Хлебные крошки

Статьи

Балтийские страсти
Политика
Прибалтика

Виктория Юрманн, "Вести дня" (Эстония)

Циля Лауд: русских учителей мы сделаем помощниками эстонских

Главная проблема - преподаватели

Интервью руководителя отдела образования национальных меньшинств Министерства образования и науки Эстонии газете "Вести дня"

Назначение бывшего председателя еврейской общины Цили Лауд руководителем только что созданного в Министерстве образования и науки отдела образования национальных меньшинств не вызвало понимания в обществе. Кого-то не устроила национальность нового руководителя, но пусть это останется на их совести. Намного больше тех, кто выразил сомнение в способности человека, окончившего институт культуры по специальности библиотечное дело и не имеющего опыта работы в школе, заниматься вопросами образования в такой ответственный период, когда грядет перевод преподавания части школьных предметов с русского на эстонский язык.

О планах руководителя нового отдела госпожу Лауд расспросила Виктория Юрманн.

— Ваше назначение вызвало, мягко говоря, недоумение. Вы ведь не можете считать себя профессионалом в вопросах образования?>

— А что, все министры, депутаты Рийгикогу — профессиональные политики или аграрники, экономисты и т.д.? И уж совсем не понятны мне люди, которые позволили себе в портале "Дельфи" хамские выражения по поводу моего назначения. Пусть бы говорили, что я не педагог, что я властная и у меня сволочной характер. Но русские люди, которые сами иногда попадают в неприятные ситуации, вылили столько яда и злости — почему еврейка. Согласитесь, в здоровом обществе так стоять вопрос просто не может. Но собака лает, а караван идет. Поговорим о деле.

Я считаю, что моя задача заключается в организации работы отдела образования нацменьшинств, т.е. выработке стратегии. В компетенции отдела два больших блока проблем. Первый связан с переходом русских школ на двуязычие. Мне не нравится термин "переход на эстонский язык обучения" — он изначально несет в себе отрицательный заряд. Второй — с сохранением культуры и языка национальных меньшинств, и с этими проблемами я хорошо знакома, поскольку работаю в этой сфере уже многие годы.

Я вижу свою задачу не в том, чтобы ассимилировать русских детей в эстонцев, а сделать все для того, чтобы после окончания школы они могли свободно владеть государственным языком, а значит, выдерживать конкуренцию на рынке труда.

— Сейчас уже никто не спорит, надо или не надо переходить на эстонский. Разговоры о том, как это сделать безболезненно.

— Вот именно разговоры, а пора уже что-то делать. Самый больной вопрос — учителя русских школ. Потому что многие из них, чего греха таить, не смогут к 2007 году овладеть государственным языком на достаточном уровне, чтобы преподавать свой предмет на эстонском. Будем искать понимание в Министерстве социальных дел, чтобы эти люди ни в коем случае не пострадали. Если, предположим, учитель не может преподавать в 11-м классе обществоведение на эстонском языке, значит, его нужно переобучить или направить на работу в начальную или основную школу.

В идеале эстонские учителя, окончив университет, должны на год-два пойти работать в русские школы, особенно в Ида-Вирумаа. А вот русский учитель может быть помощником при эстонском, его ассистентом, так сказать, набивать руку.

— И министерство даст деньги для содержания на одной должности двух преподавателей — основного эстонца и русского ассистента?

— А почему именно министерство? Деньги нужно уметь находить. Есть европейские фонды, спонсоры, посольства России и других стран могут оказать помощь.

— Как я поняла, учителей для преподавания на эстонском языке в гимназических классах не хватает, и вы намерены приглашать их из эстонских школ.

— Дали бы мне свободу, я бы пошла в эстонские школы, может быть, есть там не слишком загруженные преподаватели, почасовики, согласные поработать в русской школе. Вот летом будет очередной выпуск в Тартуском университете. Куда пойдут дипломированные специалисты? В частные фирмы, уедут за границу, словом, постараются пристроиться, где комфортнее. Мне, например, кажется разумным, чтобы человек, получивший за государственный счет образование, отработал пару лет там, где он государству нужен. Но в демократической стране такой подход не приветствуется, поэтому надо сделать работу учителя привлекательной, чтобы эстонские учителя пошли работать в русскую школу, надо убедить их, что наши дети ничуть не хуже, а иногда даже лучше.

Эстонских учителей придется стимулировать, к примеру, повышенным окладом. Ведь у них и нагрузка будет больше: они попадут в другую языковую среду. Может быть, ввести звание "Лучший учитель в русской школе", какие-то стипендии. И мы будем обязательно нечто подобное прелагать.

— Что конкретно вы должны сделать к началу проведения реформы — 1 сентября 2007 года?

— Мой отдел должен найти хороших преподавателей, которые в 10-м классе будут вести эстонскую литературу на эстонском языке. Подразумевается, что к гимназии дети уже получат эстонский язык в необходимом объеме.

— Проблема в том, что пока государство не может обеспечить качество преподавания эстонского языка в русских школах. Повезло с учителем — знают дети, нет — не знают государственного. Как же все-таки дать детям возможность после окончания основной школы адекватно воспринимать гимназические предметы на эстонском языке?

— Опять же, в содружестве с университетами, с Соцмином и руководством эстонских школ. В идеале, повторю, в русской школе должны преподавать эстонский и предметы на эстонском носители языка.

— Сколько человек будет работать в отделе и когда вы перейдете от выработки стратегии к конкретным делам?

— В отделе будут работать пять человек, все они должны быть профессионалами в области образования. Хотелось бы, чтобы при моем отделе был общественный совет, в который я намерена пригласить представителей национальных меньшинств, пару директоров русских школ, известных социологов Клару Халлик и Ирис Петтай. Надеюсь завершить организационный период к началу февраля.

— Почему вы согласились возглавить отдел?

— Кому было бы лучше, если бы на эту должность пришла какая-нибудь Марья Иванова, великолепный преподаватель, много лет проработавший в школе. Только потому, что она русская? А я умею работать, организовать дело.

— Раз уж вы сами затронули тему национальности, вы не боитесь, что если все же перевод русских школ на двуязычие провалится, то во всем окажутся виноваты евреи?

— Что же, хоть раз эстонская и русская общины сольются в экстазе.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie