Хлебные крошки

Статьи

Михаил Петров
Балтийские страсти
Политика
Прибалтика

Михаил Петров

Убрать, чтобы… оставить

Ансипа ожидает неприятный сюрприз

Со стороны может показаться, что упрямство Андруса Ансипа в деле Бронзового солдата имеет принципиальный характер: убрать памятник, чтобы восстановить национальную справедливость, чтобы эстонский народ, наконец, вздохнул свободно в свободной стране. Однако так ли уж свободен сам Ансип?

Я убежден в том, что упрямство Ансипа имеет ярко выраженную личную подоплеку. Однако ничего нового. Это всего лишь частный случай бунта детей против тирании отцов – традиционная для Эстонии битва с предками. Именно этим объясняется тот факт, что в англоязычном CV Ансипа на сайте правительства «пропущены» три года работы в должности инструктора промышленного отдела Тартуского райкома Коммунистической партии Эстонии и председателя оргкомитета.

Англоязычному читателю и по сей день не разъяснено, каким чудесным образом главный инженер Института общей и молекулярной патологии оказался на престижной партийной работе в районном комитете «оккупационной» партии. Но мы-то помним, что для такого взлета карьеры нужно было приложить определенные усилия. Сегодня Ансип тяготится не самой партийной службой, а приложенными для ее достижения усилиями. Мы-то знаем, как унизительно было гнуть выю перед «отцами», чтобы заработать их благосклонность.

Объектом мести «отцам» Ансип избрал Бронзового солдата, а полем битвы с предками – братскую могилу на Тынисмяги. Что именно в бронзовом истукане ассоциируется у него с «отцами» и «предками», нам неведомо, да это и не так уж важно. Важно, что патология. Андрус Ансип не может не понимать, что в историю Эстонии он войдет не как великий реформатор, а как борец с памятниками и гробокопатель. Но охота свести счеты с бронзовым «отцом» пуще неволи оставаться премьер-министром, чтобы в скучном ряду предшественников и последователей обрести историческое забвение.

Бунт детей – бессмысленный и беспощадный – всегда будет обречен на логическую бессмыслицу. Дети рано или поздно сами становятся отцами, а свято место, в котором они истребляли «отцов», как известно, никогда не бывает пусто, потому что святость неизбывна, а не потому, что место поверженного «отца» немедленно занимает кто-то другой. Неизбывность святости – это именно то, о чем при смене декораций дети никогда не задумываются.

Чем закончится бунт Ансипа против тирании Бронзового солдата и его личная война с предками, похороненными в братской могиле на Тынисмяги? Одно могу сказать определенно: победителей не будет. Формально Бронзового солдата спрячут на кладбище, фактически – за занавеску. Однако его присутствие на Тынисмяги останется неизбывным. Когда Ансип поймет это, то уже не сможет ничего исправить. За занавеской Бронзовый солдат станет для него неуязвимым.

С предками еще сложнее. Сегодня, когда могила никак не обозначена на местности, когда прах воинов покоится под тротуаром и укатанным газоном, – они спят. Выкопайте их, и они снова встанут в строй. Косточки-то могут быть и хрупкими, но сами воины находятся под защитой Высшего Судии, которому все резоны и шалости Ансипа, что называется, по барабану.

14 апреля 1945 года прах был перенесен с воинского кладбища в сквер на Тынисмяги. Если вы все еще полагаете, что там похоронены бешеные собаки и мародеры, то вглядитесь в фотографию повнимательнее. Перенесение праха объясняет, почему среди погребенных непропорционально много офицеров и нет ни одного эстонца.

Когда-то я сожалел, что в братской могиле на Тынисмяги не похоронено ни одного эстонца. Мне казалось, будь там хоть один эстонец, могилу не тронули бы. Но теперь я понимаю замысел тех, кто «подселил» к Ленине Моисеевне Варшавской еще двенадцать (!) постояльцев. Это и аллюзия, напоминающая о евангельской истории – двенадцать апостолов и Мария Магдалина, и вечное напоминание эстонцам о том, что дом, разделившийся в своем основании, не устоит. Последнее обстоятельство – весьма прозрачный намек на добровольную службу в Waffen SS.

То, что Бронзового солдата собираются убрать, – прискорбно. То, что его уберут, а он останется – это факт. То, что люди долго еще будут приходить в сквер на Тынисмяги и приносить сюда цветы – тоже факт. Цветы на святом для людей месте будут вечным укором Ансипу, и это тоже неприятный для него факт. То, что предки – двенадцать мужчин и одна женщина снова встанут в строй, станет для Ансипа еще одним неприятным сюрпризом.

А так, чем бы дитя ни тешилось….

Останки военнослужащих, захороненных на Тынисмяги, были перевезены сюда с военного кладбища на Фильтри 14 апреля 1945 года. Теперь, 62 года спустя, их планируют «вернуть на место».

Михаил Петров, Лига защиты русских (Эстония)

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie