Хлебные крошки

Статьи

Переселение соотечественников
Общество
Россия

Маргита Спранцмане

В России интересно:

страна продолжает звать домой соотечественников

В России интересно: страна продолжает зазывать домой соотечественников, волею судеб раскиданных по всему миру. Государственная программа по добровольному переселению в Россию обещает таким людям финансовую и административную поддержку. Только приезжай! Но даже на этих условиях вместо задуманного миллиона переселенцев Россия получила всего 80 000 – это за шесть-то лет! "МК-Латвия" отправилась в путь, чтобы поглядеть, куда зовут нашего брата, чем в России помогают и как удерживают.

Промахнулись с цифрами

Нет, все на самом деле не так плохо. Просто Владимир Путин (который, говорят, и придумал программу по переселению соотечественников на пике прошлого президентства) промахнулся с цифрами. Поскольку население РФ в последнее время сокращалось на 400-700 тысяч человек в год, президенту хотелось верить, что демографическую ситуацию спасут они – русские переселенцы из ближнего и дальнего зарубежья. Люди, которым поперек горла стоят упреки в том, что на чужбине они оккупанты и даром едят казахский, молдавский и даже немецкий хлеб.

Мало разве таких? Много. Поэтому в 2007 году, объявляя о запуске госпрограммы, российские чиновники говорили: «Хотим миллион». Они имели в виду количество соотечественников, ожидаемых в России до 2012-го. Но с наскоку миллиона совсем не получилось, несмотря на всяческие блага: переселенцам обещают сверхоблегченную процедуру оформления гражданства, оплату расходов на дорогу, выплату подъемных и так далее.

В то же время приезд 80 000 человек для России тоже не провал. Все-таки людям нужно присмотреться к программе. К концу, а программу задумывалось свернуть уже в нынешнем декабре, люди, вроде бы, поверили в нее капитально. В прошлом году в РФ прибыло уже более 30 тысяч человек. По сравнению с сотнями переселенцев, которых России наплакал кот в начале проекта, это уже рывок.

Поэтому что ведь радует? То, что в Санкт-Петербурге на тематическом форуме власти сообщили народу – «Программу переселения в Россию сворачивать не будем, в 2013 году продолжим ее бессрочным проектом». Это значит, что соотечественники и дальше при возвращении в РФ смогут рассчитывать на помощь в оформлении документов, трудоустройстве и кое-какую финансовую поддержку. Причем – и в 2013-м, и даже в 2023-м - раз уж программа намечается бессрочной.

Это были хорошие новости. Но по жизни переселение в Россию состоит, конечно, не из заявлений на международных конференциях и не из тонн подписанных правительством бумажек. Поэтому мы отправились в один из сорока регионов РФ, принимающих переселенцев-соотечественников – Карелию: поглядеть, пощупать, купить хлеба в местном магазине. Ведь только так и можно понять, куда тебя зовут и что стоит за буковками государственной программы.

Столица карелов

Путь в Петрозаводск из Питера неближний, 400 километров, поэтому в автобусе быстро начинаются всякие разговоры.

- А карелы в Карелии есть? – спрашивает кто-то. Наверное, тоже в первый раз отправляется в эту сторону.

Но я уже знаю, что с карелами в Карелии туго – их и в хорошие времена по всей России было не более четверти миллиона, а теперь осталось 60 тысяч. Даже если всех собрать и привезти в Карелию, выйдет не больше 10% населения республики. Но собрать карелов уже не получится, потому что многие уехали в места потеплее и поспокойнее. Например, разве вернется на историческую родину известный хоккеист Лео Комаров, тоже карел? Нет, его в финляндиях неплохо кормят.

А Карелия - она суровая, это факт. Википедия услужливо докладывает, что из всех сотен тысяч квадратных километров карельской земли только 1% считается пахотной. Остальное все камни, невысокие леса и снова камни.

- А карелы – они узкоглазые? – продолжают допытываться у меня за спиной.

Вообще-то, говорят, что да, некоторые племена карелов сохранили эту северную раскосость и высокие скулы. Но, ей-ей, за пять дней в этом краю ни одного такого мною не встречено. В основном-то все выглядят своими, русскими, и даже на улицах крупного по местным меркам города Петрозаводска глаз не выделяет их из толпы.

Хотя – о чем это я? Толпа в Петрозаводске, это нонсенс. Народу тут не хватит даже на приличную манифестацию: в городе всего 260 тысяч жителей. Хотя по карельским меркам это, разумеется, мегаполис. Вот побываете за 250 километров в сонной Сегеже и поймете, почему Петрозаводск для местных – это почти Москва.

400 латов на руки

Но мне именно в Сегежу, дайте билетик, пожалуйста. Это один из четырех официальных районов переселения в Карелию, где соотечественников ждут, как манны небесной.

- У нас хорошо, - с ходу уговаривает Иван Крынников, министр труда Карелии. Вакансий много: нужны строители, врачи и учителя, токари. Мы под шумок схулиганили и открыли для переселенцев все районы Карелии, пусть только собираются.

Собраться – это значит принять решение о переезде и явиться в местное представительство ФМС России. В Латвии такая организация есть, именно она работает с соотечественниками, желающими участвовать в программе. Тут расскажут о возможностях переезда в разные регионы России, полагающейся помощи, пособят заполнить анкету. В этой анкете будущий переселенец указывает выбранный район переселения и свою профессию, чтобы Служба занятости на российской стороне начала подыскивать ему вакансию.

- Но с этого года разрешено переезжать на условиях самостоятельного трудоустройства, - убеждает Крынников, - или вообще с идеей собственного бизнеса. Вон у нас в Медвежьегорском районе один человек построил гостевой дом и очень доволен!

Послушать министра, так Карелия просто райский уголок для жизни. Это, может, и верно, но если не думать о зарплатах. Хоть большая половина территории Карелии и приравнивается к районам Крайнего Севера, что обеспечивает работникам «северные» коэффициенты, зарплаты тут не слишком высоки. В среднем по республике 24 тысячи рублей (400 латов).

- Но есть места в горнодобывающей промышленности, где приезжие работают вахтовым способом и получают по 30-40 тысяч, - гнет свою линию министр труда.

Сколько стоит переезд?

Если зарабатывать 30 тысяч, жить в Карелии можно, позже будут объяснять мне люди. Но немногие рассчитывают на такие деньги. Семья Галоян приехала несколько месяцев назад из Армении – он фельдшер, она медсестра. Вместе зарабатывают всего 10 000 рублей (170 латов), на которые должны содержать еще и двух ребятишек.

Правда, как раз Галояны, попавшие в Сегежскую районную больницу, всем довольны. Они из Армении прибыли только с чемоданом одежды и в первый же день оказались окружены заботой местных жителей. Галоянов пожалели, поселили в общежитие, нашли им кастрюли-сковородки.

- Понимаете, у нас в Ереване остались родители, поэтому мы и не потащили с собой никакой утвари, - объясняет Таврик, - а теперь обустроились, проходим стажировку и через два месяца получим сертификаты, которые позволят работать в больнице на полную силу.

Семья надеется на лучшее, хотя и признает, что хлебнула российской бюрократии: трижды пришлось ехать на автобусе с малыми детьми в Петрозаводск, чтобы сдать элементарные анализы (есть такое условие для участников программы). Измучились и потратили около 20 тысяч рублей.

- Зачем все это? – изумляется Маник, супруга Тафрика. – Ведь могли мы сдать анализы в Сегеже, в больнице, где работаем!

Всего на переезд семьи из четырех человек ушло около 100 тысяч рублей (1700 латов). Половина – на авиабилеты, еще чуток на анализы и обустройство, и еще понадобились деньги на питание, ведь зарплату в больнице Галояны начали получать только через два месяца после переезда. Часть расходов обещает компенсировать государство, но переселенцы прямо говорят: без накоплений в России им пришлось бы трудно.

«Это вам главврач свою зарплату назвала!»

В то же время Сегежская районная больница готова чуть ли не калачами заманивать медиков. Тут проходит модернизация, закуплено новое оборудование (особенно гордятся компьютерным томографом и лабораторией), а работать некому – опытные врачи на пенсии, выпускники медфаков в глубинку не торопятся.

- Поэтому, - рассказала главврач больницы Валентина Генералова, - мы докторам даже готовы оплачивать кредит на приобретение квартиры. За «однушку» полностью рассчитывается больница, взносы за «двушку», судя по обстоятельствам, делим с самим доктором.

Этой программой уже воспользовался стоматолог Самсон Энохов, который осел в Сегеже по программе полтора года назад, привез жену и даже успел обзавестись малышом. Больница оплачивает Самсону 95% кредита, и он хорошо понимает, как ему посчастливилось, поскольку большинство переселенцев о собственном жилье даже мечтать не могут.

- Сколько получаете? – вцепляюсь в молодого зубного врача, но он только улыбается: мол, сколько наработаю, столько и заработаю. Но по информации больницы средняя зарплата квалифицированного врача тут 43-49 тысяч рублей (730-830 латов). А ведь неплохо!

Правда, когда я называю эти цифры в разговоре с простыми сегежцами, они недоверчиво покачивают головами:

- Это вам главврач свою зарплату назвал!

Носят на руках, но платят мало

Тургунбой Киргизбоев приехал в Карелию до начала действия программы и сейчас сам считается работодателем, способным привлечь на работу соотечественников. Хотя на самом деле бизнес у Тургунбоя индивидуальный: он развозит алкоголь по карельским деревням и горько жалуется на конкуренцию со стороны супермаркетов («Задушили совсем!»).

- Но я вам так скажу, - вздыхает он, - кроме алкоголя я еще подрабатываю в Сегеже в шашлычной. Получаю 10 800 рублей (180 латов), официанты могут набегать на 15 000 (250). На одну такую зарплату прожить тяжело. Например, за нашу «трешку» зимой приходится платить по 6-7 000 (100-120 латов) коммунальных.

Это значит, что заведующая городским музеем Сегежи Галина Змеева должна отдавать в счет квартплаты весь свой 6-тысячный заработок. А повар гостиницы «Сегежа» Надя Осмонова, приехавшая из Луцка по программе переселения, выживает на свою зарплату только потому, что в соседнем городке у нее бабушка. А ведь начальство на Надю не нахвалится!

- У нас, - говорят в гостинице, - была страшная проблема с поваром, долго искали. Надюша явилась нам во спасение, привезла кучу интересных рецептов салатов. Мы ее на руках готовы носить.

- А зарплату какую пообещали?

После долгих заминок:

- 6 тысяч рублей (100 латов). Но она ведь мало у нас работает, пока не заслужила северных прибавок.

Хотя повар всегда сыт, получка Осмоновой выглядит нереально маленькой. В соседнем Медвежьегорске ситуация получше, там даже продавец в магазине зарабатывает по 10-12 тысяч (170-200 латов).

- Прожить можно? – опять вопрос к местному населению.

Смеются и качают головами: нельзя, поэтому на двери каждого магазина висит объявление о вакансии продавца. Местные проходят мимо, даже не читая. В администрации Медвежьегорска надеются, что часть кадрового голода утолит программа по переселению.

- Но я этого не понимаю, - тихонько комментирует местная журналистка, - у меня у самой зарплата 16 тысяч (272 лата), и выжить на эти деньги с ребенком нельзя. Если бы не помощь родителей, давно пошли бы по миру!

А ведь переселенцам мало заработать на хлеб, надо оплатить еще и аренду квартиры, которая в Петрозаводске обходится в 10-15 тысяч рублей (170-255 латов). Для покупки собственных квадратных метров в столице требуется иметь 2 миллиона рублей (34 тысяч латов за «двушку») или 500-600 тысяч (8500 латов) в регионе. Продавцу или повару в жизнь такого богатства не накопить, как мне кажется.

Не хватает квалифцированных и рукастых

Но есть у медали и другая сторона: кто сказал, что в России ждут именно продавцов? Куда больше тут требуются квалифицированные рабочие кадры, о чем и толкуют со мной в каждом городе.

- Дайте нам токарей, программистов, психологов, лесозаготовщиков, экскаваторщиков, - требует руководитель Службы занятости Медвежьегорского района Петр Бычков, - для таких профессий у нас средняя зарплата 24 тысячи рублей. Где они, специалисты? Нет!

Нервничает и руководитель предприятия «Карелия ДСП» Сергей Кочетков:

- У нас больше 400 рабочих на заводе, закуплено новейшее оборудование, а специалистов высокого класса приходится везти из Белоруссии. Мы бы со всей душой приняли каждого оператора, который умеет работать на финских и немецких станках. Мы такому человеку даже жилье арендуем, пожалуйста! Но не едут ведь.

А Валерий Торопчин, который в 1999 году начал строить гостевой дом «Заонежье» на нетронутом берегу Онежского озера, вообще смеется:

- Смотрите, у меня жена – участница программы по переселению. Так уж вышло, что сначала я уехал к ней на Украину, а потом вернулся на родину и супругу перетащил. В Карелии мы открыли туристический бизнес и стали искать работников среди местного населения. Ага! Наниматься приходили до первой зарплаты, ищи их потом по кустам. Поэтому мы переманили с Украины семейную пару друзей, которые теперь и работают у нас по хозяйству, помогают во всех мелочах и довольны.

Дело у Торопчина идет славно – теперь в «Заонежье» действуют три гостевых дома, в среднем каждый день отдыхает по четыре человека, 1500 посетителей за год. Номер с полным пансионом стоит 1500 рублей на человека (25 латов), плата за организацию рыбалки и баньки отдельно. При таких оборотах Торопчину нужны помощники:

- Возьму рукастых мужиков, чтобы могли и дрова поколоть, и в доме прибрать, и машину отремонтировать. Зову, приглашаю! Но найти пока не могу.

Переселенцам нужно жилье

А ведь зарплаты в бизнесе у Валерия немаленькие, это и Лилия Кайзаркина говорит, которая переехала по его зову с Украины:

- Сумму называть не стану, но скажу, что всем довольна.

- А чего в Карелии не хватает для полного счастья?

- Как участнице программы, мне не хватает льгот по приобретению жилья, - призналась женщина, - это у переселенцев главная проблема. Пусть государство не дает нам квартиры задаром! Мы готовы работать и постепенно выплачивать кредит. Только бы власти помогли оформить заем на льготных условиях.

С льготами по кредиту в России плохо, это факт. Процентные ставки по ипотеке колеблются от 9 до 15% годовых (для сравнения: в Латвии ставка – 3,4%), то есть за десять лет покупателю квартиры нужно оплатить, как минимум, ее двойную стоимость. Если препятствие для переезда низкоквалифицированных рабочих, это маленькие зарплаты, то хорошие специалисты не могут позволить себе возвращения в Россию именно из-за неопределенности с жильем. Будем надеяться, что программа «Соотечественники» с 2013 года действительно станет бессрочной и мы увидим в ней новые варианты решения квартирного вопроса для переселенцев.

Но позвольте напоследок высказать еще одну мысль. Проведя несколько дней в переездах по Карелии, встречаясь с соотечественниками, представителями властей и работодателями, я снова пришла к выводу: если трудолюбив и позитивно настроен – пропасть в России тебе не дадут, несмотря ни на какие бюрократические и жилищные сложности. Если же ты надеешься сесть государству на шею, сгинуть будет проще простого. Впрочем, такому человеку и в Латвии всегда будет плохо.

МК-Латвия

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie