Хлебные крошки

Статьи

Времена
История

Михаил Тимофеев // ИТАР-ТАСС

В языковом переплете

С принятием новых стран в Евросоюз в руководящих органах ЕС могут начаться проблемы с рабочими языками

Увеличение числа стран ЕС на десять новых государств вселяет ужас в руководителей переводческих служб Европейской комиссии и Европарламента. Комплекс языковых проблем оказался настолько сложным, что уже на первых порах от попыток решить целый ряд проблем пришлось просто отказаться.

На предыдущих этапах строительства новой Европы "малые" страны охотно шли на уступки, отказываясь от претензий сделать свои языки рабочими – так, например, было в НАТО, когда Ирландия отказалась от ирландского языка в пользу английского. Но теперь в ЕС стремится "маленький, но гордый народ" – например представители Мальты, которые не пожелали расставаться со своим мальтийским. В результате Еврокомиссии пришлось срочно объявить конкурс – но достойных переводчиков, к ужасу чиновников, так и не нашлось. На самой же Мальте существует лишь одна крошечная школа переводчиков, которая и за несколько лет не подготовит нужного числа специалистов.

Аналогичные пробелы существуют и с другими языками – не следует забывать, что 20 рабочих языков дают 380 возможных их комбинаций. И среди них такие экзотические, как итальянско-литовский перевод, испанско-венгерский, греко-словацкий и многие не менее головоломные варианты. (Со "старыми" 10 языками были возможны 110 комбинаций).

Переводческий конфуз произошел с первых же шагов – прямо на презентации представителей новых стран. Выступая перед евродепутатами, представитель Латвии Сандра Кальниете, говорившая на родном языке, неожиданно почувствовала, что ее не понимают. Бывшему министру иностранных дел Латвии пришлось на французском извиниться за посредственный перевод ее ответов и далее перейти на понятный всем английский язык.

В настоящий момент, чтобы хоть как-то разрешить проблемы, в Еврокомиссии решено использовать "языки-посредники". То есть перевод с латвийского будет осуществляться на английский, и уже с него – на все остальные языки. Что, безусловно, приведет к крайней медлительности в переводе и явно не прибавит ему точности.

Не менее грандиозны препоны и в письменном переводе. Правда, главным образом из-за объема работ – потому что число страниц, представленных к языковой обработке, перейдет с 1,5 миллионов в 2003 году к 2,4 миллионам в 2005-м.

Безусловно, в Европе готовились к таким трудностям – причем буквально с момента падения Берлинской стены. Множество отделов переводов были созданы при национальных министерствах в период с 1995 по 1999 год. В армию 2000 "общеевропейских" переводчиков, обслуживающих организации и органы ЕС, в ближайшее время должно влиться пополнение в полторы тысячи знатоков языка (в Европарламенте их число увеличится с 240 до 500). Однако чиновники ЕС уже сейчас признают, что далеко не все вакансии удается заполнить.

В этих условиях в органах ЕС решено оказать и некоторое давление на своих прежних переводчиков – им (а в большинстве это люди с пятью рабочими языками) настоятельно рекомендовано выучить, по крайней мере, по одному языку "новой" страны ЕС.

Положение осложняется тем, что среди 162 представителей "новых" стран в органах ЕС много людей, практически не знающих ни одного иностранного языка, что делает их совершенно беспомощными в отсутствии переводчика.

К счастью, обо всех этих мучениях простые граждане "старых" стран ЕС ничего не знают. Увеличение числа рабочих языков Евросоюза на них никак не отразится – из их отчислений в евробюджет как выделялись раньше 2 евро на оплату переводчиков, так они и будут выделяться. А это не более чем чашечка черного кофе...

На происходящее в Еврокомиссии и Европарламенте с удовольствием и интересом смотрят сегодня только профессиональные лингвисты и социологи. Потому что перед ними уникальный в истории человечества эксперимент с 20 языками – прежний рекорд с семью рабочими языками принадлежал "старушке ООН". Действительно загадка, как будет проходить перевод предстоящих бурных дебатов по биоэтике на мальтийский язык – когда в нем большая часть научной терминологии (в том числе экологической) просто отсутствует...

Смешение языков уже привело в прошлые годы в организациях ЕС к появлению "экзотических личностей" в виде переводчиков, например, греческих эмигрантов из скандинавских стран или некоей шотландки, выучившей финский у миссионеров, работавших в Эфиопии. На очереди – новые смелые комбинации, типа португальцев, свободно говорящих по-эстонски. Найти их будет явно непросто.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie