Хлебные крошки

Статьи

Хроника украинского кризиса
Экономика
Украина

Дмитрий Скворцов

Украина уже завтра намерена войти в зону свободной торговли

Но – со странами Таможенного союза

14-го октября Российско-Украинский информационный центр вместе с Центром системного анализа и прогнозирования провели конференцию «Таможенный союз или Зона свободной торговли с ЕС – безальтернативный выбор Украины?». В ее ходе было объявлено о создании межфракционной депутатской группы по изучению работы и перспектив сотрудничества с Таможенным союзом (ТС).

Но первыми выступили не народные избранники, а экономисты.

Пора хвататься за бревно – но не надувное

«Для того чтобы принять решение куда идти – в ЗТС или ТС – надо сначала определить где мы находимся, – считает замминистра экономики Украины, доктор экономических наук Валерий Мунтиян. – Основной показатель здесь – темпы роста ВВП. В целом по развивающимся странам он вырос с 1990 года к 2010-му до 268%, по мировой экономике – до 164%, в странах с развитой экономикой – до 125%, в СНГ – до 127%, в Украине упал до 63%. А ведь в 1990 году стартовый потенциал Украины был выше, чем у РФ. Таким образом, имеем 20 лет деградации и потери позиций. Это трагедия.

Мировой кризис показывает, что виртуальной экономике не выжить нигде в мире. Чего уж тут говорить об Украине. Значит нужно срочно укреплять и развивать экономику реальную. Однако для этого нужны ресурсы. У нас их нет, но они есть в странах СНГ, в первую очередь – в РФ. Мы не говорим сейчас о том, плохо это или хорошо – такова действительность на сегодня. Если же взять ЕС, то они в два с половиной раза больше потребляют энергоресурсов, чем добывают.

Возьмем рынки. 38,4% нашего экспорта приходится на страны ТС. Экспорт в ЕС – 27%. При этом самая большая степень кооперации Украины – также со странами ТС. Но поскольку Украина не принимала участия в последних интеграционных процессах на пространстве ЕЭП, у нас со странами ТС образовался громадный разрыв. Они уже вышли на второй уровень интеграции, а мы еще даже не на первом – не в ЗСТ СНГ. От этого разрыва Украина очень многое теряет. Мы не можем утратить рынок стран СНГ (42,4% нашего экспорта). Поэтому правительство приняло решение разработать проект нового договора о ЗСТ со странами СНГ. Такой договор нами разработан, и, я думаю, премьер-министр 18 октября подпишет его в Санкт-Петербурге. Этот – первый уровень интеграции – уже даст возможность работать с членами ТС.

Второй уровень интеграции – сам ТС. По заданию правительства Министерство экономики просчитало сценарии вхождения в ТС с учетом всех рисков. И по нашим прогнозам все 37 отраслей украинской экономики ожидает рост. Но это – при определенных условиях вхождения. Одно из них – обеспечение загрузки украинских нефте- и газотранспортных систем. На экспертном уровне эти условия представителями стран ТС в принципе приняты.

Пребывание Украины в ТС не только не противоречит интеграции в ЕС, но наоборот, способствует вхождению в Европу с гораздо более выгодных позиций – защищенности внутреннего рынка (а это, в сегодняшних условиях глобализации – пожалуй, самое главное). Более того, для Украины интеграция в ЕС в составе ТС более вероятна, чем самостоятельная, хотя бы потому, что в этом еще больше нас заинтересована Россия. У нее товарооборот с ЕС – 51%.

Если же говорить о вхождении в ЕС самостоятельно, то нужно учитывать следующее. Сегодня ЕС – мощнейшее региональное объединение. ВВП за 2010 год – более $16 трлн. (США идут только вторыми с менее чем $15 трлн.). Но если посмотреть, какой ценой обходится этот объем, соответствует ли темпам роста экономики, и вообще, какова структура этого ВВП и т.д., то окажется что экономическая модель ЕС не имеет права на жизнь (что и доказал кризис). Все критерии Маастрихтского договора* нарушены. Приведу только два примера: дефицит бюджета ЕС – 6,4%, внешний долг – 85%. Таких плохих показателей ни одна страна ТС не имеет.

_________________________________
* ЕС был учрежден Маастрихтским договором 7 февраля 1992 года. Государства, подписавшие соглашение, приняли пять критериев, которым должны удовлетворять страны, вступающие в Европейский валютный союз: дефицит госбюджета не должен превышать 3 % от ВВП; государственный долг должен быть менее 60 % ВВП; уровень инфляции не должен превышать более чем на 1,5 % среднее значение трех стран-участниц ЕС с наиболее стабильными ценами; долгосрочные процентные ставки по государственным облигациям не должны превышать более чем на 2 % среднее значение соответствующих ставок в странах с самой низкой инфляцией.

Не случайно прямой курс Украины евроинтеграцию дает больше минусов, чем плюсов. При самых оптимистичных сценариях прирост экспорта ожидается равным 3,1%, а рост импорта – 6,7%. Думаю для нашей страны с ее дефицитом бюджета и внешним долгом такое превышение импорта над экспортом недопустимо. При этом выпуск продукции падает на 1,13%, ВВП – минус 0,42%. Потеря рабочих мест – 32 тыс. чел. И это тогда, как Россия очень зависима от украинских предприятий – в энергетике, транспорте, авиации, ракетостроении, ОПК.

У нас очень много общего со странами ТС – в научно-технической сфере, научных школах, кооперации… Это предпосылка для развития украинской экономики и выхода на устойчивое развитие инновационной модели (по уровню инноваций РФ уже опережает нас в пять раз).

Глобальные прогнозы показывают, что в самом скором будущем экономический центр мира переместится в Евразию. И мы должны быть не наблюдателями в процессе складывания новой архитектоники, а ее активным участником».

По мнению директора Института экономики и прогнозирования, вице-президента НАНУ Валерия Гееца экономический центр мира уже перемещается в Азию, в частности Китай, тогда как ЕС превращается в «объединение с весьма неясными перспективами».

«Назло кондуктору» пойдем в ЕС

Несмотря на практически сигнал тревоги от экономистов депутат-регионал Петр Мельник призвал продолжать «осмысливать эти процессы». Петр Владимирович при этом признался, что остается сторонником ЗСТ с ЕС, но в своем осмыслении данного факта не привел контраргументов выкладкам экономистов.

Впрочем, «прояснить ситуацию» с «перспективами на Востоке» народный избранник решил с помощью заявления, которое он зачитал от имени создаваемой межфракционной депутатской группы по изучению перспектив сотрудничества с ТС. В частности в заявлении: «Украина проводит системную политику выстраивания взаимоотношений с Европейским Союзом по поводу возможного вхождения в Зону свободной торговли с ЕС. Над европейской перспективой интеграции на законодательном уровне трудятся наши коллеги из Комитета по вопросам европейской интеграции Верховной Рады. В то же время аналогичные предложения со стороны государств-членов СНГ рассматриваются гораздо меньшим кругом специалистов, исключительно, в структурах исполнительной власти. При этом в обществе существует явно выраженный запрос на сотрудничество не только с институтами Европейского Союза, но и с их аналогами на пространстве СНГ. Поэтому мы считаем необходимым инициировать создание межфракционной депутатской группы по изучению работы и перспектив сотрудничества с Таможенным Союзом России, Белоруссии и Казахстана».

Под заявлением также подписались Игорь Алексеев (КПУ), Александр Голуб (КПУ), Сергей Гриневецкий (Блок Литвина), Вадим Колесниченко (ПР), Валерий Коновалюк (ПР), Юрий Литвин (Блок Литвина), Алексей Логвиненко (БЮТ), Владислав Лукьянов (ПР), Евгений Царьков (КПУ).

О том, что создание такой группы еще отнюдь не означает гарантии поддержки в парламенте идеи ТС, и что внутри самого этого депутатского объединения предстоят затяжные прения между сторонниками и противниками ТС, свидетельствует выступление на конференции еще одного регионала – Владислава Лукьянова.

Владислав Валентинович в который раз продемонстрировал способность соотносить свое принципиальное мнение с курсом не менее принципиальной партии. И, главное, достаточно доступно это мнение выражать: «Если экономическая наука говорит, что сотрудничество с ТС позволяет Украине получить реальные экономические преимущества не через 10-20 лет, а в течение 2-3 лет, то, наверное, к этому пути нужно присмотреться. Но, наверно, нам нужно говорить, на каких условиях сотрудничать. Безусловно, что те вещи, которые прозвучали во время переговоров из уст руководителей братского государства, для нас были неприемлемыми. То есть, даже, если мы конструктивно настроены на сотрудничество, если загонять нас из-под палки, мы скажем «нет». Мы хотим стоить равноправный равносторонний диалог. Я думаю, большинство с этим согласится».

На выступления депутатов-регионалов не мог не отреагировать Валерий Мунтиян: «То, что вы создаете такую группу, конечно же, правильно. Но то, как вы обосновываете ее создание, боясь даже произнести словосочетание «вхождение в ТС», вряд ли может обнадеживать. Кризис, как мне правильно подсказывает Валерий Михайлович Геец, уже в дверь стучится! Безработица может прыгнуть на 25-40% за год-полтора. Катастрофа на носу. Пирамида очередная валится! Нам надо защищаться, чтобы она нас не завалила. А мы все «осмысливаем» и «присматриваемся»!»

За депутатов вступился член-корр. НАНУ, главный научный сотрудник Института экономики и прогнозирования Владимир Сиденко: «Вступление в ТС автоматически приостанавливает развитие отношений с ЕС. Мы ставим себя в ситуацию той девки, которая гуляла с Иваном, и уже обручилась с ним, а потом вдруг сообщила, что выходит за Петра. Примерно такой психологический эффект ожидал бы ЕС. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. То есть, мы были бы отброшены в отношениях с ЕС на уровень до 1994 года, когда было заключено соглашение о партнерстве и сотрудничестве. Любые реляции о том, что мы вместе с ТС после этого станем развивать отношения с ЕС, звучат, на мой взгляд, недостаточно убедительно.

Правильность такой позиции подтверждается разработкой особой формулы развития отношений с ТС. Над формулой «3+1» трудилась специальная группа, созданная распоряжением президента, и выработала вполне конкретные предложения, включая возможность участия Украины в отдельных институтах евразийского экономического сообщества: в Евразийском банке развития, Фонде высоких технологий, Антикризисном фонде ЕвразЭС, в целом ряде высокотехнологических проектов…

Тем не менее, эта формула не получила поддержки со стороны руководства РФ. Очень жаль. Но я продолжаю надеяться, что «3+1» имеет определенные перспективы.

А вот что меня настораживает в отношениях с ЕС – то, что украинское руководство проявляет определенные иллюзии сегодня на предмет того, что оно может быстро добиться полной интеграции в ЕС. Стремление заставить ЕС записать в соглашение об ассоциации слова о перспективе членства Украины в ЕС представляется мне авантюрой. Оно не учитывает объективную возможность ЕС к дальнейшему расширению за счет крупных стран».

На образность мысли экономиста отреагировал политический обозреватель Дмитрий Джангиров: «Я бы скорее назвал Украину не «девкой», а герлфрендом ЕС, с которой он возможность обручения даже не рассматривал. Тогда как другой согласен жениться, о чем не устает повторять.

Впрочем, о чем можно говорить, если среди сторонников ЕС даже экономисты не подкрепляют свои предпочтения экономическими выкладками. Даже у экономистов все сводится к тому, что «наш европейский романтизм лучше, чем ваш евразийский меркантилизм».

Дабы примирить «романтиков» с «практиками» модератор политолог Ростислав Ищенко предложил внять гласу народа. Вернее, к представляющим его социологам.

Разгерметизация неизбежна. Дотянуть бы до инноваций

«Более половины опрошенных нами в июне респондентов заявили, что поддержали бы вступление Украины в ЕЭП на условиях равноправного участия страны в этой организации, – сообщил замдиректора Института социологии НАНУ, доктор социологических наук Николай Шульга. – . Противники этой идеи составляют менее пятой части населения — 19%. Около 30% отказались от ответа**.

___________________________
**Подробно об исследовании Института социологии читайте, пожалуйста, здесь

И это притом, что на протяжении двух десятилетий независимости у нас наблюдался ассиметричный вброс в общественное сознание информации о возможных вариантах развития. Пропагандировалось преимущество западного вектора. Восточный же рассматривался лишь в иронично-пренебрежительном ключе».

Исследования R&B Group касались отношения населения к вступлению в как в ТС, так и в возможные политические союзы. Представитель компании Алексей Ляшенко привел следующие данные: не желают вхождения в какие-либо союзы 29% опрошенных, желают жить в союзе с Россией, Белоруссией и Казахстаном 36%, о ЕС мечтает 22%. 42% считает, что для Украины более выгодна интеграция в ЕС, нежели в ТС, тогда как 44% уверены, что вступление в ТС принесет Украине ощутимые выгоды в кратчайшие сроки».

Впрочем, перемирие длилось недолго, как не старался его продлить соорганизатор конференции руководитель Российско-Украинского информационного центра Олег Бондаренко.

Директор института археологии, академик НАНУ Петр Толочко в самом начале своего выступления обратился к депутату Лукьянову: «Вам кажется, что вас кто-то вас заставляет идти в ТС и вы поэтому возмущаетесь. Но вот академик Геец приводил сегодня цитату из Александра Рара – даже в Германии понимают, что на нас слишком давит Европа. Но это давление вам, судя по отсутствию возмущения, вам приятно.

Вы утверждаете, что «конструктивно настроены на сотрудничество». В чем конструктивность – сначала говорили «давайте считать». Ну посчитали вам – Мунтиян посчитал, Геец, Глазьев, Кучма. Теперь говорят: «Ну к чему эти бездушные цифры? Главное – мечта!».

Как мы видим, меняются вожди, но не меняются парадигмы. Пришли бело-синие, а курс остался оранжевый. И проводят его те самые депутаты, которые совершенно противоположное говорили, когда были в оппозиции. Они сегодня повторяют то, что заявляет президент – о безальтернативности пути в Европу. Так зачем же что-то считать на другом пути, если мы заведомо туда не пойдем?

Совершенно правильно сказала одна «региональная» дамочка на ток-шоу заезжего Шустера: «то, что вы – оранжевые – заболтали, мы делаем». Святая правда!

А вот меня, кстати, действительно, не особо волнует экономика. Денег я не особо скопил и знаю – кто богатый здесь, будет богатым и там. А кто был бедный здесь, бедным останется и в Европе. Меня страшит другое – что регионалы, как и оранжевые, заговорили, что это наш цивилизационный выбор. Я не знаю, все ли депутаты от ПР понимают смысл данного термина, но вот галицийские политики очень хорошо его понимают. Униаты этот выбор уже осуществили в 1696 г. в Бресте. И сегодня их идеологи вновь заявляют, что православная цивилизация исчерпала себя. И что родиной демократии является западно-христианская цивилизация. Поэтому если мы идем в Европу, чтобы изменить свою культурно-историческую идентичность, то я бы не пошел туда даже ради богатства.

Но если уж говорить «не о меркантильности», я бы привел пример не с девкой незамужней, а с богатой теткой и бедной матерью. Я бы остался с матерью».

Замглавы департамента торговой политики секретариата комиссии Таможенного союза Людмила Чеглик ознакомила присутствующих с экономическими достижениями Белоруссии, Казахстана и РФ за время действия ТС, и в этой связи также не удержалась, чтобы не отреагировать на метафору Владимира Сиденко: «Очень хотелось бы, чтобы Украина не оказалась в роли той девушки, которая хочет выйти замуж и в девках остаться».

Депутат ВР III и IV созывов Георгий Крючков с сожалением констатировал: «Как показывает опыт, нас ничему не научила история с ВТО – как бежали туда! А через полгода даже Ющенко был вынужден дать правительству поручение разобраться – что же это мы такое получили? Теперь, вот, ЕС с той же терминологией с той же экспрессией навязываем».

«К сожалению, украинский политикум не мыслит стратегическими целями, – согласился с коммунистом нардеп от БЮТ Алексей Логвиненко. – Как правило, государственная политика определяется ситуативными интересами крупного бизнеса. Если сегодня в доминирующей политической силе преобладают интересы в рынке Европы, проталкивается западный вектор. А если учесть, что крупный бизнес у нас – полусырьевого направления – речь всегда будет идти о сиюминутной выгоде».

«В Украине сращивание власти и бизнеса достигло таких размеров, что смена у власти экспортно-ориентированных на импорт-ориентированных и наоборот ведет к полному пересмотру внешней политики, вплоть до пересмотра нормативной и законодательной баз – развил мысль коллеги литвиновец Сергей Гриневецкий. – Не потому ли разговоры о ЗСТ СНГ уже столько лет ведутся безрезультативно? Надеемся на 18 октября.

Что же касается ТС, расчеты Валерия Ивановича Мунтияна, конечно, правильные. Но это расчеты для бензиновой экономики. Не для инновационной. Следовательно, вся прибыль от вхождения в ТС будет проедаться нашим износом в основных отраслях производства и прежде всего в транспорте, где более 90% износа, а состояние подъездного состава и подъездных путей – критическое! Доказательство – в прошлую пятницу летел с коллегами-депутатами из Киева в Одессу, когда произошла разгерметизация самолета» («Боинга-737», — Авт.).

«Но позвольте, доживем ли до экономики инновационной, если не продержимся хотя бы несколько лет в режиме существующей? – обратился к Сергею Рафаиловичу министр образования и науки, молодежи и спорта Дмитрий Табачник. – Мы тут шутили с академиком Геецом: «давайте поживем в бензиновой экономике еще с десяток лет. А после этого времени из Вашингтона уже будут звонить в Пекин и спрашивать «А можно?». А им будут отвечать: «Не время».

Да, чтобы Украине прожить эти 10 лет, нужна легитимная власть. Но без федерализации, без решения языковых вопросов, откуда она возьмется? Я не хочу ни жить, ни умирать на улице дивизии СС «Нахтигаль». До такого мерзкого бесстыдства даже в Прибалтике правые не додумались.

Что же касается создания депутатской группы по изучению перспектив вхождения в ТС, это можно только приветствовать. Осталось инициировать большие парламентские слушания, что несложно. Их проведение и покажет, насколько эффективна эта группа.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie