Хлебные крошки

Статьи

Олег Неменский
Хроника украинского кризиса
Политика
Украина
Олег Неменский

Тимошенко стала основным контрагентом Кремля на Украине

Других вариантов нет

RUSSKIE.ORG предлагают вниманию читателей комментарий старшего научного сотрудника Института славяноведения и балканистики РАН О.Б. Неменского порталу Материк в связи с состоявшимися 29 апреля в Москве переговорами премьер-министров России и Украины В.В. Путина и Ю.В. Тимошенко.

- Олег Борисович, что побудило Россию дать согласие на встречу в формате: "Путин-Тимошенко"?

- У России и Украины есть действительно много тем для обсуждения, и – нравится это или нет – единственным реально действенным переговорщиком высокого уровня с украинской стороны сейчас является именно Тимошенко. Последнее время именно она стала основным контрагентом Кремля на Украине. Она готова вести переговоры и о газовой отрасли, и о возможном создании консорциума. Именно Путин и Тимошенко в паре недавно смогли провести устранение с газового рынка РосУкрЭнерго. В её руках остаются реальные рычаги власти, а её бизнес-прагматизм и характер принятия решений уже хорошо знакомы в России и, хотя и со многими оговорками, она всё же признаётся относительно договороспособной. Но, главное, что сейчас разговаривать там больше и не с кем.

- Возможно ли в преддверии выборов Президента и прогнозируемых досрочных парламентских выборов образование коалиций в "большой тройке"? Если да, то, какие варианты наиболее вероятны: ПР-БЮТ, ПР-Ющенко, БЮТ-Ющенко?

- Создание полноценных, пусть и кратковременных, коалиций между современными крупными политсилами Украины невозможно – в этом и заключается сущность её глубокого политического кризиса. Возможны только ситуативные блоки, однако таковые не требуют какого-то специального юридического оформления. При этом важно понимать, что все основные политические игроки современной Украины уже не представляют из себя реально дееспособных субъектов – противоречий и конфликтов у них внутри не многим меньше, чем между ними. Поэтому у них крайне низкая договороспособность, нет и в обозримом будущем не предвидится стратегического видения политической борьбы. Есть только ситуационные действия. Наиболее склонная к коалиционным переговорам сила сейчас – это БЮТ, и наиболее подходящим партнером для неё является ПР, по крайней мере определённая её часть. Возможно, что группа Ахметова будет и сейчас толкать регионалов к коалиционным действиям, но велико понимание того, что в перспективе это окажется очень невыгодно для ПР как для политической силы. В любом случае, БЮТ и ПР не нужно создавать коалицию, они могут просто согласованно голосовать по важнейшим законопроектам, по внесению изменений в конституцию. То есть составлять ситуационные "коалиции по желанию", "coalitions of the willing", как это называется в Америке.

- Как Вы прокомментируете заявление Литвина о возможной утрате Украиной своего суверенитета?

- Положение Литвина очень выгодно тем, что позволяет иногда весьма трезво и правдиво комментировать складывающуюся на Украине ситуацию. Впрочем, реальный суверенитет, которым ещё обладает Украина – лишь следствие определённого стечения внешних политических обстоятельств: в стране всё меньше российского влияния и всё больше западного, однако ни Россия, ни Запад ещё не имеют на неё решающего воздействия. Находясь на положении желанной дочки сразу в двух семьях, Украина может позволить себе и капризы, и взбалмошные действия, направленные на доказательство своей независимости или получения краткосрочной выгоды. Однако вся политика "оранжевой" власти сводилась к приближению того времени, когда от этого суверенитета останется одна формальность. Пока что ей не удалось этого сделать только потому, что "с народом не повезло", однако если Украина скатится к настоящему политическому хаосу, то она потеряет суверенитет уже по внутренней причине, как "failed state" (недееспособное государство - англ.). Правда, пока никто из внешних игроков к этому по-настоящему не готов – ни Россия, ни Запад.

- Возможно ли использование опыта румынской пропаганды в Молдавии в целях интеграции России и Украины?

Думаю, что не только возможно, но и крайне нужно. Украинская политика – это политика идентичностей. Этим она очень сильно отличается от российской – и поэтому Россия всегда столь неловко действует на Украине. На Украине есть огромный пророссийский идентитарный потенциал – пятая часть населения, несмотря на все процессы украинизации, продолжает себя считать русскими – и Россия этого никак не использует. На Украине нет ни одной значимой политической силы, которая бы позиционировала себя как выразительница их интересов, а на деле за их голоса и симпатии борются партии с украинской идентичностью и лишь с декларируемой иногда пророссийской ориентацией. Более того, если бы Россия решилась изменить свой дискурс идентичности, то есть перевести официальные и акцептированные обществом понятия о том, кто такой русский (украинец и т.д.) с кровно-биологического поля на культурно-языковое, то русская идентичность могла бы оказаться приемлемой чуть ли не для большей части населения Украины. И весь этот потенциал до сих пор не задействован. Но тут проблема в самоопределении России, в ответе на вопрос, чьё это государство, чьи интересы она выражает. Ведь румынская политика в отношении Молдавии основана на сильном национальном проекте, который реализован в самой Румынии и участие в котором предлагается жителям Республики Молдова. И проект этот действительно привлекателен для многих её граждан.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie