Хлебные крошки

Статьи

Николай Кабанов// "Вести сегодня"

Вариант Latgola

От них и пошла Латвия?

Самое интересное, что именно древний этноним латгалов и дал имя Латвии. Сейчас мало кто вспоминает, что сей "диалект" получил статус письменного языка в историческом масштабе ненамного позднее, чем латышский, – а именно в 1730 году. Официальная орфография латышского языка была принята в 1908 году, а латгальского – на 20 лет позднее. Но сколько раз запрещали этот язык! Впервые – в 1865 году, как эхо польского восстания (латгальцы пользовались не "лояльными", как латыши, готическими, но "смутьянскими" латинскими буквами). Этот запрет был снят в 1904 году на волне всеобщего национального пробуждения в Прибалтике. В 1919 году советским правительством Стучки латгальский язык был провозглашен официальным на территории восточных уездов Латвии. До середины 30-х происходил настоящий ренессанс латгальского: выпускались газеты, журналы и книги, работали школы и театры. В 1934-м диктатор Улманис ликвидировал всю национально-культурную автономию латгальцев. Их называли "чангалами", "коверкающими язык". Не удивительно, что именно в Латгалии было самое сильное левое движение, а советские танки там встречали цветами... Очередной виток национальное самосознание сделало в разгар войны – в 1943-м газета Latgolas Bolss выпускалась тиражом 30 тыс. экземпляров!

В советский период латгальский поначалу признавался. До 1960 года (тогда выпустили последний "Календарь колхозника" на латгальском) он значился одним из трех балтийских языков, но потом был сведен до уровня "диалекта". Вот как объясняет это Latvijas Padomju Enciklopedija (т. 5-2, статья "Латышский язык", И.Фреймане, Я.Кушкис, А.Лауа, М.Рудзите, Э.Сойда): "В результате подъема образовательного уровня и широкого распространения средств массовой информации и пропаганды носители диалекта освоили латышский литературный язык, в Советской Латвии отпала необходимость в отдельном латгальском письменном языке..."

Очевидно, в анналах компартии Латвии можно обнаружить конкретное постановление, запрещающее латгальский. Конъюнктура меняется в его пользу в момент обретения независимости Латвии. Латгальский язык стал возрождаться, процесс шел как на дрожжах, но... С середины 90-х годов стало ясно, что государство это, мягко говоря, не поддерживает. Вот парадокс: ливскому языку с его шестью сохранившимися носителями деньги выделялись, а латгальскому – нет. "Диалекты умирают каждый день, и поддерживать их – привилегия богатых стран", – заявила по этому поводу глава национальной программы освоения латышского языка Ина Друвиете. Кстати, эта же лингвистическая дама, которую недавно пропагандировала одна русскоязычная газета, в самом названии которой заложена претензия "идти в ногу со временем", заявила по поводу латгальского вопроса: "Если мы разделим наши силы, то мы проиграем русским". Яснее и не скажешь!

Трагедия латгальцев в том, что они попали между молотом и наковальней. Признать существование отдельного латгальского языка – означает признать, что собственно латыши не составляют более 50 процентов населения Латвии. Ведь, по разным оценкам, в той или иной форме владеют латгальским от 150 до 500 тыс. человек. Следовательно, и численность латышского этноса завышена (вполне возможно, что и миллиона-то нет!), и лингвистический баланс в Латгалии иной.

На фоне стенаний о горестной судьбе латышского языка его ревнители демонстративно игнорируют тот факт, что их дружными усилиями уничтожается такой же отдельный и уникальный латгальский язык. В нем есть свои буквы – Y и О, свои топонимы – Ресна и Болви (Резекне и Балви). Есть сотни литературных и тысячи народных произведений. В конце концов, есть люди! Язык в подполье. Если честно, то в последний раз я слышал веселую латгальскую речь от двух девчонок в рейтузах и уличной "боевой раскраске", севших в маршрутку у Центрального вокзала и доехавших до начала улицы Чака. Скорее всего, задержавшись в Риге, они его вскоре забудут. Точно такой же процесс происходит и с тысячами латгальцев, переселившихся в столицу в советское и постсоветское время – приобщение к "элите" однозначно означает ассимиляцию. Депутаты и чиновники, происходящие из Латгалии, отнюдь не манифестируют свою языковую отдельность. Хотя, вероятнее всего, вспоминают о ней, возвращаясь домой погостить...

Между тем латгальское языковое сопротивление по-прежнему существует. В отсутствие преподавания на родном языке учителя умудряются проводить олимпиады по латгальскому. Активно работают интернет-сайты на латгальском языке. Действует на общественных началах Латгальский исследовательский институт. А выпускаемый в Даугавпилсе журнал Latgale вполне демократично публикует материалы на латышском, русском и латгальском. Чему нам, русским, можно поучиться у латгальцев? В первую очередь этнической и религиозной толерантности, которую они сохранили, живя в одном краю, среди католиков и старообрядцев, русских и евреев. Еще – тому, как можно сохранить язык "из уст в уста", без всякой государственной поддержки. Но реальное положение латгальского языка – на грани исчезновения. И если Латвия действительно хочет сделать у себя "как в Европе", то она обязана обратить внимание на то, как относятся к каталонскому в Испании, валлийскому в Британии и фризскому в Голландии.

Русским же важно осознать: поддерживая тех, кому еще труднее, чем нам, мы обретем союзников. Латгальцам должно быть предоставлено право этнического самоопределения – практика Механической "приписки" к титульной нации антидемократична и аморальна. А латгальский язык обязан быть официальным в тех самоуправлениях, где большинство населения составляются латгальцы. И тогда "runout i zinout latgaliski" можно будет свободно и без комплексов.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie