Хлебные крошки

Статьи

Культура
Культура
Россия

Ольга Чухачёва

В чужой монастырь — со спичками

Увидеть масштаб проблемы межнационального общения в нашем обществе

Когда мы оканчивали школу, шел разговор об отмене в СССР национальностей. Нам обещали, что очень скоро появится единая общность — советский народ. Но нас все-таки разделили на русских, бурят, татар, украинцев...


Мы с ребятами искренне недоумевали: почему? С проявлениями национализма нам сталкиваться не приходилось, и, казалось, он остался в прошлом. Правда, и к нам в далекую Сибирь доходили слухи о «нелюбви» к русским в Западной Украине и Прибалтике. Но это казалось исключением из правил.

Первый урок межнациональной терпимости мне преподал отец. Подробностей не помню, но суть того разговора пошла со мной по жизни: не важно, какой ты национальности, важно — какой ты человек.

Второй урок извлекла из реальности уже сама: бывают моменты, когда ты не просто человек, ты — русский, украинец, азербайджанец, еврей... И не важно, записано это в твоих документах или нет. Мы вряд ли помним фамилии тех, кто убил футбольного болельщика Егора Свиридова или студента Ивана Агафонова, но их национальности назовем. Значит, для нас это почему-то важно... Хотя не все ли равно, от чьих рук погибнуть раньше срока?

Западная демократия попыталась решить проблемы межэтнического общения, выставив перед ними щит с надписью «толерантность», и теперь за это жестоко расплачивается. Вчерашние «меньшинства» становятся моральным и мобильным большинством, создавая проблемы не только на бытовом уровне. Приходится уже не защищать чужаков, а защищаться от них. Гора проблем не образуется в одночасье. Люди годами копят претензии друг к другу. В ситуации, когда в обществе накапливается много нерешенных проблем, конфликты, при которых всплывает на поверхность национальный вопрос, возникают часто.

Некоторое время назад на Цветном бульваре наблюдала, как смыкались в живой круг юные кавказские мужчины. В центре кто-то танцевал, остальные хлопали в ладони, отбивая ритм. Прохожие комментировали это — и многие без особого удовольствия. Я же ловила себя на странном чувстве, похожем на неловкость Однако к неловкости примешивалась тревога — столь провокативное поведение могло привести к неприятным последствиям. В молодежной среде для возгорания конфликта порой не надо даже доставать коробок со спичками.

Возможно, в горах такие танцы посреди города, да еще в будний день, — явление обычное, но в Сибири вести себя так все же не принято. Собираясь в чужую страну, человек читает о ней, стараясь понять особенности этикета, запомнить, как минимум, слова приветствия и благодарности. Отправляясь на ПМЖ, стоит подготовиться куда серьезнее: в чужой монастырь со своим уставом не ходят.

У нас же выходцы из недавних советских республик часто и двух слов не могут связать на русском языке. Сама столкнулась с тем, что водитель московского троллейбуса не мог понять элементарного вопроса пассажира. Водитель не знал языка. И ему это позволительно! Хотя понятно и без диплома психолога: незнание государственного языка работником сферы обслуживания не может не раздражать.

Что говорить о Москве? На днях преподаватель тюменского вуза рассказала о первокурснике, который общался с ней с через... помощника — парень сам не мог внятно изъясняться на русском. Хотя у него было российское гражданство и при поступлении в вуз он, как того требуют правила, преодолел немалый конкурс, предоставив результаты ЕГЭ, в том числе по русскому языку. Если смотреть на ситуацию с позиции межнациональных конфликтов, то тот, кто помог этому студенту «без языка» преодолеть конкурс в российский вуз, выступил в роли провокатора — буквально сунул коробок спичек в руки поджигателя.

Совсем недавно желание поставить в Тюмени памятник Ермаку вызвало такую бурю эмоций у местных (и не только) татар, что даже несведущему стало понятно, насколько это сложная сфера — межэтнические отношения. Памятник «покорителю Сибири» не появился. Власти поступили мудро, оставив эту тему будущим поколениям. Кто знает, может, совсем уж дальним потомкам Ермака будет абсолютно неважно, кто в этой истории был русским, кто татарином, а кто — монголом?

...Тот «кавказский» круг на Цветном бульваре давно распался. Вероятнее всего, ребятам сумели разъяснить, почему устраивать шумные танцы на улицах не стоит. Благо в Тюмени есть общины, есть Дом национальных культур и возможность поддерживать традиции своего народа, даже находясь за тысячи километров от родины.

Тюменская область — регион в отношении межнациональных конфликтов спокойный. И вовсе не потому, что этнически однородный. По некоторым данным, у нас проживают люди 125 национальностей. Покупая билет до любого российского города, жители соседних государств должны понимать: не только власти, но и каждый из нас в ответе за то, как мы сосуществуем с соседями.

В Москве националисты рвутся на митинг. На мой взгляд, им надо разрешить выйти на улицу. То, какого размаха достигнет мероприятие и какого накала оно будет, возможно, позволит все-таки увидеть масштаб проблемы межнационального общения в нашем обществе. Увидеть, чтобы начать действовать. Потому что пора. «Манежку» мы уже проходили...

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie