Хлебные крошки

Статьи

История
История

Сергей Величко

Урок "Второго Рима"

К 550-летию падения Константинополя

История учит. Согласимся, хотя и с оговорками. Но чему может нас научить Царьград-Константинополь своею гибелью, случившейся более полтысячелетия тому назад? Смею утверждать: очень важному для нас – как избежать собственной гибели.

Трагическая кончина государства ромеев, как гордо называли себя подданные императоров восточной части великого Рох Комола, почти на 1000 лет пережившей Западную Римскую империю, подготавливалась многими внешними и внутренними смертоносными силами, но решающим стало то, что царствующий Константинополь в своей местной гордыни вообразил себя собственно Империей, процветающей среди разоренных, заброшенных на произвол случая провинций с полуголодными, раздетыми, необогретыми людьми. Правда, знакомая картина: Москва и остальная Россия? Конечно, Москва не окружена воинственными османами. Только разве в турках дело? Однако вернемся к весне 1453 года.

До того майского дня, когда "супероружие" Мехмета II (турецкая "царь-пушка" длиной 8 метров, стрелявшая полутонными ядрами) разнесла часть городской стены, Константинополь не единожды выдерживал осады и арабов, и тюрков, а в 1204 г. был взят и разрушен крестоносцами, которых грекоязычные "ромеи" именовали "франками". Католики Европы, проклявшие патриарха константинопольского в 1054 году и тогда же преданные последним анафеме вместе с "наместником Бога", Папой Римским, представляли всех православных еретиками хуже басурман и считали их не достойными снисхождения. Но греки-ромеи, потомки эллинов, славян, германцев, иллирийцев, сирийцев, сильны были не только духом Фермопил. Победила античная культура, "заразив" варварскую Европу античностью через книги и обломки материальной культуры греко-римской эпохи, хранимые в тайниках монастырей. "Франки" не препятствовали возрождению древней Византии. Крест все-таки объединял. Из-за своей малочисленности они растворялись в местной знати и через поколение-другое становились непреклонными "ромеями". Другое дело – турки. Несмотря на успехи арабского просвещения в тонком слое османской знати, турецкая масса оставалась миром кочевников, ордой, многочисленной и чуждой античной культуре, невосприимчивой к "заразе" античной философии, науки и литературы. Дети Аллаха затопили град Константина, и кровь оставшихся в живых "ромеев", не замутняя турецкую кровь, исчезла в жилах завоевателей без следа. Что до византийской глубинки, она давно потеряла органическую связь с метрополией, возомнившей себя империей в городских стенах. В глубинке – от долины Эврота, где досматривала свои золотые сны ничтожная Спарта, до славянского уже Дуная, от Адриатики до Босфора – приняли покорно новых хозяев, поклонявшихся полумесяцу, тем более что турки с терпимостью относились к иноверцам-христианам. Константинополь же поменял не только имя – на Стамбул. Он стал по преимуществу мусульманским, тюркоязычным, и относительно малочисленные греки-ромеи смотрелись в нем как гости уже к концу ХV века. Новые расовые признаки появились на лицах горожан. Их уже не волновали предания Нового Рима – Второго Рима, Стамбул стал первым и единственным, как един Аллах на небе. Но эхо восточного, босфорского Византия – Константинополя – Царьграда – Рима не заглохло в веках на пространствах Евразии. Племянница павшего в конце мая 1453 года на улицах обреченного города императора Константина IX царевна Софья, помаявшись на папских хлебах в католическом Риме, была выдана понтификом замуж за государя "страны снегов и замков деревянных" Ивана III. Она носила греческую фамилию Палеолог, и от нее Рюриковичи в который уже раз стали также "ромеями" со всеми правами на мертвую империю, с правом, так и не использованным даже в 1945 году, оживить ее развалины под развалинами Стамбула. Однако самым большим наследием Палеологов, давшим Москве еще одно имя – Третий Рим, было Православие под православным государем, чего эта конфессия была лишена на других землях.

Третий Рим сегодня – это мегаполис, ощущающий себя империей в окружении бывшей, обкорнанной империи, объеденной по краям самой собой. Правда, по кольцевой дороге не стоят вражеские рати, супероружие ей не угрожает, но уже чуждая культура, чуждые духовные ценности, мораль, этика, чуждые боги активно проникают в самое сердце города, и все громче звучат иноязычные речи, расовые признаки дедов и внуков все меньше напоминают нам об общих предках, заселивших Окско-Волжское междуречье.

Так без кровожадных турок, без грома орудий падет Третий Рим. Каково будет его новое имя? Москоу? Как назовут себя москоумэны? Общечеловеки? Как-то иначе? И что станет с "регионами", которые "империей" перестали быть раньше, чем столица? Остается только гадать. И учиться у истории.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie