Хлебные крошки

Статьи

Россия
Политика

Сергей Величко

Царские дары

О территориальных приобретениях и потерях

"Зуд дарения" присущ властителям Земли Русской. Вспомним еще Александра I, которого не покидала мысль восстановить Царство Польское в "исторических границах", то есть передать возрожденной Речи Посполитой Правобережную Украину и большую часть Белоруссии, литовские земли с Вильно. Подарок тогда не состоялся. Немое и грозное сопротивление этой дикой мысли гражданского общества России расстраивало хрупкий план императора, который таким образом думал заполучить вечно благодарного соседа, союзника "по гроб" в европейских катаклизмах. Не будем винить в непатриотизме простодушного, лукавого и коварного внука Екатерины, чья психика была с детства изломана разновекторным насилием живых идей абсолютизма и мертвого учения Ж.-Ж. Руссо. Да и не мог победитель Наполеона знать в первые годы после освобождения Европы, что заклятейших врагов порождает именно добро. За него "одариваемому" ведь нечем равноценно расплатиться. Отсюда гнусное поведение возвращенного русскими на трон Людовика ХVIII, австрийцев, избавленных от опасного "зятя" и т.д. и т.п. Из этой же оперы появление впоследствии балканских "братушек", вечно спасаемых и вечно изменяющих спасителям, а в конце XX века – самостийников, которые до боли в шейных позвонках будут отворачиваться от Переяславля, холопски высматривая Брюссель, – не иначе как "в благодарность" за дарованную самостийнисть...

Властителям империи, перекрашенной в красный цвет и сменившей вывеску "Россия" на "СССР", не были свойственны изломы психики, вызываемые традициями и образованием. Ни то, ни другое над ними не довлело. А властью они обладали столь абсолютной, что самодержавие Грозного и Петра на ее фоне выглядит конституционнейшим правлением. Хочу – отбираю, хочу – дарю! Раздаривание Русской земли началось при Владимире Ильиче, продолжилось Иосифом Виссарионовичем – образованием разного рода "республик", перекраиванием административных границ. Тема эта обширная, достойная монографии. Здесь я исторически сложившихся предлагаю склониться над картой нынешней Украины и смежных территорий.

Территория нынешней Украины, нечаянно суверенной по самодержавному капризу Бориса II (не путать с Годуновым!) – 604 тысяч кв. км. Говорить об исконной украинской территории, о ее границах нет никакой возможности, ибо, во-первых, украинского государства вообще никогда не существовало (не считать же государствами "бабочек-однодневок" УНР, ЗУНР и т.п.); во-вторых, в сегодняшних незалежных кордонах издавна проживали неславяне и этнические группы восточных славян, столетиями поделенные между соседними державами. К XX веку украинцы-малороссы плохо понимали язык русинов Прикарпатья (Галиции-Галичины) и Закарпатья (Подкарпатская Русь), ороманившихся жителей Буковины, а те – друг друга. О ментальности и говорить нечего: разные миры! Задорный младоукраинский сепаратизм, возникший в Галиции и дальновидно поддержанный австро-венгерской властью, а также балаганными самостийниками Поднепровья, не мог стать объединяющей силой. Но тут появилась во всей разрушительной мощи большевистская идея "семьи единой". И немецко-польско-русинский язык Западной Украины восторжествовал над языком Котляревского и Леси Украинки, тем более над областными наречиями Буковины и Закарпатья. Один же язык – один народ. А тут ему суют под нос соблазн всеобщего счастья и процветания при освобождении от "пяты оккупанта". И тратить кровь и силы на освобождение не надо: "пята" сама убралась в Московию – давить своих сторонников Союза Нерушимого.

Неисчислимые факторы содействуют языковому объединению, выработке единой речи на территории разноговорящих, в том числе и факторы насилия. Но "красная элита", правившая на одной шестой части обитаемой планеты, превратила насилие в главный фактор. Украинский литературный язык, выработанный на грани XIX и XX веков на основе полтавско-киевского диалекта, уступил место ополяченному и онемеченному языку. Со стороны России это было предательством украинцев-малороссов, с которыми великороссы три с половиной века укрепляли царство, строили империю и Советский Союз. При этом язык закарпатских русинов, признанный АН УССР именно языком, а не диалектом, был просто уничтожен, выброшен из СМИ и образования. Да разве на такие мелочи обращают внимания, когда идут в ногу к великой цели!

Вернемся теперь к уже заграничным 604 тысячам кв.км. Сколько в них украинско-малоросского, говоря на языках юриста, историка, этнографа? Когда Богдан Хмельницкий запросил Москву о помощи и контролируемых его войском южнорусских территорий под руку, Москвы, ему номинально, согласно Белоцерковскому договору 1651 г., принадлежал (на правах автономии в составе Польши) регион по среднему течению Днепра в 125 тысяч кв.км, т.е. пятая часть (20%) современной Украины. Эту-то "автономную (отнюдь не незалежную) державу" он и передал Москве. Но Москве пришлось еще долго в сражениях с сильной Польшей переводить автономию в состояние неотъемлемой части России.

Не будем забывать, что значительная территория, отошедшая УССР по воле вождей, задолго до 1654 г. юридически принадлежала России и была предоставлена правительством Романовых для поселения беженцев из Малороссии. Это Слобожанщина – теперешние Харьковская и Сумская области. Их общая площадь 55,2 тысяч кв. км (более 9%). Приписали также Украине в ХХ в. земли, которые издревле назывались Диким полем, где под боком у кочевников время от времени появлялись и быстро исчезали редкие поселения славян (некоторые из них до "административного передела" в советскую эпоху входили в состав Всевеликого Войска Донского). Это полностью или частично нынешние Донецкая, Луганская, Николаевская, Херсонская, Запорожская, Одесская области – Приазовье и Причерноморье (без Крыма), именуемые в разное время и в изменяемых границах сначала Новой Сербией, затем Новороссией.

По минимальному, щадящему наших "стратегических партнеров" счету, вместе с Крымом получается около 166 тысяч кв. км (более 27%). Прибавим сюда территории Закарпатья и Буковины, которые входили периодически, на короткое время, в состав Киевской Руси; о своей принадлежности Украине просто не ведали, а от того общежития запомнили только то, что Русь – едина (!). Общая площадь их – 20,9 тысяч кв.км (3,4%). Таким образом, почти 40% площади суверенной Украины – это почти четырехвековые дары центрального правительства единой державы, которое находилось в Москве, Петербурге, вновь в Москве, контролировало царство и империю, псевдосоюз социалистических республик по всем атрибутам власти и влияния.

Имеют ли право те, кто сегодня называет себя украинцами, на эту дарственную территорию? Безусловно. Ведь украинцы, как и русские и белорусы, – державообразующая нация. Мы вместе строили единое великое государство долгими веками. Значит, и владеть им всем нам сообща. Да, сообща, но пребывая при этом в одном государстве, в названии которого корень "русь" – "рус" и тот же смысл. Необходимо признать как объективную реальность тот факт, что жители Поднепровья и Подолии, а также Волыни (т.е. украинцы) объединились в XX в. с галичанами в один этнос при политическом и идеологическом лидерстве последнего. И этот этнос начал ускоренное движение не только прочь от сегодняшней России, но и от нашей общей истории, наших обязательств перед общими предками, заглушая новыми лживыми лозунгами историческую память. Но почему мы позволяем, чтобы беглецы уносили с собой наш Крым, Новороссию, Слобожанщину, не их Подкарпатскую Русь и Буковину, всю 241 тысячу кв. км нашей территории, общей с теми, кто не хочет бежать галицким путем?

Все-таки мы, русские, неосмотрительны и легкомысленно щедры, что подтверждают все вышеприведенные выкладки. Все, что наши предки собрали кровью и потом, лишениями, напряжением ума, мы вот так небрежно взяли и отдали тем, кто 600 лет пребывал в полном политическом ничтожестве в глухом углу у Карпат, всего 8,3% от площади сегодняшней Украины…

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie