Хлебные крошки

Статьи

Исход Востока
Политика
Узбекистан

Сергей Васильев

Узбекистан: удастся ли усидеть сразу на двух стульях?

Уход США из Афганистана

Несмотря на выход из состава ОДКБ и демонстративное дистанцирование от деятельности Таможенного союза (ТС) и Единого экономического пространства (ЕЭП), Узбекистан стремится сохранить тесные военно-политические и экономические отношения с Россией и ее ближайшим союзником в регионе – Казахстаном. Во многом этому способствует намеченный на следующий год уход США из Афганистана, грозящий Центральной Азии обострением угрозы терроризма и вооруженных конфликтов.

31 мая Узбекистан присоединился к договору о создании Зоны свободной торговли СНГ – более мягкой по сравнению с ТС и ЕЭП формы экономической интеграции, предусматривающей «сведение к минимуму исключений из номенклатуры товаров, к которым применяются импортные пошлины», а также фиксацию на определенном уровне, а впоследствии и поэтапную отмену пошлин. Договор о создании этого объединения был подписан в 2011 г. К настоящему времени его ратифицировали Россия, Белоруссия, Украина, Казахстан, Армения и Молдавия. Узбекистан наряду с Таджикистаном и Киргизией вплоть до недавнего времени оставался в числе стран, которые к договору не присоединились. Вхождение Ташкента в ЗСТ СНГ тем более примечательно, что от участия во всех прочих интеграционных проектах на пространстве пост-СССР он отказался.

В военно-политической сфере Ташкент после выхода из состава ОДКБ стремится выстроить особые отношения с Москвой и Астаной, компенсируя тем самым потерю статуса полноправного участника оборонительного союза. 10 июня в Ташкент прибыл на переговоры замминистра иностранных дел РФ Григорий Карасин, а 13 июня визит нанес президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. «Независимая газета», основываясь на оценках российских и узбекских аналитиков, считает эти визиты свидетельством формирования региональной оси Москва–Астана–Ташкент, которая должна стать ответом на вызов неопределенности, создаваемой уходом США из Афганистана. В реальности же до формирования геополитической оси, предполагающей наличие полноценного оборонительно союза, еще далеко, а в ее создании заинтересован в первую очередь сам Ташкент.

Обеспокоенность по поводу отношений с Россией Узбекистан начал проявлять вскоре после того, как официально покинул ряды ОДКБ. 15 апреля этого года президент Узбекистана Ислам Каримов неожиданно нанес визит в Москву, о результатах которого пресса писала крайне мало. В официальном сообщении говорилось, что президенты обсуждали вопросы двусторонних экономических отношений и «ползучей экспансии терроризма и экстремизма», о которой традиционно говорит И. Каримов. Многие аналитики отметили странность такой тематики переговоров, на которых не обсуждалась ни одна реальная проблема, включая, например, положение российского бизнеса в Узбекистане или введение визового режима для узбекских трудовых мигрантов. По мнению заведующего отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрея Грозина, реальной причиной визита стало стремление Ташкента сохранить хорошие отношения с Москвой.

«Меня больше убеждает версия, что узбекская сторона решила развеять российские опасения по поводу своей излишне проамериканской позиции», – заявил он в интервью «Немецкой волне», отметив, что американцы в последнее время косвенно пытаются дать понять Ташкенту, что ему надо умерить аппетит в вопросе компенсации за использование северного маршрута транзита грузов из Афганистана. Вполне возможно, что И. Каримов в какой-то момент понял, что ставка на одного геополитического игрока в лице США, которую он делал на протяжении последнего времени, может оказаться опасной. «Тезис, что Вашингтон любой ценой вознамерился вооружить Узбекистан до зубов и превратить в свой непотопляемый авианосец в регионе, мне представляются преувеличением, – отмечает А. Грозин. – США понимают, какие серьезные проблемы это создаст в региональной политике и в отношениях с Китаем и с Россией, с которой и без этого достаточно сложных моментов». О стремлении Узбекистана сохранить отношения с Москвой говорит и немецкий эксперт по Центральной Азии Беате Эшмент, считающая, что в пользу этого свидетельствует любимый тезис И. Каримова об исламском экстремизме и ситуации в Афганистане.

Напомним, что о своем намерении выйти из состава ОДКБ Узбекистан заявил в июне прошлого года. При этом от реального участия в деятельности организации он дистанцировался уже давно. По словам тогдашнего начальника Генерального штаба ВС России Николая Макарова, «Узбекистан или вообще не принимал участия во встречах глав государств и министров обороны стран ОДКБ, или принимал, но не подписывал никаких документов. Таким образом, Ташкент уже давно де-факто прекратил участвовать в деятельности ОДКБ, а сейчас оформил это де-юре».

Узбекистан исторически являлся одним из постсоветских государств, стремившихся избегать любых форм зависимости от России, которую он считает бывшей метрополией. Об этом в 1997 г. писал еще З. Бжезинский. Период членства Ташкента в ОДКБ оказался недолгим. Продлевать договор Узбекистан отказался в 1999 г., когда он вместе с Грузией, Украиной, Азербайджаном и Молдавией вошел в состав созданной американцами антироссийской организации ГУУАМ.

В 2005 г. после резкой критики на Западе, которую вызвало подавление андижанского восстания, Ташкент ряды ГУУАМ покинул, после чего сама организация распалась. В конце того же года американская военная база была выведена из узбекского Карши-Ханабада, а Узбекистан заключил союзнический договор с Россией и вошел в состав ОДКБ. Однако уже летом 2008 г. США договорились с ним о транзите небоевых грузов через аэропорт г. Навои, а в ноябре ЕС снял с Узбекистана большинство санкций. В октябре 2008 г. Ташкент вышел из состава ЕврАзЭС, заявив, что деятельность организации неэффективна и ее целесообразнее было бы объединить с ОДКБ. В октябре следующего года на встрече министров иностранных дел ЕС было решено отменить последние санкции, ограничивавшие поставки Узбекистану оружия. В январе 2011 г. И. Каримов посетил Брюссель, подписав соглашения об учреждении в стране делегации Евросоюза и об активизации сотрудничества по афганскому транзиту, легализовав тем самым отношения с Западом, несмотря на обвинения в его адрес в нарушении прав человека.

Будучи участником ОДКБ, Ташкент тормозил принятие решений, способствующих повышению эффективности деятельности организации. Он отказался участвовать в создании Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР), созданных на случай непредвиденного обострения обстановки в регионе и состоящих в основном из российских и казахстанских десантников. Осенью 2011 г. Ташкент отказался подписывать документ с перечнем внешнеполитических тем, по которым члены организации должны выступать с единых позиций. В связи с этим президент Белоруссии Александр Лукашенко, занимавший в то время пост председателя ОДКБ, потребовал исключить Узбекистан из рядов организации.

Негативную реакцию Ташкента вызвало и создание Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана. 12 октября 2012 г. на торжественном собрании, посвященном 19-летию Конституции, И. Каримов заявил, что интеграционные процессы на пространстве бывшего СССР могут выйти «за рамки экономических интересов» и приобрести «политическую окраску и содержание», что «может негативно повлиять на уже установившиеся связи и сотрудничество членов объединения с другими внешними партнерами, развитие интеграционных процессов с третьими странами».

В прошлом году появилась информация о том, что американцы намерены оставить Узбекистану значительную часть вывозимой из Афганистана военной техники и снаряжения, транспортировку которого в США они посчитали нецелесообразной. Это сообщение вызвало тревогу российской стороны, опасавшейся, что передача Ташкенту большой массы военной техники западного производства повлечет за собой необходимость создания ремонтных предприятий и возникновение целого сегмента ВПК, ориентированного на США. В ответ Россия заявила о намерении оказать масштабную военную помощь Киргизии и Таджикистану, обладающими самыми слабыми в регионе вооруженными силами. Такие планы вызвали озабоченность уже у Ташкента, встревоженного возможным нарушением военного баланса в регионе. Кроме того, недавно Россия приступила к возведению в Киргизии Верхне-Нарынского каскада ГЭС, который Ташкент считает нежелательным в связи с возможным усилением контроля над водными стоками критически важных для жизнедеятельности трансграничных рек.

Осознание нежелательности конфронтации с РФ и ОДКБ и стало, по-видимому, обстоятельством, побудившим Узбекистан акцентировать внимание на договоре о союзнических отношениях с Россией 2005 г., по которому она обязана оказывать своему партнеру военную помощь в случае внешней агрессии. Ташкент при этом чувствует себя гораздо спокойнее, чем по другую сторону от линии границы с ОДКБ, пытаясь одновременно усидеть на двух стульях и балансировать между русскими и американцами.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie