Хлебные крошки

Статьи

Грузинский крест
Политика

Ираклий Беридзе

В Панкиси все спокойно?

Актуально

Затерянный мир


Проблемами Панкисского ущелья автору этих строк приходилось заниматься задолго до зимы 1995 года, когда в этой крохотной, с трех сторон затертой горами долине появились первые беженцы из Чечни. Еще в середине 70-х годов прошлого века мне довелось работать в населенных пунктах этого почти конан-дойлевского "затерянного мира" в составе студенческой этнографической экспедиции.

Занимались мы тогда, естественно, не поисками динозавров, а исследованием уникальной культуры кистинцев – этнических чеченцев, переселившихся за Большой Кавказский хребет еще в середине XIX века и живущих на границе двух вполне советских тогда еще России и Грузии по собственным законам и понятиям, имевшим мало общего с правовыми нормами СССР. Иными словами, отношения в 50-тысячной общине кистинцев регулировались не конституцией, уголовным, административным или каким иным кодексом, а неписаными родоплеменными законами, признающими власть старейшин и личную храбрость, угон домашнего скота, кровную месть и круговую поруку. При этом значившиеся по паспортам грузинами жители кистинских сел между собой говорили на некой смеси чеченского и грузинского языков и исповедовали смесь христианского православия и мусульманского суннизма. С течением времени жители ущелья во все большей степени ассимилировались с автохтонным населением Ахметского района. Они во все большей степени начинали походить на окружающих их кахетинцев – специфическую грузинскую этногруппу, населяющую восточную часть республики...

Следы ведут в Грузию


Как известно, ввод в 1995 году российских войск в Чечню сопровождался отчасти миграцией местного населения, часть которого – по некоторым данным, до трех с половиной тысяч человек – перешла в Грузию.

Грузинские власти приняли беженцев без особого удовольствия, однако хитромудрый Шеварднадзе сразу сообразил, какие дивиденды можно извлечь из этого факта. В начале 1996 года он обратился за помощью в Комитет по делам беженцев ООН. На средства, выделенные этой, а также многими другими международными организациями для перемещенных из зоны боевых действий лиц, можно было бы, наверное, заново отстроить не только Чечню, но и всю Грузию. Тем не менее, на деле положение беженцев, расселенных в селах Панкисского ущелья, оставалось плачевным.

Утративших былую власть старейшин-кистинцев так и не допустили к беженцам. Вместе с тем, фактически правившие в Панкиси криминальные группировки быстро установили контроль над ситуацией. Это, в свою очередь, заставило большинство беженцев довольно скоро покинуть ущелье. Массовый "исход" чеченцев, превратившихся в козырную карту Шеварднадзе в осложнившейся игре Тбилиси с Москвой, говоря откровенно, не особенно устраивало тогдашние грузинские власти. Было принято решение сохранить в стране присутствие "беженцев", место которых к началу второй чеченской кампании 1999 года заняли по преимуществу боевики, находящиеся в розыске преступники, а также, частично, члены их семей. Уже к середине 2000 года Панкисское ущелье представляло собой уникальный плацдарм для организации и проведения террористических актов на российском Северном Кавказе. По признанию грузинских спецслужб, там располагалось по крайней мере два учебных лагеря и центр реабилитации террористов, а также целая сеть полукустарных мастерских по ремонту оружия, производству боеприпасов и взрывчатых веществ, тайных лабораторий по очистке и расфасовке наркотиков, доходы от продажи которых шли на частичное финансирование действий террористических группировок…

Кого там только нет


То, что происходило в Панкиси, до поры до времени устраивало прежние власти страны. Однако, неоднократные требования российской стороны, подтвержденные данными зарубежных журналистов, общавшихся в ущелье не только с чеченскими, но и с арабскими, и с турецкими, и даже с пакистанскими наемниками, вынудили Тбилиси признать очевидное. После очередных ультиматумов Москвы и, возможно, указаний Вашингтона, Тбилиси ввел в ущелье внутренние войска. Правда, по непонятной причине, они были выведены за периметр ущелья. Власти же заявили о невозможности полностью контролировать ситуацию в пяти крошечных селах. После этого в Панкиси начали происходить удивительные вещи.

Уже в начале нынешнего века в районе ущелья было возведено несколько мечетей, принадлежавших, как оказалось, ваххабитам, и полностью недоступных для посторонних. Летом 2002 года на их базе был сформирован так называемый ваххабитский джамаат "Ярмук", обучение в котором прошли организаторы теракта у станции метро "Рижская" в Москве Кипкеев и Гочияев. Кроме того, там же обосновалось основное ядро террористической группировки, взявшей на себя ответственность за вооруженное нападение на управление госнаркоконтроля в Нальчике в декабре 2004 года.

Характерно, что 52 члена джамаата были не чеченцы, а выходцы из Кабардино-Балкарии, что обнаружилось лишь после того, как российским и зарубежным спецслужбам стали известны детали разработанного ими плана "Конец света". В дополнение к серии диверсий в Москве и других крупных городах России, "Ярмук", как известно, планировал провоцирование массовых беспорядков на российском Северном Кавказе путем разжигания кровавой междоусобицы между населением национальных республик Южного федерального округа РФ. По мнению идейных вдохновителей террористов, тщательно спланированные и скорректированные по времени криминальные "разборки", теракты, нападения на здания госучреждений, массовые беспорядки и захват заложников должны были "взорвать" регион изнутри, подняв черкесов, осетин, чеченцев, ингушей, кабардинцев, балкар друг против друга…

Никого не вижу, ничего не слышу?


Согласно заявлению представителя регионального оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией на Северном Кавказе генерал-майора Ильи Шабалкина, в настоящее время в Панкисском ущелье находится несколько сот боевиков. "Более двухсот сторонников убитого Руслана Гелаева находится в районе селений Дуиси и Халацани, еще одна группа – в районе селений Омало и Цинобани, – утверждает при этом Шабалкин.- Тридцать иностранных граждан общаются между собой по-турецки в составе третьей группы, находящейся возле села Биркиани". По его словам, в Панкиси же находятся Абу Атия и Абу Рабия, являющиеся представителями Абу Хафи – ближайшего сподвижника Усамы бин Ладена. Шабалкин утверждает также, что в настоящее время террористы усиленно занимаются подготовкой к новым вылазкам на территорию России, которые следует ожидать уже к лету будущего года.

Высказывание официального лица, обладающего достаточно разнообразными источниками информации, сопровождалось очередным заявлением российского оборонного ведомства о готовности нанести превентивные удары по рассаднику терроризма, что, понятно, вызвало гневные протесты грузинской стороны. При этом, если бывший министр обороны Барамидзе по традиции назвал происходящее бредом и заявил, что "российское правительство ставит себя в дурацкое положение", то государственный министр по урегулированию конфликтов Хаиндрава проявил несколько большую сдержанность и призвал "все заинтересованные стороны оценить ситуацию и принять решительные меры во избежание трагического развития событий".

Не остались в стороне от очередного обострения грузино-российских отношений и США. Отказавшись от комментариев по поводу наличия в Панкиси террористических группировок, американский посол Ричард Майлз заявил, что "США приветствовали бы создание единого российско-грузинского антитеррористического центра", деятельность которого, очевидно, внесла бы ясность в проблему, вот уже который год мешающую развитию нормальных отношений между двумя соседними странами.

Трудно не согласиться с американским дипломатом, который ясно намекает на то, что терроризм не может иметь национальной или государственной принадлежности и что борьба с любыми его проявлениями возможна лишь путем объединения усилий.

Можно с уверенностью констатировать, что нынешнее руководство Грузии не заинтересовано в наличии баз международного терроризма на своей территории. Это противоречит интересам ее собственной национальной безопасности и объявленным международным приоритетам. Хотелось бы, правда, при этом, чтобы в Тбилиси научились сдерживать свои эмоции и руководствовались интересами собственной страны. По меньшей мере это означало бы внимательное отношение к информации, поступающей из сопредельного государства, тем более, что жители соседних с Панкиси сел Ахметского района уже не первый год требуют от властей прекращения беспредела, чинимого террористическими группировками в ущелье.

Пока же, к сожалению, в очередной раз до предела обострившиеся российско-грузинские отношения вновь проходят испытание на прочность. Тбилисские власти продолжают бурно реагировать по поводу любого заявления и… не пускать членов российской делегации в Панкиси под предлогом "провокационного характера" этого визита. Вместе с тем, недавняя поездка главы администрации Итум-Калинского района Чечни Эдельбека Узуева, в ходе которой он посетил село Дуиси, чтобы встретится с земляками и предложить им возвратиться на родину, завершилась ничем. От имени "представителей беженцев" Узуеву было отказано во встрече, которую, по мнению местных журналистов, и проводить-то было не с кем. Ведь реальных беженцев в Панкиси практически не осталось, а террористы, наличие которых усиленно опровергает официальный Тбилиси, понятно, в возвращении не нуждаются…

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie