Хлебные крошки

Статьи

Прибалтика
Политика

Беседовала Елена Слюсарева

"В Латвии говорят на разных языках"

Есть мнение

Решают за нас и без нас

"Проблема-2004", подобно недавней компьютерной "проблеме-2000", дамокловым мечом висит над нашими головами. И депутаты – не исключение. Мой младший сын только что пошел в первый класс. Как и для любого нормального человека, для меня главное – это будущее моих детей. Сколько бы меня не убеждали в том, что Латвия – демократическое государство, мне трудно в это поверить, когда судьбу моих детей пытаются решать без моего участия.

Меня больно ранит поразительная душевная глухота многих знакомых латышей, людей образованных и интеллигентных. Кажется, они искренне не понимают нас. Искренне верят в то, что стоит всем русским выучить латышский – как мы все тут же будем говорить только на нем, и все проблемы будут сняты. Как же коротка человеческая память! В советское время практически все латыши свободно говорили по-русски, и все же хотели говорить на родном языке, читать на нем книги, учить детей. И "тоталитарный оккупационный режим" такие возможности предоставлял – вплоть до высшего образования (хотя и далеко не по всем специальностям). Почему же вы считаете, дорогие сограждане, что русским менее дорог родной язык? Почему свободная демократическая Латвия меньше прислушивается к желаниям своих жителей, чем недемократический СССР?

Хорошее образование – главный капитал

Данные социологов показывают: абсолютное большинство русскоязычных латвийцев хотят, чтобы их дети знали латышский. Но далеко не все согласны, что для этого надо учиться только на латышском. Ведь из-за перехода на другой язык ухудшается качество образования. Вместо того, чтобы сосредоточиться на предмете, дети вынуждены искать соответствующие слова на родном языке. В результате дети получают худшие знания — вот что самое главное. Постоянно приходится слышать, что, мол, "без перфектного знания латышского ваши дети не найдут хорошей работы". Получается, что уровень владения госязыком – главный показатель профессиональной квалификации. А знания, талант, интеллект, опыт не так уж важны… Похоже, именно такие критерии используются у нас при подборе кадров на чиновничьи должности. Неудивительно, что на всех уровнях постоянно встает вопрос о чиновничьей некомпетентности и коррупции.

"Национально мыслящим" политикам трудно себе представить, что вовсе не для любого школьника карьера госчиновника – это предел мечтаний. В бизнесе, науке, искусстве человека оценивают по иным критериям. И отнюдь не перфектное знание латышского считается главным критерием профпригодности. Разве для программиста, инженера, архитектора главное — говорить по-латышски без акцента? Именно знания, упущенные из-за усилий справиться с неродным языком, а вовсе не акцент и стилистические погрешности в латышском уменьшают шансы русской молодежи на вступительных экзаменах в вузы и ставят в невыгодное положение на рынке труда.

Потемкинские деревни: школы меньшинств по-министерски

Пропагандисты из латвийского МИДа любят хвастаться на разных международных встречах: мол, в Латвии государство финансирует школы аж восьми национальных меньшинств… Однако, как правило, не поясняют, что же в Латвии понимают под "школой меньшинства". Закон вообще не содержит такого понятия. Есть термин "программы образования национальных меньшинств". По закону, в школах, реализующих такие программы, обучение ведется как на латышском, так и на языке меньшинства. При этом Министерство образования определяет, какие предметы на каком языке преподаются.

Если продраться через шелуху многословных рассуждений чиновников, становится ясно: в их понимании школа национального меньшинства – это просто латышская школа, где, помимо всех обязательных предметов, преподаются еще учебные курсы, "связанные с культурой и историей этнической родины". Другими словами, латышская школа, в которой учатся русские дети и где факультативно преподается игра на балалайке – это идеальная школа меньшинства в понимании чиновников.

Рассуждения о "школах меньшинств" преследуют простую цель: скрыть, что, по сути, в Латвии создается система, при которой после 2004 года будут существовать школы с латышским языком обучения для латышей и… такие же школы с латышским языком обучения для русских. Ведь еще в бытность министром образования лидер "ТБ" М. Гринблатс заявил: мы не допустим "механического смешения в одном классе" латышских и нелатышских детей. Никто из последующих министров, включая нынешнего – К. Грейшкалнса из Народной партии, от этой позиции официально не отказался. Вообще-то такая система раздельного обучения – но по одной программе (факультатив игры на балалайке не в счет) и на одном языке – называется сегрегацией. Именно за ее отмену боролись правозащитники в США в 50-60-е годы в ЮАР. Теперь Латвия, страна, находящаяся на пороге вступления в ЕС, ее постепенно вводит…

Демократия – это право выбора

Сегодня немало родителей – по убеждению ли, под давлением ли массированной официозной пропаганды – отдают своих детей в латышские школы. Это их право и их выбор, и я не хочу давать кому-то советы. Но далеко не все (и явно не большинство) выбирают этот путь. И я никак не могу согласиться с тем, что другим, тем, кто хочет, чтобы его дети учились на родном языке, в праве выбора отказано.

"ЗаПЧЕЛ" последовательно выступает за многообразие, обеспечивающее каждому право выбора. Пусть у каждого латвийца будет и право, и реальная возможность отдать своего ребенка в школу латышскую или русскую, билингвальную, польскую или еврейскую. Пусть будет конкуренция между школами, пусть каждая старается разработать наиболее привлекательную для родителей и учеников программу. И пусть не министерство или самоуправление, а родители решают, какой школе развиваться, а какую закрывать. В конце концов, именно из наших налогов платят зарплату и учителям, и чиновникам, которые мешают учителям работать.

Что бы выбрал я

Вполне вероятно, что после выборов к власти придут политические силы, не страдающие националистическими комплексами и у нас появится право выбора. Какую бы школу выбрал я для своего ребенка?

По-моему, школа должна готовить ребенка к жизни в реальной Латвии – мультикультурной стране, где говорят на разных языках. То, что латышский – единственный государственный язык, вовсе не означает, что можно полноценно жить и работать в Латвии, владея лишь этим языком. Надо стремиться к тому, чтобы каждый житель Латвии владел как минимум тремя языками. Это одна из главных задач школы.

Мультикультурное, многоязычное образование должно стать не переходным этапом к обучению только на латышском языке, а базовой идеей всей системы образования. В том числе и в латышских школах – ведь и их выпускники тоже живут в мультикультурной Латвии, и тоже должны быть подготовлены к жизни в этом обществе.

Начинать обучение надо, конечно, на родном языке. Английский и латышский (русский) интенсивно преподавать с самого начала. По мере освоения других языков использовать их и для преподавания других предметов. Например, историю Латвии читать на латышском, русскую литературу – на русском, информатику – на английском… Вот это и будет мультикультурное образование современной европейской страны.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie