Хлебные крошки

Статьи

Времена
История

В поиске европейского Эльдорадо

Как наши адаптируются во Франции

С падением железного занавеса мир стал другим, но возможность улучшить жизнь за счет эмиграции в развитую страну носит скорее теоретический характер: свобода выезда вроде бы есть, и в то же время ее нет. Такова природа западной демократии. Между тем западная демократия активно критикуется многими живущими на Западе, которые активно пользуются ее плодами. Все в ней двойственно, в том числе и свобода высказываний. Вроде бы вы имеете свободу высказываться, но когда нужно, вам могут и закрыть рот. Одним из лозунгом антиглобалистов и других протестных движений во Франции является рефрен, постоянно звучащий и рисуемый на плакатах и листовках: "Капитализма с человеческим лицом нет. Вы убрали границы для капиталов, но не убрали границы для людей".

Как это всегда происходит в высококонкурентной среде, "если нельзя, но очень хочется, то можно". Страстно желающие выехать могут пролезть и в угольное ушко. Огромны размеры нелегальной эмиграции. Новое правительство Франции с ним активно борется, но уничтожить многоглавую гидру (связанную и с коррупцией тоже) очень трудно. На мой взгляд, основу нелегальной эмиграции составляют беглецы из Африки и Азии, которые спасаются большими стаями, а в процессе широкомасштабных облав, которые ведет новый министр внутренних дел Саркози, в сети попадаются прежде всего большие, сплоченные группы людей. Русские предпочитают пробираться во Францию поодиночке или семьей. Ниже я перечислю основные легальные способы эмиграции русских во Франции из стран бывшего СССР, и одно уже перечисление этих способов может подсказать, почему в настоящее время во Франции русские так разделены, так недружны, разбиты на мелкие кружки или вообще одиноки. Пути приезда во Францию на ПМЖ слишком различны, и именно эта разница, кроме всего прочего, разъединяет людей.

Итак, я перечисляю наиболее практикуемые русскоязычными легальные способы выезда во Францию:

1. Вступление в брак с французом
2. Срочный трудовой контракт
3. Бессрочный трудовой контракт
4. Попытка получить статус беженца.
5. Получение статуса беженца
6. Обучение во Франции в среднем или высшем учебном заведении.

Отличием от Германии в этом смысле является то, что Германия создала свои национальные программы и квоты для выезда немцев и евреев из стран бывшего СССР, в соответствии с которыми переселенцам причитаются определенные социальные гарантии. То есть перечень способов выезда в Германию уже несколько иной. В принципе немалому количеству русскоязычных здесь гарантируются пособия. Правда, последнее время ситуация несколько ухудшилась, потому что каждому переселенцу теперь присваивается определенный балл, который влияет на размер пособия, и так достаточно скромный. В Испании ничего подобного нет, основной канал эмиграции туда – это браки и срочные трудовые контракты (нередко нелегальные). Бессрочный трудовой контракт получить в Испании очень сложно.

Несколько слов скажу по поводу "брачного канала", потому что видимо, он является наиболее распространенным во Франции. В то же время он считается наихудшим видом эмиграции. Конечно, очень драматичным видом эмиграции является и срочный трудовой контракт, потому что известны случаи самоубийств людей (особенно в Германии), исчерпавших все возможности продлить контракт. В то же время у заключившего брак с французом есть возможность остаться в стране, если он получил 10-летний вид на жительство после года испытательного срока (хотя имеется уже законопроект, предусматривающий продление данного срока до трех лет). Несомненно, если он будет принят, это усугубит положение новоиспеченных супругов. Подавляющее большинство браков с иностранцами непрочны уже в самой своей основе. Слишком большие культуральные различия. Новобрачный эмигрант должен адаптироваться не только к обычаям чужой страны, но и к особенностям супруга, который (если рассматривать брак женщины-славянки и француза старше ее лет на 10-20) зачастую обладает деспотическими наклонностями, вообще странностями в поведении, а иногда болен психически.

В кругах русских как в Германии, так и во Франции в обиход вошли следующие крылатые фразы: "Эмиграция и личное счастье несовместимы". "Русские не созданы для эмиграции". Да, большинство интернациональных браков (не считая редких случаев брака по любви между ровесниками или особо рассудочных, спокойных браков, когда супруги не предъявляют повышенных требований друг к другу) несчастны. Да, русские плохо адаптируются. Но это не значит, что после разрыва с супругом русская женщина вернется на родину. Возвращаются очень редко.

Причин тому несколько. Эмиграция – это ловушка. Раз попав в страну не как турист, а с целью остаться здесь навсегда, вы делаете практически невозможным для себя процесс возвращение на Родину. Ведь какими бы эмоциями ни мотивировалось поведение эмигранта, он обязательно взвешивает те моральные и материальные издержки, которые он понес при выезде. А они настолько велики по сравнению с полученным результатом, что человек не может отказаться от такой ценности, как проживание на Западе; при этом он будет терпеть всевозможные лишения и унижения, ругать на все корки свою родину и приютившую его страну, но домой не вернется (хотя будет с удовольствием ездить туда на каникулы, если опять же позволят средства). Критическое отношение как к своей, так и к принимающей стране характерно для подавляющего числа эмигрантов. К тому же нужно учесть, что Франция (видимо, в отличие от других стран) руками своих чиновников, которые, конечно, очень разные, но достаточно между тем отзывчивые и желающие помочь, по крайней мере, самым настырным из эмигрантов, если им это позволяет закон, волей-неволей спасает и предоставляет приюты, а потом и квартиры по пониженной цене русским женам французов, если они были побиты своими мужьями; есть даже специальные приюты для побитых жен.

Эти приюты отличаются от наших российских кризисных центров по нескольким основаниям. В России их очень мало, несоразмерно потребностям. В то же время женщине, попавшей туда, предоставляется психологическая помощь, утешение. Никакой помощи в расторжении брака ей не оказывается. Во французском приюте за нее энергично берутся так называемые воспитатели, которые помогают ей во всевозможных административных демаршах (помощь в расторжении брака, помощь в получении денежного пособия, наконец, даже в поиске работы, что самое трудное). Вместе с тем ее травмированной душой никто не занимается. Штатных психологов в этих приютах нет. В лучшем случае ей сунут в руки брошюрку Луизы Хей "Как любить себя", незаслуженно популярной и на Западе, и у нас. Но в итоге многие женщины, как коренные француженки, так и иностранки из этого приюта, получают от государства т.н. квартиры по пониженным ценам. Однако с любыми социальными льготами и выплатами складывается парадоксальная ситуация. Чтобы даже узнать о своих правах и тем более реализовать их, нужно недюжинное упорство, умение жить в конкурентной среде. Люди ограниченные, не очень образованные, но упрямые получают льготы быстрее других. В то же время для высокоообразованных, скромных людей путь вытрясания льгот является неприемлемым. Для Франции уже давно характерен в своем роде жилищный кризис: квартир катастрофически не хватает. Недавно мне довелось выслушать рассказы двух немолодых (более 70 лет) пенсионерок-француженок, которые родили и воспитали по несколько детей и на склоне лет потеряли собственное жилище (такое бывает даже и во Франции) и кинулись искать жилье по найму. Бюро найма жилплощади по сути обмануло их, взяв с них огромные суммы за поиск вариантов, которые оказались фиктивными (квартиры оказались уже заселенными). Найти квартиру по найму на юге Франции крайне сложно. Бедные женщины взялись судиться с данной фирмой. Одна из них с присущей французам мрачноватой шутливостью сказала мне: "Я всех прошу найти мне тирана-мужа, который побьет меня, тогда меня поместят в приют, откуда я смогу получить квартиру".

Приюты для побитых жен – это временное решение проблемы в самом крайнем случае и то при условии, что побитая жена проявит недюжинное упорство. Знаю случаи, когда русские женщины, еще плохо зная французский и имея на руках ребенка от русского мужа, добивались для себя (при помощи сердобольных французов-друзей и чиновников) помещения в приют. И высоким уровнем образования они не отличались. И получили при выезде из этого приюта квартиры от государства. В среднем трехкомнатные на семью из двух человек.

В то же время знаю и высокообразованных, и хорошо знающих французский, и по-интеллигентному неуверенных в себе русских жен французов, которые считают этот путь выбивания льгот для себя неприемлемым. В настоящий момент они страдают от своих мужей, которые могут из-за пустяка выйти из себя, зверски избить, угрожать убийством. И в родной-то стране женщина чувствует себя одинокой при муже-деспоте. В чужой стране растерянность женщин в таких ситуациях еще более возрастает. Очень часто у нее нет денег даже на то, чтобы вернуться на родину. Но и возвращения на родину многие не хотят или боятся. Боятся сплетен, излишней жалости, пересудов, непонимания близких. Многие расстались со своими квартирами и с работой. Есть шанс, что вернется из провинциальной Франции какая-нибудь москвичка, если оставила в Москве надежные тылы. Но это тоже редкость. Потому что возвращения в Россию хотят уже не так сильно, как хотели в свое время поселиться во Франции. Ловушка захлопнулась. И на самом деле для возвратной миграции нужна еще более сильная воля и решимость, чем для выезда из России. Даже в игре в шашки обратный ход может делать только дамка. Что же можно сказать о слабой, измученной своими личными проблемами русской женщине с русским ребенком, у которой все силы ушли только на шаг туда?

И несмотря на весь пессимизм (возможно, он передался мне от них, а от меня читателю), эти русские женщины еще надеются устроить свою жизнь во Франции. Не все французские мужья такие деспоты и злодеи, а в основном те, кто обращается в фирмы "Славянки для французов". И очень часто русские дети, как это ни парадоксально, являются препятствием для возвращения мамы на родину. Во-первых, французская школа имеет весьма отличную от русской школы программу. По математике отставание настолько разительное, что по возвращении в Россию на репетитора придется потратить немыслимые деньги. О русском и литературе, о гуманитарных предметах я не говорю. Очень часто русский ребенок, сообразивший, что во Францию приехали для лучшей, более спокойной жизни, уговаривает маму найти нового богатого французского папу. Во всяком случае, такой ход мыслей очень вероятен для ребенка младше 12 лет. "Во Франции еще как-то можно выйти замуж повторно. В России же, если ты даже красавица с характером Золушки, после 30 и с ребенком ты никогда не вступишь в законный брак. Молодых отстреливают в ходе криминальных разборок, на войне в Чечне, более старшие возраста спиваются или погибают от наркомании", – такова приблизительно логика русских женщин-матерей. И между прочим, выстраданная на их личном опыте.

Франция тоже переживает кризис семьи, но он выражается совсем в иных формах, чем в России. Француженки гораздо менее терпеливо, чем русские, переносят двойное бремя семьи и работы. В среднем, конечно. Они отличаются меньшей верностью своим мужьям. Феминистические воззрения приобретают все большую популярность среди француженок всех возрастов, и не иметь мужа уже не считается потерей престижа. После 20-25 лет брака, а то и раньше, многие француженки испытывают смертельную усталость от брака и подают на развод. Вместе с тем мужчины-французы придерживаются в среднем более традиционных взглядов на брак и хотят видеть в своих подругах уступчивость, мягкость, домовитость. Несмотря на численный перевес женщин в средних и старших возрастах во Франции (но, конечно, не столь сильный, как в России), многие мужчины-французы к 45-50 годам остаются одинокие. Если у такого "жениха" стремление к власти над женщиной не реализуется, то он начинает подумывать об экспорте жены из какой-нибудь несчастной страны, прежде всего из России, Украины, Белоруссии. Официальные каналы телевидения твердят, что эти страны, особенно Россия, – это скопище зла, пороков и криминала. В то же время красота и покорность русских женщин уже приобрели силу мифа. Кстати, по тем же каналам телевидения постоянно показывают русских красавиц, приехавших на смотрины к какому-нибудь старику из Парижа. Общественное мнение французов в основном осуждает этих женщин, а поскольку своя рубашка ближе к телу, то не осуждает французских женихов, что бы они ни вытворяли со своими женами впоследствии. В последнее время частота этих передач стала настолько чрезмерной, что мне жаловались русские девушки, приехавшие во Францию на учебу, что вокруг них возникает какая-то неприятная и унизительная аура, их постоянно подозревают в том, что они приехали в Россию охотиться за женихами. Тех, кто приехал именно на учебу и не хочет оставаться во Франции через замужество, это особенно травмирует. Кстати, и русские эмигранты, попавшие во Францию не через замужество на французе, часто осуждают этот вид эмиграции и не общаются с такого рода "женами". Кстати, многие западноевропейские исследователи эмиграции пишут, что действительно для переезда на Запад используется брак, но это некий определенно новый вид брака, не фиктивный в чистом виде, а среднее между двумя видами брака – фиктивным и настоящим.

Так что, эмигрантам из России и бывшего СССР придется столкнуться с многочисленными проблемами во Франции. И, может быть, следует заранее все решить и взвесить, прежде чем менять страну. Иначе придется заниматься подсчетами впоследствии, но уже в гораздо более неспокойном, взбудораженном состоянии.

Татьяна Вершинина



Cсылки по теме:

Старые русские, новые французы

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie