Хлебные крошки

Статьи

Безопасность
Политика

Андрей Смирнов

В Багдаде неспокойно

Накануне очередной "бури в пустыне"

Видимое отсутствие напряжения на багдадских улицах и неизменившийся неторопливый стиль жизни, чрезвычайно диссонируют с накалившейся до предела ситуацией вокруг бессменного лидера страны Саддама Хуссейна.

Сегодня даже неискушенный человек в вопросах манипуляции общественным мнением может заметить, что маховик пропагандистской машины Багдада раскрутился на полную мощь. Багдадский режим предпринимает все возможное для привлечения внимания мировой общественности к иракской проблеме. Не меньшее внимание в этом вопросе уделяется и собственному населению. Сводки телеграфного агентства INA полны оптимизма. Из них можно узнать, что все мировое сообщество, за исключением США и их ближайшего союзника Великобритании, если чем-то и занято сегодня, то исключительно борьбой за сохранение мира в регионе.

Однако даже обилие плакатов Хуссейна, расклеенных во всех мыслимых местах и призванных демонстрировать всенародную любовь к лидеру, а также периодически проходящие демонстрации протеста против возможной агрессии США, не могут ввести в заблуждение непредвзятого наблюдателя. Тревога незаметно просачивается сквозь общенациональный оптимизм иракцев. В воздухе уже веет холодным ветерком войны. Ведь сообщения международных СМИ и совершенно неправдоподобные слухи доходят до иракской столицы и распространяются там с невероятной быстротой. Люди же, испытывающие сильное психологическое напряжение на протяжении последних месяцев, сегодня уже склоны верить практически всему.

Так, в начале декабря 2002 года, слухи о том, что американцам "угодно", чтобы С.Хуссейн подобру-поздорову принудительно эмигрировал из страны, в течение нескольких минут обвалили курс иракского динара почти на 10 процентов. Стоило только распространиться новости о находящихся на курдском Севере страны американских спецназовцах, как доллар вновь придавил национальную валюту.

В окружении же Саддама, похоже, нервы у всех уже натянуты до предела. Многие аналитики замечают, что в такой атмосфере в любое мгновение иракские власти могут допустить какую-либо роковую ошибку. Понимать под ошибкой скорее всего стоит всякий неверный шаг, который может спровоцировать Пентагон на агрессию. Собственно это как раз то, чего сегодня так не хватает Вашингтону. Высокопоставленные иракские чиновники с изумлением признаются, что абсолютно не понимают "чего еще нужно американцам". В Багдаде полагают, что благодаря резолюции ООН № 1441 Ирак итак практически подписал капитуляцию.

Между тем, сегодня трудно вообразить, что кто-либо из иракских политиков и правда не понимает, что же все-таки хочет Вашингтон. А хотят в Белом Доме ни много ни мало сменить режим. И чтобы добиться этого, нужна убедительная причина для развязывания военных действий. И чем раньше, тем лучше.

Изобретательности американцев в вопросах "выкручивания рук" иракскому режиму можно только позавидовать. Чего только стоит желание вызвать иракских ученых для "опроса" за пределы страны. Если ООН, испытывающее колоссальный пресс со стороны Вашингтона, и в самом деле согласится на фактический допрос отдельных ученых вне Ирака, это станет для Багдада практически ультимативной провокацией. Некоторые из кандидатов на "опрос" входят в ближайшее окружение С.Хуссейна. Если к тому же позволить их "доставлять" американцам, то, вероятно, это станет той последней каплей, которая спровоцирует Саддама на категорическое "нет". О последствиях этого “нет” догадаться может даже неискушенный в большой политике человек.

Д.Буш-младший и его "ястребы" войны пока безуспешно ищут именно такую провокацию. И в Багдаде, кажется, это хорошо понимают. Иракский режим в противовес американцам посылает сигналы о готовности к примирению своим соседям. В этих целях, скорее всего, было сделано неожиданное извинение о нападении на Кувейт в 1990 году, а также возврат когда-то изъятых кувейтских государственных бумаг. Сюда же можно отнести предложение представителю США в ООН самому "заняться" поисками в Ираке пропавших 600 кувейтских военнопленных. В этой связи некоторые наблюдатели отмечают, что Запад несколько недооценивает роль, которую Саддам сегодня отводит своим арабским соседям в этом конфликте. Очевидно, что открытие границы или возобновление телефонной связи с Саудовской Аравией, которой не было 12 лет, – хорошо просчитанные дипломатические шаги. Так же как и заигрывание с Ираном и Сирией, поставившими свои подписи под резолюцией 1441. Подобные шаги вполне могут вселить неуверенность в соседей, которые и сами перманентно попадают "на мушку" Пентагона. Угроза же удара по Кувейту в случае вторжения американцев с его территории была сделана в такой форме, что местным исламским фундаменталистам остается лишь винить в произошедшем власти эмирата, "продавшимся американцам", да самих янки, которые должны "go home" из Кувейта, потому что собираются воевать против "братьев мусульман".

Внутренняя тактика Саддама похоже нацелена на возможную консолидацию общества, насколько это вообще возможно в такой стране, как Ирак. Неожиданная амнистия, проведенная не так давно Саддамом, явилась, скорее всего, уступкой влиятельным старейшинам родовых кланов с юга страны. Ведь в конце октября были выпущены из мест заключения многие политические арестанты, преимущественно шииты. Эта этническая группа, составляющая примерно 60 процентов всего населения страны, т.е. абсолютное большинство, традиционно была как бельмо в глазу для Саддама. Мощные (до 10000 членов) шиитские племена в южном Ираке были обласканы им после начала войны Ирака с Ираном в начале восьмидесятых годов. Заручиться их поддержкой в войне с шиитским же Ираном для властей было тогда чрезвычайно важно. После войны в заливе в 1991 году, правда, дело доходило даже до восстаний шиитов. Теперь же их влияние снова усиливается. Верность режиму сулит местным шейхам немалые деньги, оружие и высокие должности в правительственном аппарате С.Хуссейна. Иракская оппозиция в Лондоне со своей стороны также заигрывает с шиитами, которые, по словам лидеров оппозиции, "должны играть важную роль в политическом устройстве Ирака". Возможно, поэтому многие наблюдатели полагают, что кто бы ни правил Ираком после Саддама – он должен будет править железной рукой. Это утверждение в свою очередь вызывает сомнение в том, что пентагоновские стратеги вообще нашли время на то, чтобы просчитать весь риск от возможного силового решения иракской проблемы.

В этой связи вырисовываются весьма мрачные сценарии возможного послевоенного устройства Ирака. Страна может окунуться в пучину междоусобных конфликтов. Другими словами в больших городах, например, можно с уверенностью очертить будущие границы секторов по этническому, религиозному и родовому признакам и неизбежные в этой ситуации конфликтные зоны. В отличие от туркмен и шиитов христиане, которых в стране 600 тысяч человек, вообще не имеют никакой защиты от соседних с Ираком режимов и представляют собой наименее защищенную религиозную группу страны.

Неизвестно, как в условиях послевоенного хауса и становления новой власти в Ираке поведут себя курды. Пока, конечно, они заинтересованы в свержении режима С.Хуссейна. Поэтому нет ничего удивительного, что американцы сейчас находятся на подконтрольной им территории страны и не испытывают при этом никаких проблем. Однако как поведут себя лидеры курдов, когда появится малейшая возможность осуществления вековой мечты – создания независимого Курдистана? На этот вопрос сегодня вряд ли кто сможет ответить в администрации Белого Дома. В этой связи представляется, что часто цитируемая и вошедшая в историю жалоба короля Фейсала I о неуправляемости Ирака для некоторых вашингтонских "ястребов" войны могла бы стать зловещим предзнаменованием: "Нет – и я говорю это с тяжелым сердцем – никакого иракского народа, а лишь невообразимая масса людей, в причудливом переплетении этносов и верований, лишенная идеи патриотизма, руководимая своими религиозными обычаями и нелепостями, осужденная на вечную анархию и в любое время готовая восстать против всякого правительства".

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie