Хлебные крошки

Статьи

Россия
Взгляд
Россия

Триединая Россия

О создании коалиционного правительства

Главный итог прошедших выборов в Госдуму – Российская Федерация численно и качественно разделилась на три России: Россию Северного Кавказа и Поволжья, Россию больших городов и Россию деревень и посада. Ни одна из них не превалирует.

Единственный шанс сохранить единство страны – коалиция между ними.

Даже предварительные цифры голосования с абсолютной точностью зафиксировали эти итоги. Областные города и тем более города-миллионники, т.н. «закрытые города» и наукограды отдали «Единой России» в среднем по 25-36% голосов. Столько же или даже больше получает здесь КПРФ, чуть меньше – «Справедливая Россия».

Возьмём, скажем, Новосибирскую область. Сейчас там «Единая Россия» набирает около 36%, КПРФ – примерно 29%. В 2007 году у обеих партий на выборах было 59% и 16% соответственно.

Деревни и посад продолжают массово голосовать за партию власти. Вот типичный пример: в Кижингинском районе Бурятии пока безраздельно господствует ЕР, набирая 79,23% голосов. Но в среднем там получится 50-70% у ЕР.

Наконец, Северный Кавказ и Поволжье (это Татарстан, Мордовия, Марий-Эл) демонстрируют самую высокую явку (свыше 70%) и самый высокий результат «Единой России» – свыше 70%. К примеру, на этих выборах в Дагестане ЕР завоевала 85%.

Есть ещё и четвёртая страта – т.н. «подневольная Россия»: избиратели в СИЗО, армии, психбольницах, и т.п. Результат там предрешён всегда, и вот характерное доказательство этого тезиса: в Куртымашской психбольнице (Курганская область) партия власти получила 82,7%. Однако численность «четвёртой России» мала (2-3 млн. человек) и ей в наших подсчётах можно пренебречь.

Какие же качественные и количественные показатели демонстрируют первые три России?

Если совсем кратко о крупных городах: в большинстве своём люди там стали русскими европейцами. Какая-то их часть на полпути к этому – и станут они полноценными европейцами уже к следующим выборам через 5, в крайнем случае через 10 лет. Партия власти в нынешнем виде больше не будет там иметь успеха.

Численно эта категория составляет около 40 млн. человек (города с населением свыше 500 тысяч человек), или примерно 30% населения России.

Россия пассионарных национальных республик – это около 15 млн. человек, или 12%.

Остальная, третья Россия (деревня 27%, города с населением менее 500 тысяч человек)– это больше 55%. Но и эта страта неоднородна. К примеру, в эту категорию попадают наукограды – типа Дубны или Обнинска, там же – перманентно оппозиционный Калининград. Или – города-спутники Москвы (Мытищи или Химки). По сути, около одной пятой этой России надо относить в Россию первую. А это – убавление примерно 10-11%. И прибавление их – в городскую, европейскую Россию.

Получается, что европейская и полуевропейская Россия – это 40-42% населения страны (характерно, что эта цифра совпадает с числом россиян, знакомых с интернетом – около 50-60 млн. человек, из которых ядро – русские европейцы – 35 млн.). Россия деревенская и посадская набирает чуть больше – 44-45%.

У всех трёх Россий разные устремления. Условно и кратко их можно описать так: Европейская Россия хочет свободы, Россия деревенская и посадская думает о выживании, Россия нацменьшинств хочет единства страны и несменяемости курса – что позволяет людям там жить по своим законам, но на деньги федерального бюджета. Интересы этих трёх страт не пересекаются.

Можно быть уверенным, что сельская и посадская Россия со временем будет меняться ментально – молодёжь оттуда вымывается в большие города, старики умирают. Но сколько лет будет идти этот процесс, пока численно эта Россия станет существенно уступать Россия европейской? Несложные подсчёты показывают, что для перевеса «европейцам» не хватает минимум 8% – это около 11-12 млн. человек. Самые грубые прикидки дают, что для такого уменьшения второй России необходимо лет 10-12 – два электоральных цикла.

О том, как качественно и ментально изменится Россия к 2024 году, было написано здесь. «Пенсионерами к 2020 году времени станут те, кому сейчас 45-50 лет, к 2024-му – кому сейчас 37-40 лет. Многие из них успешны («вливаться в рынок» они начали в самом расцвете сил – в 90-е годы, когда им было 30-35 лет), но ещё больше тех, кто встретит старость больными и бедными».

В этой же статье мы показали, что в будущей России существенно вырастет доля «третьей России» – национальных меньшинств. «Существенно изменится национальное лицо России. Последняя перепись населения показала, что наивысшими темпами растёт население только на Северном Кавказе (ещё чуть-чуть – Татарстан). Так, за 8 лет с момента предыдущей переписи население Дагестана выросло на 15,6%, а Чечни – на 15% (т.е.рост почти 2% в год). Соответственно, нет причин полагать, что эти темпы упадут, и тогда к 2024 году Дагестан и Чечня прибавят к нынешнему уровню еще минимум 25%. Всего в СКФО сейчас проживают 9,5 млн. человек – в 2024-м, возможно, их будет около 12 млн. человек.

Но самую большую прибавку даст не Кавказ, а выходцы из Средней Азии. По разным оценкам, их уже России проживает не менее 6 млн. человек. А к тому времени прирост будет идти не только по линии миграции из Узбекистана, Киргизии и Таджикистана, но и по линии рождения детей теми мигрантами, кто уже обосновался в России. Опять же, нет никаких причин сомневаться, что вместо нынешних 6 млн. среднеазиатских мигрантов к 2024 году в стране будут проживать до 15 млн. мигрантов (и их потомков) из этого региона. Миллионы из них станут гражданами РФ и получат право голоса».

А это значит, что в реальности европейская Россия вновь не получит преимущества, которое она намеревалась обрести за счёт миграции и вымирания России сельско-посадской. Скорее всего, доля «европейцев» останется даже к 2024 году примерно на нынешнем уровне (около 40%). Зато с нынешних 12% до 20-22% вырастет Россия национальная. То есть три России будут иметь примерно такое соотношение: 40:40:20.

Вывод из этих подсчётов может быть только один: всем трём Россиям рано или поздно придётся садиться за стол переговоров и договариваться о создании коалиционного правительства с одной объединяющей идеей. На наш взгляд, эта идея может быть только одна: социал-демократия. Или другими словами Социальная Россия. В этой Социальной России будет применимы идеи всех основных политических партий страны. «Единая Россия» может дать идею сильного государства и ответственного бизнеса, КПРФ – социальной справедливости, «Справедливая Россия» – местного самоуправления, «Яблоко» – свобод для всех меньшинств (от инвалидов до гомосексуалистов). Даже ЛДПР в такой правительственной коалиции нашлось бы место – её идеям о порядке.

Кстати, 4 декабря выборы проходили не только в России, но и ещё в одной постсоциалистической стране – Хорватии. С большим перевесом там победила коалиция Kukuriku («Кукареку») во главе с оппозиционной Социал-демократической партией (СДП) Зорана Милановича: она получит 83 депутатских мандата из 151. Находящаяся восемь лет у власти партия правоцентристского толка «Хорватское демократическое содружество» (ХДС) премьер-министра Ядранки Косор получает лишь 40 мандатов.

Хорватия демонстрирует пример и того, как можно законодательно соблюсти права национальных меньшинств – за ними закреплено 8 мест в парламенте (в том числе 3 – за сербами). Национальные меньшинства там составляют 10%. Возможно, и в России для национальных меньшинств был бы применим хорватский метод (развеяв их страхи по ущемлению прав «третьей России»).

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie