Хлебные крошки

Статьи

Азия
Политика

Андрей Белов

Турецкая осада

Многолетнее стремление Анкары пробиться в Евросоюз приносит первые плоды, но ждать заветного момента придется еще долго

Стремление Турции в Большую Европу имеет поистине многовековые корни. Османская империя еще в XV-XVII веках упорно пыталась огнем и мечом покорить Европу и сделать ее частью своих владений. Но в 1683 году неудачная осада Вены и разгром под ней турецкой армии польско-австрийскими войсками под командованием короля Польши Яна III Собеского навсегда похоронили мечты "устроить конюшни султана в резиденции папы в Риме".

Через 280 лет во второй половине ХХ века вопрос Европы вновь стал для Турции, уже республики, крайне актуальным. Но на сей раз речь шла уже о мирной турецкой экспансии. Турецкая республика остро нуждалась в признании себя европейской страной со всеми вытекающими из этого политическими и экономическими последствиями. В 1963 году Турция объявила о своем желании вступить в Евросоюз, однако взаимности от европейцев не последовало.

Бедная, с большим и постоянно растущим населением, чуждая по культуре, религии и менталитету, имевшая к тому же сомнительный послужной список в сфере соблюдения свобод и прав человека, Турция внушала в Европе (и внушает многим до сих пор) большие опасения. Долгое время европейские структуры также выдвигали в адрес Анкары большие претензии по поводу ее неразрешенного до конца территориального конфликта с Грецией, проблемы Кипра и жестоких репрессий против курдов.

В Турции все это вызывало острую обиду и непонимание, ведь, казалось бы, активное членство страны в НАТО и тесные союзнические отношения с США давали ей особые преимущества. Но Европа упорствовала. После 1991 года в Евросоюз практически без всякого испытательного срока приняли многие страны бывшего Варшавского Договора и бывшие советские республики Балтии. Анкара же только в 1999 году, наконец, была признана официальным кандидатом на вступление в ЕС.

В декабре 2003 года лидеры стран ЕС пообещали решить вопрос о конкретных сроках начала переговоров по присоединению Турции к Европейскому Союзу. При этом они обусловили это целым рядом условий, касающихся прогресса в сфере демократических реформ, и дали Анкаре ровно год на устранение замечаний. Считается, что нынешнее турецкое правительство Реджепа Тайипа Эрдогана, пришедшее к власти в конце 2002 года, добилось в этой области значительного прогресса.

Администрация Эрдогана внесла ряд принципиальных изменений в конституцию и законодательство страны по обеспечению гражданских свобод, была отменена смертная казнь, а применение пыток признано преступлением. Курдское меньшинство получило ряд особых прав. Однако самым важным считается то, что Эрдоган смог ограничить всевластие армии в турецкой политической жизни. Его правительству также удалось удержать страну от участия в войне в Ираке и добиться перемен в кипрском вопросе – теперь Европа видит, что не турки-киприоты, а члены греческой общины препятствуют объединению острова.

Тем не менее, в течение текущего года процесс обсуждения вопроса о Турции продвигался в структурах Евросоюза довольно медленно, что обуславливалось не только знаменитой евробюрократией, но и различными взглядами на эту проблему в самом ЕС. В ходе дебатов сторонники принятия Анкары в "Евросемью" доказывают, что присоединение Турции будет благом для Европы и в очередной раз докажет способность ЕС "распространять по континенту стабильность, демократию и благосостояние". Они уверены, что Турция заметно приблизилась к европейским ценностям в том, что касается демократии и прав человека.

При этом самым главным считается то, что решение о принятии Турции в ЕС в период, когда отношения между Западом и исламским миром становятся все более конфликтными, способно сыграть "стратегическую роль". Турция здесь может стать своего рода "маяком" – моделью демократической мусульманской страны со светским правительством и развитой экономикой.

Противники же вхождения Анкары в Единую Европу (которых особенно много в Германии и Франции) делают главный упор на угрозу неконтролируемой турецкой миграции в европейские страны, непрочность демократических институтов в Турции и рост там исламистских настроений.

Летом и в начале осени дискуссия по вопросу вступления Турции в ЕС заметно активизировалась. К ней активно подключилась и администрация США. Перед саммитом НАТО в Стамбуле Джордж Буш заявил, что Турция уже выполнила все условия для вступления в ЕС, и Брюссель должен начать соответствующие переговоры с Анкарой. В ответ президент Франции Жак Ширак в Стамбуле выразил резкое недовольство "вмешательством США в дела Европы".

В сентябре турецкое правительство при поддержке Вашингтона усилило давление на руководство Евросоюза в преддверии объявления решения Еврокомиссии о готовности Анкары к началу переговоров о вступлении в ЕС. Однако камнем преткновения чуть было не стала судебная реформа в Турции. Реформа застопорилась в результате раскола турецкого общества по поводу того, нужно ли ввести уголовное наказание за внебрачные связи. В итоге проект нового уголовного кодекса был снят с повестки дня турецкого парламента.

Еврокомиссия тут же заявила, что собирается рекомендовать лидерам ЕС не начинать переговоров с Турцией до тех пор, пока в этой стране не будет принят новый уголовный кодекс. Представители Турции в ответ обвинили ЕС во вмешательстве во внутренние дела и заявили, что Евроcоюз не должен обуславливать специальными требованиями стремление Анкары начать переговоры о членстве в ЕС. Выступая в Страсбурге, премьер-министр Турции Реджеп Тайип сказал, что его страна "выполнила свою задачу". "Теперь ЕС должен выполнить свою, – отметил он. – Это они сейчас сдают экзамен. Если мы не хотим столкновения цивилизаций и хотим добиться примирения, то Турция должна занять свое место в ЕС".

Тем не менее, после обмена раздраженными заявлениями Турция все же пошла на попятную, и парламент страны на своей чрезвычайной сессии одобрил поправки в уголовный кодекс, которые призваны облегчить вступление страны в ЕС. После этого положительное заключение Еврокомиссии в принципе было гарантировано. Комиссар ЕС по делам расширения Гюнтер Ферхойген после переговоров с турецким премьером Эрдоганом выразил удовлетворение ходом реформ в стране и заявил, что нет "никаких препятствий" на пути Турции к началу переговоров.

В начале октября Еврокомиссия, как исполнительный орган ЕС, официально объявила, что Турция готова к началу полномасштабных переговоров о вступлении в Евросоюз. Правда положительное решение Еврокомиссии еще не гарантирует Турции кандидатство на вступление в ЕС. Окончательное решение должны принять лидеры всех 25 стран-членов Евросоюза на своем саммите в декабре сего года. Причем, как указывают наблюдатели, даже если переговоры о полном членстве начнутся уже вскоре, Турции не стоит рассчитывать на вступление раньше 2015 года. В то же время Болгария и Румыния уже получили добро на вступление в ЕС в 2007 году, а Хорватия заручилась обещанием на начало переговоров в 2005 году.

Таким образом, подходить к Турции будут явно гораздо строже, чем к 10 странам, вступившим в ЕС в мае сего года. Так, Еврокомиссия предупредила Анкару, что ей необходимо принимать дополнительные меры к улучшению ситуации в области прав человека. Несмотря на позитивные подвижки, пытки, религиозная дискриминация и насилие в отношении женщин до сих пор широко распространены в этой стране.

Кроме того, нужна и экономическая "подстройка" Евросоюза к Турции, учитывая ее общую бедность и размеры сельскохозяйственного сектора. К явному разочарованию Анкары, новый глава комиссии по расширению ЕС Олли Рен, который в ноябре сменит Гюнтера Ферхойгена, уже заявил о том, что ЕС должен получить бессрочное право на закрытие своих границ в случае слишком большого наплыва турецкой рабочей силы.

Не складывают оружия и противники принятия Турции в ЕС. Так, правительство Франции, где общественная поддержка идеи вступления Анкары в ЕС очень низка, уже объявило о намерении провести референдум по вопросу о том, должна ли мусульманская Турция вступать в единую Европу. Аналогичные настроения отмечаются также в Германии и ряде других стран.

Тем не менее, рекомендация Еврокомиссии стала большим шагом в истории 40-летних турецких усилий войти в Евросоюз и вызвала в стране прилив энтузиазма и надежды. В то же время и в Брюсселе многие убеждены, что ЕС сейчас не может просто захлопнуть дверь перед носом Турции. Ряд влиятельных европейских политиков выражает опасения, что в таком случае Анкара окажется в изоляции, и там могут серьезно усилиться антизападные настроения и влияние радикальных исламистов.

Поэтому в столицах ряда европейских держав все активнее высказывается мнение, что лучше потратить 10 лет на трудную и хлопотную интеграцию Турции, чем оставить ее за порогом ЕС. В любом случае, очевидно, что точка в истории долгой турецкой осады "Крепости Европа" будет поставлена еще не скоро.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie