Хлебные крошки

Статьи

Михаил Петров
Балтийские страсти
Политика
Прибалтика

Михаил Петров

Точка невозврата

Нюансы "бронзовых беспорядков"

Каждый день в мире, и Европа не исключение, полиция противодействует массовым беспорядкам. Бьют дубинками и травят газом коммунистов и неонацистов, геев и гомофобов, федералистов и сепаратистов, демократов и тоталитаристов, студентов и фермеров, "зеленых" и "красных", глобалистов и антиглобалистов. Всегда и везде массовые беспорядки начинаются с защиты идеологии, а кончаются погромами и поджогами. В этом смысле "бронзовые беспорядки" апреля 2007 года не исключение, однако есть любопытные нюансы.

Активная операция

Прежде всего, следует правильно соотнести "бронзовые беспорядки" и "бронзовые события" — собственно беспорядки были лишь частью событий, причем не самой главной.

В апреле 2007 года мы были свидетелями финала многоцелевой и многоуровневой активной операции спецслужб. Одной из главных целей операции была легализация Центра киберзащиты НАТО. Попутно отрабатывались схемы взаимодействия Сил обороны и полиции, государственных учреждений и средств массовой информации, вопросы мобилизации и связи. Изучался вопрос возможности применения русских полицейских против своих соплеменников (повязанные кровью, будут теперь и эстонцев лупить за милую душу). Много сил было приложено для выявления и постановки на учет нелояльных режиму лиц и группировок, в том числе склонных к насилию.

Отдельно изучался вопрос о взаимодействии спецслужб, Сил обороны и государственных учреждений с крупным и средним бизнесом. В полицейском сборнике "16 kevadepäeva" найдется алфавитный список "спонсоров" от AA-SAT Professional OÜ до Ülemiste Hotell — всего 63 фирмы, включая A Le Coq, Coca-Cola, Eesti Kumu, Eesti Draamteater, Elion, Statoil, Saku Õlletehas и даже Rahvusooper Estonia.

Среди прямых целей активной операции теперь уже с уверенностью можно назвать ужесточение криминального законодательства и расширение специальных средств, допустимых при подавлении массовых беспорядков. Так называемый "пакет законов бронзовой ночи" направлен в первую очередь не против деморализованных инородцев, к тому же не имеющих лидера, но против "экстремистов" из числа правопреемных эстонских граждан, обладающих несравненно большими возможностями в отношении государственной службы, выборных должностей, свободы собраний, приобретения оружия, и т.д.

Пружинка

В конце 1999 года фракция "Выбор народа" в Таллиннском городском собрании предает партнеров по коалиции центристов и идет на тайный сговор с Isamaaliit. Эдгар Сависаар до последнего момента не верит в предательство. Он уверен в том, что русские поддержат вотум недоверия мэру Таллинна Юри Мыйзу. В тот же день предательство свалят на амбиции лидера Русской партии Эстонии Николая Маспанова, но позже Сергей Иванов проговорится, что в 1999 году предательство центристов и сговор с Isamaaliit Объединенная Народная Партия Эстонии прикрывала высокими идеалами — защитой памятника на Тынисмяги, о чем был и соответствующий пункт в новом коалиционном договоре.

Вновь пружинка "бронзовых событий" начинает закручиваться осенью 2005 года. Сависаар, победивший на муниципальных выборах, оказывается в жесткой политической изоляции. Председатель Isamaaliit Тынис Лукас в интервью порталу DELFI заявит:

"Вокруг Бронзового солдата собирается определенная часть русских людей, которые подчеркивают свою общность.<…> По-моему, памятник нужно снять и перенести на военное кладбище, где для этого есть место". (12.10. 2005)

21 октября проигравший выборы "Список Кленского" выступает с жесткой критикой центристов, которых объявляет "меньшим злом", обвиняет в двойных стандартах по отношению к жителям Таллинна и чуть ли не в патологической русофобии.

Процесс пошел!

В феврале 2006 года происходит одно из ключевых событий в пока еще вялотекущем "бронзовом процессе". Измученная внутренними противоречиями Объединенная народная партия Эстонии меняет название и лидера. Ненадолго — это Конституционная партия Эстонии, возглавляемая Андреем Заренковым.

20 марта Конституционная партия Эстонии совершает дебютный ход. Вместе с Объединением российских граждан в Эстонии партия наносит визит послу председательствующей в Европейском союзе Австрийской Республики Якубу Форст-Батталья с жалобами на неисполнение эстонской стороной директив Евросоюза.

В конце марта некий гражданин Кейт Кангро в электронном письме, направленном в Госканцелярию, предлагает заменить советский памятник на Тынисмяги мемориалом покойному президенту Леннарту Мери. В начале мая на заседании Таллиннского горсобрания фракция Isamaaliit требует убрать из центра Таллинна памятник воину-освободителю и перезахоронить возможно находящиеся там останки на кладбище Сиселинна или в любое другое подходящее место. С этого момента "бронзовый процесс" начинает стремительно обостряться.

Isamaaliit, а позже и Андрус Ансип, тоже говорят о переносе памятника, но "русские" политики и общественные деятели, словно сговорившись, упрямо твердят об уничтожении. Конституционная партия обращается к горсобранию с призывом не подрывать имидж города:

"Действия националистов вновь возвращают нашу страну во времена "холодной войны". Мы задаем вопрос: какова будет реакция стран Европейского союза на факт уничтожения памятника борцам против фашизма? Сможет ли считать себя после этого город Таллинн культурным городом, а эстонский народ — европейцами?"

Май 2006-го

Накануне 9 мая полиция берет памятник под охрану, которая продлится почти до середины лета. Пикет в Таллинне за снятие памятника Неизвестному солдату 9 мая провалился: из-за опасения того, что может возникнуть потасовка. Бывший депутат Верховного Совета Эстонии Юри Лийм объявляет ультиматум, угрожая взорвать памятник на Тынисмяги, если он не будет убран правительством. Лийм кавалер двух высших орденов Эстонской Республики, поэтому дело об угрозе террористическим актом затянется надолго. На следующий день Юри Лийм, Тийт Мадиссон, Айн Саар и Ааво Савич делают совместное заявление, в котором обещают демонтировать советский монумент.

Полиция занимается установлением личностей людей, напавших 9 мая в Таллинне у памятника "Бронзовому солдату" на пикетчиков, явившихся на место с флагом Эстонии. В последующие дни происходят акты вандализма в отношении "Бронзового солдата" и мелкие стычки вокруг него. Начинается сбор подписей в защиту монумента. Сбор подписей за его перенос длится уже около года. Программа Reporter (Kanal 2) сообщает, что "Бронзовый солдат" не находится под защитой государства и разрушается. На скульптуре имеются трещины в трех местах: на левом бедре, на предплечье правой руки и в паху. Писатель Энн Ветемаа предлагает вместо того, чтобы взрывать или переносить "Бронзового солдата", 9 мая раздавать советским ветеранам водку: "Этанол круче тротила!"

В этот момент Конституционная партия делает второй дебютный ход — призывает провести в Таллинне антифашистский марш. По мнению полиции безопасности, Андрей Заренков, предложивший Центристской партии и Народному союзу совместное антифашистское мероприятие, занимается антиэстонской пропагандой. Однако угроза Заренкова возымела действие, и уже 22 мая премьер-министр Андрус Ансип заявляет, что памятник следует убрать с Тынисмяги как можно быстрее.

Теперь у премьер-министра есть прктически полноценный партнер, который в течение года будет предсказуемо реагировать на каждую его подачу.

Памятник обречен

В игре принимают участие и другие игроки. Так, министр экономики и лидер Центристской партии Эдгар Сависаар считает, что "Бронзовый солдат" должен остаться на своем месте, поскольку в противном случае это может вызвать более масштабные демонстрации. Сависаар сравнивает снос монумента в Таллинне со сносом дома Ипатьева в Свердловске, где была расстреляна семья последнего российского императора: "Это была большая ошибка, поскольку это место стало святыней. Народ стал чаще приходить туда, чем раньше". Мэр Юри Ратас объявляет, что его лично "Бронзовый солдат" на Тынисмяги не раздражает, но он не понимает людей, которые оскверняют его и хотят разрушить.

СОРСЭ выступает с довольно вялым заявлением, в котором говорится, что в предложении Андруса Ансипа перенести памятник и перезахоронить останки погребенных там солдат российские соотечественники усматривают "проявление пресловутого двойного стандарта в оценках событий Второй мировой войны".

Русская партия Эстонии распространяет обращение, в котором называет призывы к сносу памятника на Тынисмяги провокационными и призывает не допустить дальнейшего разжигания межнациональной розни и возрождения фашизма:

"Памятник на Тынисмяги является для нас практически единственным уцелевшим в Эстонии символом победы над гитлеровской Германией во Второй мировой войне. Это единственное место, куда все мы — русские, эстонцы, евреи, украинцы, белорусы — в День Победы можем принести цветы нашим отцам и дедам, воинам-освободителям, погибшим, спасая мир от фашизма".

Таким образом сделан еще один результативный ход: монумент на Тынисмяги объявлен "единственным". Очень быстро это приведет к тому, что "Бронзовый солдат" будет объявлен последним рубежом русской обороны от эстонского национализма — "нашим всё", честью и совестью, жизнью и смертью, национальной памятью. Сторонники переноса монумента получат в руки сильную карту: убрать памятник из центра города значит нанести сильнейший удар по русскому национальному самосознанию.

Фактически памятник уже обречен. В июне 2006 года все политические силы, действующие в Эстонии, понимают, что перенос памятника и вскрытие братской могилы — лишь вопрос времени. С этого момента все они озабочены проблемами политического капитала, который можно нажить в "бронзовом процессе".

Последовательность и решимость

Наконец, Президент Эстонской Республики Арнольд Рюйтель выражает надежду, что правительство проявит в решении проблемы Бронзового солдата последовательность и решительность.

В начале июня премьер-министр Андрус Ансип вновь обещает бороться за перенос памятника на какое-либо из таллиннских кладбищ: "Для демонтажа Бронзового солдата не может быть подходящего времени. Лучшие времена для этого миновали, но рыдать по ним сейчас непрактично". И его вновь обвиняют в стремлении уничтожить памятник. И вот тут на память приходят исторические параллели.

Тандем "Интердвижение — Народный фронт" имел следствием принятие дискриминационных законов и лишение значительной части населения Эстонской Республики гражданства. Тандем "Михаил Лысенко — Эдгар Сависаар" и фарс с попыткой захвата дворца на Тоомпеа привел к тому, что в государстве на долгие годы закрепилась дискриминационная политика в отношении инородцев. Тандем "Конституционная партия Андрея Заренкова — правительство Андруса Ансипа" привел к трагической развязке 26-27 апреля 2007 года на Тынисмяги.

Возникновение творческого союза Андруса Ансипа и Андрея Заренкова имело своим следствием то, что весной 2006 года в "бронзовом процессе" была пройдена точка невозврата. В апреле будущего 2007 года русская община будет отброшена в своем развитии на два десятилетия назад, а на робких интеграционных процессах в обществе будет поставлен жирный крест.

Марионетки

Теперь уже нет никаких сомнений в том, что деятельность "Интердвижения" контролировалась извне, и не только из Москвы, как полагают некоторые наивные эстонцы. Провокация Михаила Лысенко тоже не была стопроцентно "задумкой Кремля". Видимая деятельность руководства Конституционной партии в период с весны 2006-го по весну 2007 года явно противоречит установкам российского МИД на сотрудничество с любыми режимами в странах Балтии, если они дискриминируют российских соотечественников не слишком нагло. Это наводит на мысль о том, что в этот период руководство Конституционной партии и его лидер находятся под полным контролем правительства Андруса Ансипа. Ими манипулируют, но внешне все выглядит как естественные и благородные порывы.

Логично допустить наличие прямых тайных договоренностей между участниками тандема относительно судьбы "Бронзового солдата", достигнутых весной-летом 2006 года. Помните, как Андрус Ансип позже откажется сотрудничать с "уличными политиками"? Что если в "бронзовом процессе" у него уже был надежный деловой партнер? Если Ансип что-то и обещал Заренкову лично, то мы об этом никогда не узнаем, и нужды в том уже нет. Нам достаточно того, что имел место прецедент: секретные договоренности по поводу мемориала на Тынисмяги, некогда существовавшие между Isamaaliit и ОНПЭ.

Весной 2007 года старший партнер в тандеме выходит далеко за рамки основных договоренностей. Весьма вероятно, что фарс на Тынисмяги, погромы в городе и судебные коллизии в первоначальных договоренностях вообще не значились. Поскольку прецедент с арестом лидера партии, пусть даже "русской", был нежелателен, то в жернова Фемиды для массовки попали две лишние фигуры — Марк Сирык и Димитрий Кленский. Недаром суд оставил впечатление фарса: мягкий или оправдательный приговор в обмен на деполитизацию процесса со стороны подсудимых. Тогда казалось, что оправдательный приговор — это "бомба" под правительство Ансипа, однако теперь приговор выглядит частью общего плана.

Тандем лишил нас возможности проявить уважение к памяти павших советских солдат. Братская могила была осквернена, раскопки засекречены, останки капитана Сысоева утрачены, многие судьбы наших современников покалечены, Дмитрий Ганин лишился жизни. Сейчас уже не так важно, что это было со стороны руководства Конституционной партии и стоявшего за ним СОРСЭ — умысел или наивность. Это тот самый скверный случай, когда простота хуже воровства. И здесь нечем гордиться.

Вот почему заявление Андрея Заренкова в Вильнюсе "после трех лет активной, порой изматывающей работы, мы получили главное — опыт", припахивает первоклассной гапоновщиной — благими намерениями, густо приправленными высшей государственной необходимостью.

Русской общине в Эстонии такой опыт не нужен.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie