Хлебные крошки

Статьи

Евразийская интеграция
Политика
Белоруссия

В.С. Бондаренко

Уроки строительства Союзного государства России и Белоруссии

От эйфории и "торговых войн" - к Гражданскому Форуму

Строительство Союзного государства (СГ) Беларуси и России, как принято считать, затягивается. Но при любых оценках и прогнозах этот увлекательный процесс имеет серьезное обучающее значение. Основные «уроки» таковы.

«Уроки правоведения». «Кто неправильно застегнул первую пуговицу, уже не застегнется, как следует» (Иоганн Вольфганг Гете). 12-15 лет назад в качестве основополагающих «учредительных документов» были предложены, по сути, протоколы о намерениях, декларации. Они не имели – и не имеют - некой обязательной силы, никого и ни к чему не обязывают. Более того: эти документы допускали – и допускают - принципиально различное понимание именно основ построения СГ. Так, РБ настаивает на соблюдении прописанного в упомянутых документах принципа «равенства сторон». Для Российской Федерации этот принцип в его буквальном толковании не приемлем.

Эта же правовая «особенность» - или небрежность? - является первопричиной «братских торговых войн»: они возникают именно по причине существования между РБ и РФ во многих сферах «скорее братских», нежели чем правовых отношений. Эти войны начинаются и прекращаются, как говорится, «по понятиям», что и вызывает «братские обиды», реальное или мнимое непонимание, различного рода кривотолки .

Правовое обеспечение основ СГ: «15 лет без права переписки» или «цугцванг». В правовом контексте основы принципиальных разногласий двух государств - Беларуси и России - по важнейшим вопросам союзного строительства и по многим другим вопросам двусторонних отношений заложены именно в основополагающих договорах и соглашениях о создании СГ, подписанных еще 12-15 лет назад, в годы "великой дружбы" и доверия двух президентов. Эти договоры и соглашения составлены таким образом, что фактически существует возможность разночтений, возможность совершенно различного толкования основополагающих принципов создания СГ.

Так, не предусмотрены, как известно, какие-либо надгосударственные органы, решения которых были бы обязательны к исполнению. Не предусмотрены также механизмы реализации как соглашений в целом, так и важнейших составных частей этих соглашений, например, о введении единой валюты, о принятии Основного закона СГ и др. Разработать эти "детали" решили "как-нибудь потом", в рабочем порядке.

В настоящее время действуют (точнее – считаются действующими): Договор о создании Союзного государства от 08.12.1999 г., Программа действий Республики Беларусь и Российской Федерации по реализации положений Договора о создании Союзного государства от 08.12.1999 г. Также действует ряд других соглашений. Формально никто не отменял Устав Союза Беларуси и России от 23.05.1097 г.

Темпы и "график интеграции" в общем предусмотрены "Программой действий РБ и РФ по реализации положений Договора о создании СГ" (1999 г.). Но в этом документе содержатся не механизмы реализации, а скорее декларации, - правда, с указанием неких сроков. Например, о самом когда-то актуальном и дискутируемом вопросе - о единой валюте - сказано следующее: «Введение единой валюты предусматривается к концу 2005 г. в увязке с процессом экономической интеграции" (см. пп. 3.1 - 3.2. Программы). Логично? Конечно, да! Конкретно? Конечно, нет!

Можно привести также другие важные выдержки из Программы. Например, в разделе "проведение единой налоговой политики с 2001 г." сказано о необходимости работы по "унификации, гармонизации и сближению налогового законодательства в части принципов налогообложения, понятийного и терминологического аппарата " (п.4.1.); о "единых принципах взимания" налогов, о "учете налогоплательщиков", о "контроле за соблюдением налогового законодательства". Сказано сильно … Единая терминология, конечно, очень важна, но единые налоговые ставки, видимо, все-таки важнее. Но они-то в Программе не предусмотрены. Принципиально не соответствует Программе "формирование общего рынка ценных бумаг", предусмотренное на 2001 г. (пп. 7.1. – 7.2. Программы).

Сегодня в Беларуси рынок ценных бумаг, скажем так, развит заметно в меньшей степени, чем в России. Это, конечно, сдерживает развитие многих современных форм экономической интеграции. Но это также сдерживает, как считают в Беларуси, «поглощение ряда белорусских предприятий российскими олигархами», а при такой постановке вопроса отношение общественности - и не только общественности - не трудно предсказать. Поэтому в СМИ нередко муссируются вопросы: « Много ли дали российские олигархи российскому народному хозяйству и обществу? Сильно ли они помогли инновационному развитию страны или хотя бы своих же предприятий?»… Кроме того, неразвитость рынка ценных бумаг в Беларуси в какой-то степени смягчила последствия мирового финансового кризиса. Для электората - и не только для него - убедительные аргументы в недолгих раздумьях относительно основ СГ. О механизме принятия решений в действующих соглашениях о создании СГ.

"Даешь суверенное равенство сторон!" Таков был лейтмотив соглашений о создании СГ. - и, ранее, о создании Союза двух государств. Так, в ст. 3 Договора декларирован именно принцип "суверенного равенства сторон". На этом правовом основании Беларусь обоснованно понимала и понимает политический "принцип равенства сторон" как принцип равного количества голосов стран-участниц СГ в процессе принятия решений по основным вопросам союзного строительства и функционирования СГ - включая создание и функционирование высших органов управления СГ и, напр., создание и функционирование единого эмиссионного центра СГ. Ранее, в середине 90-х гг. Беларусью отвергалась даже сама идея о таковом едином центре, причем в полном соответствии с буквой основополагающих документов, с принципом "равенства сторон".

В начале нового тысячелетия стало понятно, что для ФЕДЕРАТИВНОГО государственного устройства России создание СГ (!) с такими полномочиями даже для самого уважаемого союзника - это нонсенс, это практически невозможно, (Правда, на пост-советском пространстве "таки уживается немало нонсенсов"..) Напр., другие субъекты Федерации в этом гипотетическом сценарии были бы вправе задать сакраментальный вопрос : "А чем мы хуже?"…То есть нечто типа "ты меня уважаешь?" и, вполне вероятно, с аналогичными последствиями. Но 10 лет назад в России было как-то не до интеграции : потоки нефтедолларов, "семибанкирщина", залоговые аукционы и упоительный передел огромной собственности… В этой ситуации Беларусь совершенно справедливо отстаивала свои национальные интересы!

Другой аспект "равенства сторон" и "равного количества голосов". Россия, как известно, является ядерной державой, что налагает на нее известные международные обязательства и заставляет с особой тщательностью анализировать все механизмы процесса принятия решений в возможном СГ, в Союзе государств и т.п. В Евросоюзе нет этой проблемы, поскольку он - ЕС - находится "под зонтиком" НАТО. Хорошо это или плохо - другой вопрос, но в любом случае опыт этого самого успешного интеграционного образования в данном случае не применим. Конечно, в сфере нераспространения ядерного оружия существуют другие международные соглашения, но едва ли они предусматривают сценарий создания "Союзного государства", в котором один из участников является ядерной державой. Получается, опять нам приходится обогащать мировую цивилизацию своими изысканиями… Что ж, это мы можем.

Однако, такова была «правовая грамотность» 12-15 лет назад, такова была «стратегическая культура»…

… Как сказал бы незабвенный Михаил Самуэлевич Паниковский, один из сыновей лейтенанта Шмидта, известный своим опытом нарушения Конвенции: "Я Вас умоляю! Где механизм принятия решений по различным альтернативным проектам? Где какие-то меры на случай целенаправленного запутывания данного вопроса, на случай недоговороспособности и элементарных капризов одного из участников Конвенции?" …Так или примерно так сказал бы М.Паниковский, злостный нарушитель Конвенции, наученный своим горьким опытом. … Но у нас тогда не было такого опыта. 10 лет назад его не было.

Казалось бы, эти соглашения " взять - и переписать!"…Что ж, теоретически и даже практически это представляется возможным. Так, примерно такая же судьба постигла "старый" Таможенный союз и соответствующие соглашения о его создании в середине 90-х годов. Стратегическая культура была той же - и документы носили тот же малоконкретный декларативный характер, т.е. без механизмов реализации, без взаимной ответственности, без наднациональных органов и др. Руководили процессом так же другие люди, другие "элиты" (по крайней мере в одной из сторон). Но сегодня мы созрели до более высокого профессионального уровня проработки этих документов. Возможно ли такое относительно правовых основ Союзного государства? Теоретически - да, возможно, причем таковые варианты имеются и у белорусской, и у российской стороны. Но практически… Кто возьмет на себя смелость объявить, например, о «денонсации» прежних договоров, как это предлагает часть белорусской оппозиции?... Пока никто не осмеливался даже озвучить имеющиеся варианты некой «Конституции СГ»… Впрочем, традиции «секретности» и «таинственности» очень давно существуют в нашей стратегической культуре, в нашем менталитете.

А что мы имеем сегодня?.. Вопрос "о переписании" соглашений о СГ остается скорее открытым, чем закрытым. Едва ли кто-то из партнеров заявит об отмене этих соглашений - это никак не улучшит ситуацию... В шахматах аналогичное положение называется "цугцванг": любой ход игрока ухудшает его же позицию. Но в политике ход можно не делать, что мы и наблюдаем… Тем не менее, сегодня все-таки полезен своего рода ретроспективный анализ этих соглашений, полезен и с теоретической, и с практической точек зрения. Во всяком случае, Президент Д.Медведев на встрече с белорусскими журналистами 23.11.2009 г. в резиденции Майнсдорф выразил очень осторожный оптимизм относительно перспектив СГ, отметив при этом возможную целесообразность современных подходов к разработке соответствующих соглашений. Позже в Минске Президент А.Лукашенко сказал, что вся эта встреча была "абсолютно бессмысленной" и "…получилась абсолютно пустая встреча". (Цит по газете "Комсомольская правда" в Беларуси", 26.11.2009, №225).

«Уроки новейшей истории и историософии»
Беларусь-Запад: «вехи» новейшей истории.
Заметны такие исторические параллели или "совпадения": сближение Минска и Москвы - резкая критика Западом "режима Лукашенко"; отдаление Минска от Москвы - "мэсэджи" Запада тому же "режиму" о возможном сближении.

Середина 90-х гг. Минск – Москва: эффектные шаги по созданию СГ.
Запад-Минск: Запад объявляет А.Лукашенко "последним диктатором в Европе".

Начало 2000-ч гг. Минск-Москва: "торговые" войны, В.Путин предлагает Минску "кремлевскую диету" – "мухи и котлеты отдельно". А.Лукашенко впервые открыто и довольно резко критикует Кремль. Беларусь объявляет о "многовекторной" внешней политике.
Запад миролюбиво и гостеприимно предлагает Минску "12 условий" сближения и нормализации отношений. (Условия очень неконкретные и безобидные, скорее для соблюдения приличий. )


2009-2010 гг. Минск-Москва-Минск: острейшие конфликты в сфере масс-медиа и "типа" в геополитике (непризнание Абхазии и Ю.Осетии, "оригинальная" позиция Минска по вопросу ОДКБ, "последнее танго с К. Бакиевым", сериал о "Крестном Батьке", выступление М. Саакашвили по БТ и др.)
Запад-Минск: "Восточное партнерство" и - октябрь, 2010 - визит в Минск Президента Литвы. Запад явно и демонстративно поддерживает "последнего диктатора в Европе" в разгар предвыборной кампании. Без всяких условий и воспоминаний о "пропавших" белорусских политиках. Ради приличия : "Пообещайте нам, что зарегистрируете всех кандидатов в президенты, и ЕС окажет всяческую помощь. "

…На этом историческом фоне вопрос о приоритетах Запада - "демократия или противодействие России?" - выглядит как "политически некорректный", как невежливый, как вызывающий смущение в приличном обществе…


Эволюция «братского многоборья». 10-12 лет назад, в эпоху братания двух президентов и ритуального битья бокалов в Кремле, разные мнения, конечно же, были, но касались они действительно сложных и нетривиальных проектов – напр., введение российского рубля или другой единой валюты Союзного государства. Этот этап «братского многоборья» сегодня выглядит как некие интеллектуальные игры типа шашки – шахматы - поддавки: сложные конструкции, многоходовые комбинации и - сегодня даже не верится! - вполне интеллигентные разговоры, совсем без оскорблений, без унижений, без хамства.

Позже появились вполне тривиальные, старые как мир «торговые войны» (углеводородные, сахарные, молочные) - это уже нечто типа биатлона или стрельбы по «летающей посуде»: то ли по тарелочкам, то ли по блюдечкам… Здесь не требуется особое «изящество выражений», чем и поспешили воспользоваться обе стороны, изможденные политесом времен «великой дружбы». (Помнится, незабвенный Шариков, тоже утомленный вежливыми «буржуйскими» манерами в доме профессора Преображенского, примерно так попрекал своего гостеприимного хозяина за интеллигентность: «Все у Вас мерси да мерси… А нет, чтобы по-настоящему!»)

Пару лет назад - очередной виток «развития по спирали»: ОДКБ и создание вооруженных сил этой организации. Этот этап уже выглядит как фехтование с элементами покера, - или водное поло с элементами того же покера… Как известно, лица фехтовальщиков скрыты масками и не понятно, то ли они понарошку сражаются, то ли по-взрослому… В водном поло самое интересное тоже часто происходит под водой. В целом в этих видах ущерб противнику наносится вполне конкретный, без всяких там «летающих тарелочек». А в покере выигрывает тот, у кого сильнее карта или кто хорошо блефует. Интеллигентная игра, между прочим…

Наконец, мы «успешно» освоили также азиатские (кавказские и киргизские) виды национальной «подковерной» борьбы - нечто типа схватки «нанайских мальчиков» с элементами того же покера … Под ковром вообще ничего не видно, поэтому сам факт борьбы еще надо доказать, - если кому-то это надо доказывать… Зато какой простор для воображения и для многозначительного блефа! А если более серьезно, то киргизско - бакиевские сюжеты, как и ранее абхазские и юго-осетинские, показывают, что в нашем «братском многоборье» осваиваются полит-технологии, пока – геополитические технологии…

Вот такая грустная эволюция. Если же вспомнить, что, как говорят в Одессе, «развитие – таки идет себе по спирали», а «хорошее количество переходит-таки в нехорошее качество»… Похоже, нас ждут новые сюжеты, новые виды и формы состязаний… Вот уж повеселятся сторонние наблюдатели!

Будни союзного строительства: «боевой листок». Сегодня многие называют весь процесс создания СГ "долгостроем" (это самая дипломатичная и мягкая формулировка) и приводят, увы, многочисленные примеры весьма "оригинального" (тоже мягко говоря) понимания союзнических отношений… Примеров таковой "оригинальности" в межгосударственных отношениях довольно много и с каждым отопительным сезоном, с каждой "молочной", "сахарной" или др. торговой войной их становится все больше. Кризисный 2009 г. обогатил "союзную конфликтологию" примерами из сфер кредитной политики и даже военно-стратегического сотрудничества (ОДКБ и КСОР). Так, Россия, как заметили в Беларуси, дает кредиты под высокие проценты, а МВФ - под низкие. Правда, МВФ при этом требует реформ и девальвации белорусского рубля - но зачем углубляться в эти детали?... А ОДКБ и создаваемые КСОР вообще не защитили Беларусь от "молочной войны" - 2009! В результате Роспотребнадзор и «коварный» Г.Онищенко, «изощренно» ссылаясь на "новый техрегламент", летом на какое-то время "перекрыли" поставки той части молочной продукции, которая поставляется по "старым" документам, подтверждающим ее превосходное качество. Правда, российская сторона еще года полтора назад сообщила о новых требованиях всем своим партнерам - но зачем углубляться в эти профессиональные тонкости?

«Старый» Таможенный союз или оффшорная зона?... В результате деятельности в рамках «старого» Таможенного союза 90-х годов российские нефтебароны получили западнее Смоленска нечто типа "оффшорной зоны" и гнали нефть на Запад без российской пошлины. Так же поступали с российской нефтью и белорусские экспортеры. Вообще-то соглашения о Таможенном союзе предусматривали некие "понятия " о возврате в российскую казну части дохода, полученного на белорусско-польской границе. Но российская сторона как-то не очень требовала, а белорусская, соответственно, тоже не настаивала… Зачем настаивать, если партнеров это устраивает? Возникли и другие более-менее серьезные практические отклонения от буквы и духа "тех" таможенных соглашений.

Но в конце ноября 2009 г. в Минске были подписаны "новые" соглашения, главная особенность которых - именно создание наднационального органа Таможенного союза Беларуси, Казахстана и России. В контексте данной статьи принципиально важно следующее: ранее существовавшие соглашения о Таможенном союзе (ТС ) все-таки "переписали"!..

Принципиально важных и весьма ощутимых для экономики РБ разногласий в этом «новом варианте» ТС остается много. Самое болезненное для экономики РБ - существование российских экспортных пошлин на ввоз российской нефти в Беларусь. Хотя часть российской нефти для внутренних нужд белорусского народного хозяйства (около 9 млн. т.) поступает беспошлинно, в целом эта «кремлевская диета» весьма ощутимо снижает валютные поступления в белорусскую казну. Позиция российской стороны такова : " Вопрос экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты будет решаться одновременно с решением всех вопросов по ЕЭП (Единое экономическое пространство)", т.е. к 1.01. 2012 г. (См., напр., интервью главы российского Минэкономики Эльвиры Набиуллиной от 6 июня с.г. в Японии, «КоммерсантЪ-Daily», от 7.06.2010.)

Для справки: Ранее, в 2010 г. МИД Беларуси опубликовал список претензий к Москве в рамках будущего Единого экономического пространства (ЕЭП). Минск считает: 1) низкие цены "Газпрома" на газ внутри России являются субсидией экономике РФ; 2) рассматривает как дискриминацию невозможность льготного кредитования аграриев Белоруссии в российских банках и 3)полагает, что Россия ограничивает импорт белорусских лекарств.

"Ограничительные меры, применяемые РФ, наносят Беларуси наибольший экономический ущерб, что обусловлено объемом торговли и близостью экономических связей между нашими странами",— заявил МИД Белоруссии. В настоящее время в торговле с РБ ее партнерами применяются 28 ограничительных мер, и максимум — 12 из них — применяет РФ. Минск называет "особо весомым изъятием из режима свободной торговли" действующую экспортную пошлину на нефть и напоминает, что взимание с 1 января 2010 года вывозной таможенной пошлины на отдельные категории нефтепродуктов, поставляемые в Белоруссию из РФ, нарушает положения международных обязательств РФ".

МИД республики также заявил, что "внутренняя российская цена на газ, которая существенно ниже цены на газ в Белоруссии даже с учетом транспортных издержек, создает существенные ценовые преимущества для российских компаний и производимых ими товаров", назвав ее "фронтальной субсидией всей российской экономике". Среди топливных претензий упомянута также экспортная монополия "Газпрома", которая "является мерой нетарифного регулирования внешней торговли".

Недовольны белорусские власти и неравными условиями доступа белорусских производителей к российскому госзаказу (ценовые преференции в 15% только для поставщиков товаров РФ) — указанные преференции распространяются только на "ограниченный перечень белорусских товаров", заявил МИД. "Существует запрет на распространение льготных условий кредитования в российских банках с субсидированием процентных ставок и приобретения сельхозтехники в лизинг. Данная мера относится к запрещенным в трактовке ВТО импортозамещающим субсидиям",— подчеркивает МИД Беларуси. Также в сообщении МИДа говорится о том, что процедура осуществления государственного ветеринарного и лабораторного контроля РФ за содержанием антибиотиков в белорусской продукции животного происхождения, а также отсутствием генно-модифицированных микроорганизмов и меламина организована так, что создает "барьеры по доступу белорусской продукции на рынок". В Белоруссии уверены, что и порядок регистрации импортных лекарственных средств в РФ является дискриминирующим белорусских производителей: есть проблемы с представленностью в списке жизненно важных и необходимых средств в РФ. (Подробнее см., напр., официальный сайт белорусского МИДа : www.mfa.gov.by )

Большая часть претензий Белоруссии де-факто подтверждалась ранее российскими чиновниками. Так, переход к "равнодоходности" газовых цен "Газпрома" для внешнего и внутреннего рынка в 2014 год объясняется в правительстве РФ именно необходимостью «поддержки внутренних субъектов хозяйствования» — но это, в общем, и есть определение скрытой субсидии!..

Историософия. На постсоветском пространстве исключительно велика «роль личности в истории». (Понятие «авторитарный режим» ориентирует внимание на несколько иных аспектах: скорее на устройстве государственной машины, а не на личностных качествах лидера.) Поэтому субъективные факторы изрядно разнообразят даже самые, казалось бы, рутинные процедуры, придают им большую долю оригинальности и непредсказуемости. В целом это, конечно, обогащает практику, способствует развитию методики и даже методологии интеграции. Понятие «договороспособность» возникло, кажется, именно в контексте интеграционных процессов.

Примерно пять-шесть лет назад в контексте интеграции многие заметили: если трудно договориться двум партнерам – «надо искать третьего», более договороспособного . В других вопросах это было подмечено гораздо раньше. «Сообразить на троих» - видимо, по известной нашей традиции – в сфере интеграции получается легче, хотя казалось бы, троим договориться сложнее. Это показывает, напр., трудный опыт создания «нового» Таможенного Союза (Беларусь, Казахстан, Россия).

Здесь вспоминается хорошо забытый принцип одного из министров иностранных дел во времена Петра 1 : «Дружи не с соседом, а через соседа».

«Уроки геополитики». Пространство СНГ по-прежнему является ареной «холодной войны» между Западом и Россией за сферы влияния. Традиционная ориентация стран СНГ на Россию по-прежнему не устраивает Запад, и он всячески поощряет «нетрадиционную геополитическую ориентацию» неверных российских партнеров. Многие лидеры и личности в странах СНГ сообразили, что можно неплохо зарабатывать на соперничестве Запада и России, причем зарабатывать не только политический капитал. (Правда, последние год-два, после Августа-2008, Запад заметно охладел к идее «холодной войны» с Россией, что многие заметили, но некоторые – с опозданием.)

Суть геополитической динамики в данном регионе предстает в следующем виде. Во-первых, традиционное соперничество т.н. сверхдержав - точнее, таких глобальных геополитических "игроков" (или, пользуясь современными терминами, - "акторов") как Россия и Запад (ЕС и США). Увы, это соперничество - реальность, хотя официальная дипломатическая риторика осуждает такие термины как "сверхдержавы", "сферы влияния" и др. Иногда это соперничество напоминает "холодную войну ". В годы "холодной войны" СССР и Запад сражались за некие идеалы: "коммунизм", "капитализм", "свобода и демократия", "национально-освободительное движение" и т.п. Сегодня, как и в годы Первой Мировой войны, идет борьба (или даже война) за ресурсы и рынки сбыта.

Во-вторых, вполне понятное стремление других стран региона и всего постсоветского пространства – включая Беларусь - конструктивно учитывать это соперничество, отстаивая свои национальные интересы. Так, руководство Грузии и Украины всеми силами добивается вступления этих стран в ЕС и в НАТО, хотя в украинском обществе, например, эта "идея" весьма не популярна, особенно на юге и востоке страны. Впрочем, руководство ЕС и НАТО также с очень большой осторожностью рассматривает эти весьма проблемные кандидатуры своих новых союзников, хотя одобряет и поддерживает их антироссийскую риторику и другую антироссийскую активность.

Республика Беларусь, как неоднократно подчеркивало руководство страны, проводит многовекторную внешнюю политику и не будет "играть на противоречиях" других стран или "дружить против кого-то", тем более – против России. Но на Западе не скрывают своей заинтересованности в том, чтобы максимально "отдалить" Беларусь (а также др. страны СНГ) от России. При этом в военно-стратегическом отношении Беларусь имеет особое значение и для России, и для Запада (НАТО).

Геополитические и геоэкономические приоритеты и стратегические цели различных стран, союзов или блоков длительное время остаются постоянными и определяют их долгосрочную стратегию. При этом конкретные действия и тем более заявления официальных лиц могут быть весьма различны и даже противоречивы. Поэтому для правильной ориентации в политэкономической ситуации в своей стране и за рубежом, для осознанного выбора своей позиции необходимо ясно понимать эти приоритеты и стратегические цели.

Приоритеты Запада. Для Запада (ЕС и США) главным геополитическим и геоэкономическим приоритетом в данном регионе является максимальное расширение сферы и степени своего влияния. Понятно, что конечной целью таковой стратегии может быть включение стран региона (кроме России, конечно) в состав НАТО и ЕС. Однако это сопряжено с очень большими расходами и рисками (экономическими, социальными, внешне- и внутриполитическими), поэтому Запад ограничивается обещаниями и различными инициативами, проектами, программами подготовительного или промежуточного характера: "Восточное партнерство", "Новые соседи" или "Расширенная Европа" и др.

Разумеется, эти и другие аналогичные инициативы имеют (или могут иметь) важное самостоятельное значение, не связанное непосредственно с расширением ЕС и НАТО. Например, во многих регионах мира ЕС, США и НАТО финансируют огромное количество проектов в самых различных сферах: экология, геологоразведка, медицина, поддержка малого бизнеса, независимой прессы и негосударственных общественных организаций и др. (Кстати, о роли НАТО в этих областях известно почему-то очень немного.)

Сами по себе эти инициативы можно расценивать позитивно. Но СНГ - это традиционная, исторически обусловленная сфера влияния России, сфера ее "жизненных интересов." (Хорошо это или плохо, правильно или неправильно - в данном случае совершенно иной вопрос). Поэтому расширение сферы и степени влияния Запада в СНГ объективно может происходить только за счет ослабления позиций и влияния России, за счет ослабления российского присутствия. В этом – суть довольно острого конфликта интересов России и Запада.

Приоритеты России. Очевидно и вполне понятно стремление России как минимум сохранить и, по возможности, укрепить свое политическое и экономическое влияние в странах СНГ, которые когда-то были частями одной великой страны: сначала – Российской империи, затем – СССР. На практике это выражается в следующем: защита интересов крупного российского бизнеса, защита военно-стратегических интересов России (военные объекты, сотрудничество в военно-стратегической области и другие формы военного присутствия). Россия по ряду причин не имеет (пока не имеет?) такого же большого количества инициатив, программ, проектов сотрудничества, как это практикуется Западом. Считается, что ближайшие соседи России очень сильно зависят от нее в экономическом отношении: внешняя торговля, иностранные рабочие в России, поставки энергоресурсов и др. Интересно отметить, что Россия длительное время после развала СССР поставляла энергоресурсы всем соседним странам по весьма заниженным ценам, хотя эти страны в это же время открыто проводили резко антироссийскую политику и обвиняли Россию в "давлении", в "имперских амбициях", в попытках диктата и удушения демократии и т.п.

Логика "Холодной Войны". Разумеется, Россия – против такого "влияния" Запада, против ослабления своей роли и влияния и последнее время все более жестко отстаивает свои национальные интересы. "Главный приоритет геополитики и геоэкономики Запада (в данном регионе) -- это нанесение максимального ущерба России", - так считают многие российские политики и эксперты (впрочем, не только российские). Западные дипломаты и политики, конечно, возражают против такого понимания политики Запада, говорят о своей поддержке демократии, о стабилизирующей и прогрессивной роли НАТО, США и ЕС и т.п. А российская сторона приводит многочисленные примеры антироссийской нацеленности "цветных революций" и большинства других инициатив, программ или проектов Запада на постсоветском пространстве: от ограничений русского языка, закрытия российских радио- и телеканалов и бурного расцвета антироссийской риторики до участия в вооруженном конфликте на Кавказе в августе 2008 г. Кстати, инициатива Восточного партнерства" (авторы – Польша и Швеция) заметно активизировалась именно после Августа-2008, хотя зародилась, говорят, примерно в начале года. В России постоянно отмечают, что "демократический" Запад "не замечает" антирусские и профашистские акции в ряде постсоветских стран и, считают многие, даже молчаливо поощряет такие акции. Вспоминают, что когда-то Запад обещал М. Горбачеву не расширять НАТО на восток. В общем, последнее время в мире и особенно в Восточной Европе заметны довольно серьезные элементы противостояния Запада и России, элементы казалось бы забытой "холодной войны" Разумеется, мирная Беларусь не хочет в этом участвовать.

Приоритеты Белоруссии очевидны: обеспечение стабильности сложившейся политэкономической системы страны и ее устойчивое поступательное развитие. Разумеется, для этого необходимы благоприятные внешние условия, необходима многовекторная внешняя политика. Беларусь стремится к развитию конструктивных добрососедских отношений и на Западе, и на Востоке.

«Уроки геополитических технологий». Эффективность российской геополитики в ближнем зарубежье хорошо известна. А вот особенностям полит-технологий в этой сфере уделяется почему-то гораздо меньше внимания. Принято считать, что Россия имеет лишь два более-менее эффективных средства геополитики и геоэкономики: Газпром и Главный санитарный врач.

Степень малоуправляемого экономического влияния России в регионе традиционно очень высока: внешняя торговля и огромный российский рынок сбыта, трудовые миграции, энергоносители, российский капитал и др. Но средства и возможности управляемого гео-политического влияния довольно ограничены или, точнее, не развиты.

Сегодня Россия в своем ближнем зарубежье представлена только посольствами (консульствами) . Россия, в отличие от Запада, практически не оказывает поддержку каким-либо неправительственным организациям (НПО), не имеет каких-либо структур, фондов, программ наподобие европейских «Восточное партнерство», «Wider Europe», многочисленных программ типа TACIS, TEMPUS, FARE, еврорегионы, «Партнерство ради мира» или ради чего-то другого и т.п. Россия не имеет таких структур (почему – другой вопрос).

Похоже, Россия рассчитывает только на высокую степень своего традиционного и естественного экономического и «бытового» притяжения для жителей соседних стран.
Московские цари проводили свою геополитику и геоэкономику посредством казацких отрядов и "походов" стрельцов. Российские императоры расширяли свои владения и свое влияние с помощью флота, армии, фортов и крепостей, строились монастыри. В годы максимального могущества Кремля его хозяева (Сталин, Брежнев и др.) проводили свою геополитику с помощью Коминтерна, "братских партий", национально-освободительного и рабочего движения. Эффективность этих институциональных структур была очень высока – они и сегодня кое-где существуют и не могут угомониться… Сегодня в арсенале Кремля лишь "индивидуальная работа" с лидерами - и Газпром. И конечно, МИД. Да, с некоторых пор на защиту здоровья россиян и, заодно, геополитических интересов России твердо выступает Санитарная служба РФ и ее Главный санитарный врач. Кстати говоря, запретительные решения этой Службы в подавляющем большинстве случаев действительно имеют весьма серьезное санитарно-медицинское обоснование, но как-то удивительно совпадают с геополитической ситуацией, что с удовольствием освещается мировыми СМИ.

В результате совокупные затраты России на различного рода помощь и поддержку, на так называемые «скрытые субсидии» соседним государствам (включая Беларусь) весьма велики и, по оценкам, значительно превосходят аналогичные затраты Запада на свои «восточные программы». Но политическая и геополитическая эффективность этих безадресных и нецелевых российских затрат… Более того, они нередко воспринимаются как нечто само-собой разумеющееся, как некая «плата за невраждебность», как нечто типа «геополитического рэкета». А чего еще ожидать от безадресных, нецелевых и безусловных платежей (т.е. без всяких условий) ?..

Геополитика или, точнее, «гео-политтехнология» Евросоюза и США в этом отношении более активна, нацелена на перспективу и на создание институциональных структур и условий для проведения своего влияния. Посредством этих структур, например, оказывается прямая или косвенная поддержка конкретным лицам, которые проводят такое влияние, формируют общественно мнение: негосударственная и «независимая» пресса, «независимые» эксперты и/или журналисты, НПО и /или лидеры оппозиции. При этом Запад в рамках своей адресной, целевой и «условной помощи» (т.е. обставленной различными политическими условиями) весьма значительную часть средств направляет своим же экспертам: на командировки, на семинары, на публикации и т.д.

Более того, Россия, похоже, вообще не имеет – точнее, не имела до последнего времени – некой целостной политики, доктрины или системы действий в ближнем зарубежье, включая Белоруссию. Какой-либо служебный документ программного характера, вероятно, имеется в МИДе или в Администрации Президента – это рутинная практика любого ведомства, но мы говорим о реалиях. Россия лишь реагирует на какие-либо события, не пытаясь их конструировать. Можно сказать, что в ближнем зарубежье высока степень влияния России, но не Кремля. Экономическая зависимость, как показывает опыт, не является средством управления. В дальнем зарубежье – обратная ситуация: влияние или, точнее, мнение Кремля сравнительно велико, а России в целом – нет (за исключением курортов Турции, где все продавцы и официанты связаны с обслуживанием российских туристов).

Выводы по уроку «Полит-технологии в геополитике». Создается впечатление, что Россия в своей геополитике не имеет современных высоких технологий. Поэтому, как и в других сферах, практикуемые сегодня российские гео-политтехнологии высокозатратны и малоэффективны. Россия : а) платила и по-прежнему платит деньгами и/или ресурсами; б) ориентируется исключительно на «высокую роль личности», недооценивает роль институциональных (правовых) факторов интеграции и полагается на понятия типа «великой дружбы» ; в) практически не работает с оппозицией (во всяком случае - открыто) или с гражданским обществом. Напр., ничего не известно о каких-либо российских грантах хотя бы в политически нейтральных сферах типа экологии, защиты животных и др. Запад, напротив, делает это по всем правилам PR (Public Relations).

Запад в своих полит-технологиях отдает предпочтение обещаниям и «общечеловеческим ценностям»: о демократии, о гражданском обществе, о «Восточном Партнерстве» и др. При этом Запад по мере возможности создает институциональные (правовые) основы долговременного и предсказуемого сотрудничества. Очевидно, что западные полит-технологии: а) гораздо дешевле; б) ориентированы на создание предпосылок для долговременного сотрудничества и для предсказуемости отношений; в) ориентированы на ослабление авторитарных режимов, на уменьшение «роли личности в истории», на поддержку «гражданского общества».

«Домашнее задание по уроку «Гео-политтехнологии». Самое очевидное направление развития российских геополитических технологий - совершенствование или, точнее, создание правовой базы для этой реально существующей сферы деятельности. Такого рода предложения неоднократно озвучивались, напр., Газпромом относительно пресловутых «скрытых субсидий» для Беларуси или для других стран СНГ: льготные цены на энергоносители, а также трудовые миграции и др. Разумеется, это очень большой объем работ по «инвентаризации» весьма разнообразных отношений с соседями. Кроме того, «прозрачность» этих отношений совершенно не обязательно всех удовлетворит, включая целый ряд российских чиновников и бизнесменов, не говоря уж о получателях таковых скрытых субсидий за рубежом. Но ведь все мы переходим к ресурсосбережению и к современным инновационным технологиям, не так ли?.. Создание такого документа (пакета документов) для России обойдется не дороже тех средств, которые она фактически направляет на все эти цели.

«Уроки «public relations (PR)» или связи с общественностью». Россия в большинстве случаев проигрывает информационные войны. Уроки PR на всем пространстве СНГ показали как минимум одну из очевидных закономерностей или причин: эффективность пропаганды (PR) зависит от должности и уровня пропагандиста. Понятно, что высказывания, напр., президентов или других VIP всегда имеют более существенное значение, чем, напр., слова диктора российского ТВ. В соседних странах именно президенты очень охотно и, чаще всего, успешно практикуют PR. В России VIP (не говоря уж о Президенте) крайне редко участвуют в таковой полемике. В результате остаются без ответов многие важные вопросы, задаваемые партнерами. Можно по-разному оценивать словоохотливость но молчаливость в любом случае не прибавляет взаимопонимания . Применительно к СГ имеем: РБ (Президент РБ) твердо и настойчиво выступает за принцип «равенства сторон», прописанный 10 лет назад в документах о создании СГ. Эта позиция всем известна, понятна и представляется единственно правильной, тем более при отсутствии альтернатив – или при их неизвестности, что в данном случае равнозначно . А РФ скромно воздерживается от артикуляции своей позиции – если не считать известного заявления В.Путина «о мухах и котлетах» и о возможном вхождении РБ в состав РФ либо «целиком», либо раздельно «по областям» .

«Факультатив по обществоведению». Простому жителю Беларуси - как и простому россиянину – не все в равной степени нравится в российском обществе, напр., известная социальная дифференциация, отдельные коррупционные проявления и - может быть главное - незаметность позитивных для общества тенденций в этих сферах. (Возможно, они есть, но они не заметны ) .

Пока преобладает мнение, что российская социально-экономическая модель более приспособлена для зарабатывания и выкачивания денег, чем для ПМЖ. Это мнение весьма наглядно подтверждается российскими олигархами, гастарбайтерами и звездами шоу-бизнеса. Риторический вопрос: в какой степени этот имидж привлекателен для интеграции?.. Однако актуальность и острота этого вопроса снижаются известным обстоятельством: общественное мнение на просторах СНГ пока имеет скорее познавательное, чем политическое значение.
«Домашнее задание по курсу: сочинение на заданную тему»… Что же делать, когда не ясно - «что» или вообще не хочется что-то делать?… Все сказанное выше - и не сказанное - приводит к такому предложению: созвать Гражданский Форум Союзного Государства (ГФ СГ). Предвижу недоуменные вопросы, но все-таки продолжу. Основные положения этой идеи таковы.

Во-первых, подготовка и проведение этого Форума должно несколько снизить «градус» в отношениях Беларуси и России - или в отношениях лидеров двух стран. Хочется надеяться, что перспектива Форума придаст этим отношениям скорее конструктивное, а не скандальное или политиканское содержание. Цивилизованные дебаты и разумные аргументы - это достойно.

Во-вторых, это гражданский, а не официозный обмен мнениями, т.е. не административный, политический, или дипломатический. Это даст возможность цивилизованно и, если хотите, по-европейски демократично обсудить проблемы и варианты их разрешения, при европейском уважении к гражданскому обществу. Мнение Европы чего-то стоит, а такой Форум может действительно улучшить имидж того, кто его организует.

В-третьих, в белорусско-российском «братско-вредительском многоборье» уже наступила стадия «боев без правил». Конфликт развивается, увы, по нарастающей. Не трудно предположить, что при продолжении таковой тенденции предстоящие президентские выборы в Беларуси и, возможно, в России преподнесут нечто аналогичное и не достойное. Но «братско-вредительское многоборье» в любом случае надо как-то и когда-то заканчивать. На мой взгляд, заканчивать надо достойно. А Гражданский Форум – именно такой сценарий. Даже сама по себе открытая подготовка к нему будет стимулом к поиску новых идей и вариантов.

Наконец, кроме гласности и демократичности, Гражданский Форум имеет еще одно достоинство – он никого и ни к чему не обязывает … А мы так не любим обязательства…

В.С.Бондаренко, Беларусь, БТЭУ, Гомель

Литература:
«Договор о создании Союзного государства от 08.12.1999 г.» – Газета «Советская Беларусь», от 12.12. 1999 г.
«Программа действий Республики Беларусь и Российской Федерации по реализации положений Договора о создании Союзного государства от 08.12.1999 г.» - Газета «Советская Беларусь», от 12.12. 1999 г.
«Устав Союза Беларуси и России от 23.05.1097 г.» - Газета «Советская Беларусь», от 26.05.1997 г.
Бондаренко В.С. «Евросоюз и Союзное государство: две модели интеграции» - В сб. «Россия и СНГ в новейших европейских интеграционных процессах» - Сборник материалов международной научной конференции- Москва, 17-18 октября 2002 г., стр. 415-431.
Бондаренко В.С. «Новые соседи Евросоюза: геополитические перспективы Беларуси» - В сб.: «Россия и Центральная Европа в новых геополитических реальностях», - Сб. статей участников V международная конференция. – М., 2006. Институт экономики РАН, – 2006. – С. 299-316.
Бондаренко В.С «О влиянии Кремля в ближнем зарубежье». в журнале РАН "Мир перемен", 2006, стр.72-83.
Бондаренко В.С. «Беларусь между Европой и Россией: «ГУМАский козырь» и Черноморско-Балтийский коллектор». - Перспективи спiвробiтництва мiж ЕС та регiональними органiзацiями Чорноморського регiону: Матерiали мiжнародноi (Киiв, 27 квiтня 2007 р.)/Нацiональний iнститут проблем мiжнародной беспеки. – К.: НIПМБ. – 2007. – С.70-73.

Bondarenko V., «The Black Sea – Baltic Sea Corridor for oil and gas: Can the old idea put forward by Z. Brzezinski become a reality?»|| В сборнике:«Baltic and Eastern borderland of the European Union. Some chosen aspects» – Edited by Prof.Eufemia Teichmann. – SGH, Warsaw, 2008. – 239 c. (рр. 139-153).
Bondarenko V., «Wspolprasa transgraniczna na Bialorusi: czynniki, problemy, perspektywy» // В сборнике:“Pogranicze w trakcie przemian. Rozwoj I wspolprasa transgraniczna regionow Polsk,Germanji a Europy Wschodniej w contexte integracji europejiskiej” – pod. Red. Prof. W. Kosiedowsky – Torun, 2009, – pp. 215-221.
www.mfa.gov.by – официальный сайт МИД РБ.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie