Планирует ли министерство дальше уделять внимание развитию сельского хозяйства в регионе?

Виктор Ишаев: В советские времена в Хабаровском крае было 129 тысяч гектаров пашни. В Амурской области пашни было 2 миллиона гектаров. А вот в Еврейской автономной области - 50 - 60 тысяч гектаров, какое там сельское хозяйство?

Сегодня, например, картофелем регион себя обеспечивает на 100 процентов. Почему? Потому что внедрили новую голландскую технологию. Если раньше урожай на Дальнем Востоке был 80, максимум 100 центнеров с гектара, то сегодня минимальный уровень 160 - 170 центнеров с гектара, максимальный - 400 центнеров. Но мы столкнулись с проблемой - некуда реализовать продукцию. Немножко в Магадан, где живет 157 тысяч человек, но там выращивается свой картофель. На Чукотке живет всего 50,5 тысячи человек - маленький рынок.

Пробовали продавать военным, но, во-первых, их осталось немного, а во-вторых, у них поставки все централизованные. У нас есть мощная швейная фабрика. Она шила военную форму для южнокорейской армии, но к своим военным она пробиться не смогла.

Конечно, сельское хозяйство будет играть свою роль в развитии региона. На Дальнем Востоке будет использоваться 2,5 миллиона гектаров пашни, это большая площадь, на ней можно зарабатывать. Иногда говорят, что в Китае, Корее урожай выше. Но это не так. Просто у них другие технологии. Они на 1 квадратный метр сеют в два раза больше семян. В итоге они собирают урожая больше на треть, эта методика делает землю неплодородной. При наших технологиях землей можно пользоваться постоянно.

А что у нас с рыбой?

Виктор Ишаев: В прошлом году она Дальнему Востоку дала 26 миллиардов рублей. Получила освобождение от налогов на сумму 27 миллиардов рублей. Рыбакам дали эти деньги для того, чтобы они корабли строили. Но они на это потратили 40 процентов. 60 процентов куда дели? Никто не может найти.

С рыбой есть еще забавная арифметика. Если сравнивать данные таможни российской и Китая, Кореи, Японии, то выясняется, что по их данным в 2010 году мы им продали рыбы на миллиард 200 миллионов долларов больше, чем числится в наших документах. А в 2011 году на миллиард 600 миллионов больше. Этими цифрами надо серьезно заниматься.

Крупным планом - лучше

На недавнем Госсовете прозвучало предложение укрупнить регионы Дальнего Востока. На что президент сказал, что делать это нужно с учетом мнений людей и экономической целесообразности. А вы какие бы регионы объединили и почему?

Виктор Ишаев: А вы уверены, что надо укрупнять? Если, допустим, укрупнять в центре страны, когда на машине можно объехать все территории, это один вопрос. А если сегодня Дальний Восток - это 36,1 процента площади России или 6,2 миллиона квадратных километров. Якутия - 3,1 миллиона квадратных километров, Хабаровский край - 787 тысяч. Не так просто все укрупнить.

Как, допустим, объединить Камчатку и Приморье? Вроде бы одинаковые структуры. Но за время авиаперелета из Владивостока в Петропавловск-Камчатский можно из Москвы четыре раза в Питер слетать. Но Питер с Москвой никто не предлагает объединить. Везде должна быть разумность.

Готов ли регион к саммиту АТЭС? По вашим прогнозам, какое влияние на социальную экономическую жизнь региона он может оказать?

Виктор Ишаев: Конечно, такие мероприятия не могут не оказать существенное влияние на регион. Начнем с простого - форум даст возможность лично познакомиться с территорией. Это очень важно. Когда в Хабаровске проходил форум Россия - ЕС, то даже некоторые представители российской делегации не ожидали, что за Уралом России есть цивилизованные города. Они были потрясены, что так далеко от Москвы есть город европейского уровня. И это личное восприятие, установившиеся личные контакты во многом определяют дальнейшее сотрудничество.

Я был на большинстве саммитов, поскольку мы вступили в АТЭС в 1998 году. Ни одна страна не могла предоставить те возможности, условия, которые будут предоставлены во Владивостоке. Например, когда саммит проходил в Мексике, там было построено три новых здания - вот и вся подготовка. В Австралии он проходил на существующих мощностях.

Владивосток был правильно выбран для его проведения. Во-первых, это открывает возможности для развития территории. Во-вторых, там локальное место и легче обеспечить безопасность участников. Уже в Хабаровске это было бы сделать сложнее.

Саммит пройдет, а объекты останутся, будут работать. Дальний Восток будет иметь центр международной торговли и развития международных отношений. Там создана хорошая база для этого.

Весь Дальний Восток ездит на праворульных машинах из Японии, Кореи. Почему нет отверточной сборки леворульных машин, скажем, в Хабаровском крае?

Виктор Ишаев: Мы создали такой завод во Владивостоке. Машины там собираются, но продукция идет на Запад. Пока мы не достигли нужных производственных мощностей.

Праворульные машины привычны для региона, и нет статистики, которая бы подтверждала большую аварийность праворульных машин, чем леворульных.

Стоит отметить, что дорогие машины, которые ездят по Дальнему Востоку, все леворульные. А хороших дорогих машин в Хабаровске и Владивостоке значительно больше, чем в ближайших городах Японии. И это, кстати, показатель уровня жизни на Дальнем Востоке. Можно сказать, что 20 процентов населения живет богато. Хотя почти столько же, 16 - 18 процентов, относятся к числу бедных.

Будете ли вы баллотироваться на выборах губернатора Хабаровского края в будущем году?

Виктор Ишаев: Сохраню интригу и скажу так: закон не запрещает.

Как родить ребенка?

Виктор Иванович, у нас к "Деловому завтраку" много вопросов от читателей. Как вы считаете, является ли стимулирование рождаемости предпочтительной задачей по сравнению с привлечением эмигрантов, спрашивает читатель "РГ".

Виктор Ишаев: Как семья планирует ребенка? Основные вопросы: работа, заработная плата, жилье. Они определяющие.

В Хабаровском крае была программа строительства жилья для молодежи. Я сколько работаю полпредом, всем своим коллегам говорю: давайте закончим программу жилья для участников войны. Мы знаем, что многие участники войны получили по 3 квартиры, поскольку закон им позволяет через 5 лет, подарив квартиру, становиться опять на очередь.

Мне кажется, Федерация должна взять на себя строительство жилья для молодежи. Когда в 2000 году мы сдали первый комплекс для молодежи в Хабаровском крае, желающих было 200 - 300 семей. А потом, когда мы стали строить их каждый год, желающих стало тысячи. Если молодая семья получила квартиру, работу, это на 90 процентов гарантия того, что она останется жить в этом регионе и что в ней будут рождаться дети. Нужно подходить к этому вопросу фундаментально.

Известно, что люди зарабатывают на Дальнем Востоке немного больше, чем в центральной России, хотя они больше тратят - товары и услуги, включая жилищно-коммунальные, там дороже.

Виктор Ишаев: Средний доход на Дальнем Востоке на душу населения составляет 23 тысячи рублей, а по России - 20 тысяч. Но если смотреть с точки зрения покупательской способности, то наши 23 тысячи превращаются в 17 тысяч. Средняя пенсия по России 8,9 тысячи рублей, а дальневосточная - 9,7 тысячи. Но если в стране это 0,98 процента прожиточного минимума, то на Дальнем Востоке 0,82 процента. Мы работаем на 25 процентов лучше, а живем на 30 процентов хуже.

И мы понимаем, чтобы выровнять ситуацию, нужно поднимать доходы людей, ориентировать экономику на внутренний спрос. Но это сложный вопрос. Например, Китай столкнулся с тем, что Европа, Америка стали меньше покупать его товары народного потребления. Но если переориентироваться на внутренний спрос, резко поднять людям зарплату и покупательскую способность, тогда себестоимость продукции будет неконкурентоспособной. Сегодня Китай выигрывает не на качестве, а на объемах и цене.

Как заставить работодателей на Дальнем Востоке платить более высокие зарплаты?

Виктор Ишаев: Преференции должны быть. Мы говорим об особых условиях функционирования для вновь создаваемых предприятий. На 80 процентов их надо освобождать от налогов, оставляя НДФЛ. Предприятия так или иначе все равно увеличивают налоговую базу для региона. А льготы и преференции дадут возможность компаниям сократить срок окупаемости, позволят сделать бизнес более работоспособным. Мы должны добиваться, чтобы наши предприятия были конкурентоспособными как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Так развивалась Аляска, свободные экономические зоны в Китае, другие азиатские страны.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie