Хлебные крошки

Статьи

вагончик
Проблемы законодательства о соотечественниках
Общество
Россия

Вагончик тронется…

Русские на Родине

Обыкновенная кухня: у окна стол, покрытый скатертью, два стула, светлый мебельный гарнитур, электрическая плитка, фильтр для воды. Светло. Тепло. Уютно. После 20 минут, проведённых в этом помещении, невольно забываешь, что находишься ты не в обычной квартире, а в строительном вагончике, какие обычно ставят на дачах, чтобы хранить в них инструменты, прятаться от дождя, а время от времени и ночевать – когда сумерки застанут на грядке.

Возвращает к невесёлой реальности лишь слишком большое количество вещей – кажется, что хозяева этого дома пытались использовать каждый сантиметр свободной площади, как будто сантиметров этих у них было совсем немного. И неудивительно: в домишке длиной 12 и шириной 2,5 м живут пять человек, в том числе трое детей, младшему из которых год и семь месяцев. Живут они здесь не летом, а круглый год, и это никакая не дача, а территория города Коломны – вагончик стоит рядом с репинскими прудами.

Предыстория

Родители Александра Трухина и Натальи Мартимьяновой в середине 60-х гг. прошлого века уехали в Узбекистан. Вместе с другими комсомольцами они помогали восстанавливать республику после сильнейшего землетрясения 1966 г. Приехали да и остались. Здесь жили, работали, семьями обзаводились. Здесь появились на свет и выросли Саша и Наташа, которых судьба однажды свела вместе.

В 90-е гг., после развала Советского Союза и объявления Узбекистана суверенным государством жить русским в республике стало тяжело. Потянулись поезда с нашими соотечественниками домой, в матушку-Россию. Александр и Наталья уехали позже остальных: откладывали до последнего, пытаясь сохранить свой маленький бизнес и поставить на ноги сына Диму.

В конце 90-х они всё-таки решились на переезд («Трудно там, тем более с детьми, даже детское питание не достать»): продали всё, что было, купили билеты на поезд и отправились в столицу. Наталья тогда была на восьмом месяце беременности, ждали дочку – Женечку. Когда семья уезжала из Узбекистана, там как раз закрыли последнюю русскую школу.

«Все вы русские – трусы!»

Родина встретила проблемами. В паспортном столе, куда пришли супруги, решив оформить российское гражданство после нескольких месяцев проживания по временной регистрации, им посоветовали обратиться в посольство республики – взять несколько справок, в том числе и о том, что прежде не были судимы.

– Сотрудник в посольстве попался нагловатый, – Александра до сих пор передёргивает от неприятных воспоминаний. – Мы просили справки, сказали, что будем отказываться от гражданства и обосновываться в России. На нашу просьбу о помощи он огрызнулся, назвал трусами, мол, «все вы, русские, бежите!». Я тогда тоже в долгу не остался и не совсем вежливо посоветовал ему не совать нос не в своё дело. Он тут же вызвал охранников, которые нас скрутили и выставили на улицу, забрав паспорта. Мы – в милицию, оттуда нас направили обратно в посольство. Сколько писем мы туда написали, сколько обращались – результат нулевой. Без документов в Москве жить было невозможно, и мы переехали в Коломну. Почему именно сюда? Потому что это практически граница области, а юго-восток, потому что это в сторону Узбекистана. Мы другого направления не знаем.

В Коломне: в тесноте да в обиде

По профессии Александр – шахтёр. Применить знания, полученные ещё в Узбекистане, ему было негде, а потому он работал везде, где мог, в том числе и в фирме «Тополис».

– Я бы мог работать на строительстве станций метро. Но туда берут только москвичей, вот и приходится трудиться разнорабочим.

В Коломне семья сначала снимала квартиру. С деньгами тогда было совсем туго: не имея прописки, паспорта и гражданства Александр не мог рассчитывать на высокооплачиваемую работу. Наташа тоже не работала – сидела с детьми. В этот момент судьба свела их с женщиной, которая, узнав о сложившейся ситуации, пожалела их и за небольшую плату сдала маленькую квартирку на ул. Ленина.

– Три года мы там жили, – рассказывает Александр. – Потом начали ходить участковые, спрашивать документы. В какой-то момент пришли судебные приставы и с вещами выставили нас на улицу. И хозяйку квартиры ещё оштрафовали, видимо, за то, что не заключила с нами договор и не платила налоги.

Два дня двое взрослых и двое детей жили на улице – хорошо, что было лето.
– Мы случайно познакомились с мужчиной, он несколько раз мимо нас проходил, потом не удержался, подошёл и спросил, почему мы с детьми всё время на улице.
Узнав обо всём, человек решил помочь: привёз вагончик, в котором семья и живёт до сих пор. Сейчас здесь тепло и довольно уютно: маленькая прихожая, кухня и комната.

– У нас система отопления «Эколайн», – почти с гордостью говорит Александр, показывая на висящий под потолком отопительный прибор.
А два с половиной года назад здесь ничего этого не было: спали на полу, еду готовили при свечах. Со временем от соседних гаражей провели в вагончик электричество, подвели воду.

Гости у них теперь не переводятся: то из администрации придут, а то предприниматели какие-нибудь магазин надумают здесь строить – вагончик-то на городской земле стоит.
– Сюда много кто приходит, – сетует Александр. – Говорят, выселяйтесь отсюда куда угодно, только чтобы в городе вас не было.
– А вы?
– А мы отвечаем, что как только сможем, так сразу и уедем. Время от времени вот ещё плачу штраф. К слову сказать, мы пытались арендовать этот клочок земли, но ничего не вышло.

Всё это время супруги продолжали писать в посольство в надежде вернуть паспорта. Получилось это сделать только в 2007-м, с помощью специально нанятого адвоката.
В декабре прошлого года, 11 лет спустя после приезда, все члены семьи наконец-то стали гражданами России. Это тоже потребовало времени, потому что прежде пришлось через суд устанавливать факт длительного проживания в России. Въездных карт, которые потребовали при оформлении документов, у переселенцев не было.

– А почему обратно не вернулись, если здесь всё так сложно было?
– Там делать нечего. В Узбекистане зарабатывают только те, кто на базаре торгует, а больше там ничем сейчас не заработаешь.

Что же дальше?

Старшему сыну Александра и Натальи сейчас 16 лет, дочери 10. Дети учатся в школах – с определением их в учебные заведения никаких проблем, к удивлению, не возникло.
– Александр, простите за нескромный вопрос: как вы, живя в таких условиях, решились завести третьего ребёнка?
– А так и решились, что все эти проблемы – временные, а жизнь-то, между прочим, уходит. И если ждать, когда всё изменится к лучшему, можно дожить до такого возраста, когда возможности завести детей уже не будет.
– На пути Господь нам посылает хороших людей, – добавляет Наталья. – Кто-то нам поможет, кому-то мы. Всё на этом строится. Одна женщина нам помогла оформить прописку, а я сейчас время от времени сижу с её ребёнком.

Мечта Александра и Натальи – купить небольшой кусочек земли, хотя бы шесть соток, и перевезти туда вагончик.
– Потому что иногда выходишь из дома и не знаешь, будет ли он на месте, когда ты вернёшься – не наша земля-то, – говорит Александр Трухин. – К сожалению, взять кредит на участок я не могу. Можно было бы – платил бы в рассрочку, но пока никто на это не соглашается, всем нужна вся сумма сразу.

Так что пока живут пять человек в вагончике… Нет, наверное, всё-таки выживают.

От редакции: В который раз мучает вопрос, почему мы с таким трепетом и пиететом относимся к гражданам европейских государств и того же США и с удовольствием гнобим своих? Бей своих, чтоб чужие боялись? Так вот: они не боятся, а смеются над «странными русскими». И не встанет страна с колен, пока будут прецеденты, подобные описанному. Не будут нас уважать, пока президент на вопрос: «Что произошло с подводной лодкой?» будет отвечать: «Она утонула». Стоит лишь вспомнить, как ведут себя западные представители, если с их гражданами что-то случается, особенно за рубежом (порвут, как Тузик грелку!), и как мы в тех же случаях разводим руками…

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie