Хлебные крошки

Статьи

Василий Шукшин
Русская литература
Культура
Россия

Екатерина Бунина

Василий Шукшин – русский человек и писатель

К 80-летнему юбилею

Чем тяжелее и трагичнее положение народа, чем острее стоит вопрос его жизни и смерти, тем более значимую личность выплескивает он из недр своих на всенародное обозрение для самоосознания и самовоссоздания. В середине двадцатого века дух и голос русского народа со всей силой заявил о себе в творчестве Василия Макаровича Шукшина.

Его биография, его судьба как литератора и кинодеятеля хорошо известны. Шукшин – режиссер, автор сценария и постановщик фильмов "Живет такой парень" (1964), "Ваш сын и брат" (1965), "Странные люди" (1969), "Печки–лавочки" (1972), "Калина красная" (1974). Как актер снялся более чем в двадцати фильмах. Автор большого количества рассказов, публицистических статей, повестей, романов, пьес.

Жизненный путь Шукшина был типичным для большинства советских людей. Родился 25 июля 1929 г. на Алтае, в крестьянской семье. Оказавшись сыном "врага народа", сумел выйти в люди по советской "путевке в жизнь": рабочие профессии, служба на флоте, высшее образование (ВГИК). И благодаря таланту и учителям не просто пробился, но отстоял право быть в творчестве самим собой, сумев многое понять и выразить из русской жизни.

Личность будущего писателя формировалась в суровые для нашей страны годы. Он прошел через голод и холод раскулаченной деревни, тяжелый, не знавший различий для возрастов, труд во время Великой Отечественной войны, юношеские скитания "безотцовщины"… И мучительные попытки найти свое место в жизни, позже осмысленные через призму социального опыта всего русского народа в ХХ веке.

Советское происхождение не стерло в нем осознание себя именно как русского, национального писателя. Остро чувствуя, что человек может существовать и двигаться вперед только благодаря силе тех жизненных соков, которыми питает его народное бытие, он осознанно встал на путь духовного будителя, "обличителя тупого культурного оболванивания". Именно на этой стезе вклад его наиболее значителен. Публицистика и кинематограф Василия Шукшина до сих пор являются мощным противовесом разлада народной жизни, утверждая духовную силу и творчество как главное ее содержание.

Шукшин приехал в столицу, будучи, по его собственным словам, "глубоко сельским человеком". Он еще застал и воспринял нравственный уклад, образ жизни русского крестьянства, в основе которого были труд, извечная любовь к земле, развитое чувство правды и справедливости. Правда, справедливость и совесть (понимаемая как голос Бога в человеке – чувство нравственной ответственности за свое поведение) – основные категории русского мировоззрения. А труд в крестьянском понимании – основа жизни. Труд созидательный, самодостаточный, труд, воспринимаемый как судьба.

Шукшин был убежден, что у человека должна быть совесть, что соблюдение правды и справедливости утверждает ценность его пребывания на земле, потому что все остальное прилагается к этому. Поэтому и в общественном устройстве ему ближе идея равенства, нежели избранности. "Пусть уж лучше мы придем к мысли, что надо строить больше удобных вагонов, чем вести дело к иному: одни будут в коридоре, а другие – в загородочке, в купе" - рассуждал он, полагая, что именно от такого устройства и самочувствия в мире ближе к самым высоким понятиям о чести, достоинстве и другим мерилам человеческой нравственности.

Учеба в элитном московском вузе дала Шукшину пищу для размышлений о том, что такое "культура" и "интеллигентность". "Культура" и "интеллигентность" – не принадлежность внешнего статуса, а внутреннее свойство человека. Это неспокойная совесть, неравнодушие к судьбе своего народа, а главное – осознание, что интеллигентность не самоцель. Противопоставляя понятия "культура" и "культурность", он понимал первое как высшее проявление нравственных качеств народа в человеке, второе – как результат их утраты.

Принципы художественного творчества Шукшина – реализм и народность – стали продолжением его мироощущения. Он считал, что правда в искусстве – как бы горька она ни была – способна врачевать души людей в пору отчаяния и полного безверия, а ложь, несмотря на самые высокие идейные соображения, всегда обкрадывает человека. Поэтому герои шукшинской прозы – обычные люди, а описываемые события – реальная жизнь во всей ее простоте и сложности.

Сохранив эту основу в своем мировоззрении, Шукшин в то же время был представителем той части русского народа, которая к середине ХХ в. утратила связь с землей, как основой многовекового жизненного уклада. Эти люди уже не чувствовали себя "деревенскими", но и не стали своими в городе. Уход населения из деревень, зачастую сопровождавшийся у людей ломкой ценностных ориентиров, отзывался в нем личной болью.

Василий Шукшин прошел непростой путь от личного сопереживания своим героям до осознания необходимости осмыслить и обобщить исторический путь нашего народа. Возражая против применения термина "деревенская проза" в отношении единомышленников – писателей В. Белова, В. Астафьева, Ф. Абрамова, В. Распутина, Василий Макарович подчеркивал, что "никакой чисто деревенской, замкнутой в себе проблемы нет, а есть проблема русского народа – то есть проблема общенародная, общегосударственная". "Нас похваливают за литературный талант, не догадываясь или скрывая, что в нашем лице русский народ обретает своих выразителей. Обличителей тупого культурного оболванивания".

Проблема взаимоотношений народа и государства, состояние души и судьба русского человека на современном этапе были главной струной его творческого нерва. Незадолго до смерти он делился планами на будущее: "и в книгах своих, и в кино я говорил лишь о тех, кого знаю, к кому привязан. Делился как умел своими воспоминаниями… Теперь надо выходить на дорогу более широких размышлений, требуется новая сила и смелость, требуется мужество открывать новую глубину и сложность жизни. Надеюсь и верую: она впереди, моя картина (а может быть и книга), где удастся глубже постичь суть мира, времени в котором я живу. Все мысли – об этой будущей работе". Писатель не успел реализовать этот замысел. Однако его проза и киноработы раскрывают его представление о пути России.

Ее исторический путь Шукшин связывал с судьбой русского народа, а корни видел в хозяйственном и жизненном укладе коренной его части – крестьянства. Оценка советской государственности была у Шукшина однозначна: уничтожив деревню как основу этого уклада, большевики уничтожили и основу русской государственности.

Анализируя события советского периода, Шукшин видел, что судьба народа на современном этапе определяется взаимодействием двух факторов: его духовного потенциала и корректирующих внешних воздействий, которые в ХХ ст. чаще всего облекались государственной волей. В них он различал объективную и субъективную составляющие. Да, он понимал, что процесс модернизации объективен, а значит, неизбежна трансформация характера крестьянского труда, размывание традиционных ценностей и пополнение рядов городских обывателей за счет вчерашнего крестьянства. Изменился и сам житель деревни (где не осталось прежней благости и патриархальности, а появились первые признаки культуры общества потребления): "он уже такой стал, что все ему надо, а чтоб самому давать – он почему-то забыл об этом", - писал о них Шукшин.

Однако в этом объективном процессе Шукшин различал мероприятия власти, неоправданные глубинными интересами народа, и с ними не мог смириться. Сюда он относил коллективизацию (в той форме, как она была проведена), подмену и уничтожение народных ценностей: например, практику создания советскими композиторами "русских народных песен в обработке" и т.д. Полагал также, что и внешне созидательная политика власти на селе в послевоенные десятилетия форсировала разрушение традиционного уклада не меньше.

Глубоким смыслом наполнен финал последнего шукшинского фильма "Калина красная". Противостояние главного героя, бывшего крестьянина Егора Прокудина, носителям воровской морали заканчивается его убийством – символ и аллегория судьбы русского крестьянства в ХХ в. "То обстоятельство, что убивают его мстительные нелюди, а не что-нибудь другое, может быть мой авторский просчет, ибо у смерти появляется и другой, поверхностный смысл, - комментировал Шукшин. - А что касается его бывших "дружков", то здесь мне не хотелось бы сглаживания углов…. Не случайно главарь говорит: "Он человеком и не был. Он был мужик. А их на Руси много". Видите, убивают не просто "перековавшегося вора", убивают убежденного противника, врага, открыто противопоставившего их "принципам" мораль трудового человека".

В поисках глубинных причин процессов, происходящих в русском народе и крестьянстве, Шукшин обратился к историческому прошлому. Точкой отсчета для него стала вторая половина XVII в. – время качественных изменений в русском обществе, правовой системе, государственности. С ней избирательная память народа связала начало эпохи, чуждой жизнеустройству по русскому духу. В тот период вместо сословного представительства как принципа формирования системы власти начинает утверждаться абсолютизм. Деятельность Земских соборов и местного самоуправления, которые ограничивали властные притязания знатного сословия, сходят на нет. Соборное Уложение (1649 г.) окончательно установило крепостное право. А церковные реформы патриарха Никона породили вековой духовный и церковный раскол русского народа. На этой почве чуть позже, при Петре I, возникла бюрократическая империя с её ориентированным на ценности западной культуры правящим слоем.

В народной памяти это время было прочно связано с именем Степана Разина, предводителя крупнейшей крестьянской войны (1670–1671 гг.), ставшей ответом на эти перемены. Сказания и легенды о нем Шукшин услышал еще в детстве. Никакой исторический деятель России не вызывал столь глубокого интереса писателя. Он лелеял мечту написать о Степане Разине, в котором видел заступника, замкнувшего на себе народные чаяния и вставшего на их защиту. "В "Степана Разина" меня ведет та же тема, которая началась давно и сразу – российское крестьянство, его судьбы…, - пояснял писатель. - Как только всерьез захочешь понять процессы, происходящие в русском крестьянстве, так сразу появляется непреодолимое желание посмотреть на них оттуда, издалека".

Задумав роман, а впоследствии кинофильм о народном герое, Шукшин досконально изучил литературу и документы, ездил по местам восстания, собирал материалы в архивах и музеях. Историки оценили фундаментальность его исследования: подход автора к изучению и трактовке событий крестьянской войны был признан научным. Смысл войны Шукшин видел в стремлении народа восстановить попранную волю. А ее вождь олицетворял для него "средоточие национальных особенностей русского народа, вместившихся в одну фигуру, в одну душу. Разин сделался помазанником народным, потому что первый рванулся к воле всеобщей, не сословной, а поголовной", - считал Шукшин. Через Разина он пытался постичь разгадку исторического пути России. В 1970 г. работа над рукописью романа "Я пришел дать вам волю" была завершена.

Дума о Степане Разине появилась у Василия Шукшина не случайно. Краеугольным принципом национальной политики и советской системы вообще было "искупление вины" русской нацией перед "угнетенными" в царское время народами. Русские области изначально были поставлены в экономически неравноправное положение по сравнению с национальными республиками. Становление мощи советского государства происходило за счет пренебрежения интересами русских – государствообразующей нации. Шукшин видел: апофеоз индустриальных строек был позади, а крестьянство вновь кому-то мешало. Принудительное отключение газа в деревнях, зачисленных чьей-то твердой рукой в разряд "неперспективных", и форсированная трудовая миграция населения для промышленного освоения отдаленных территорий напоминала "зачистку территории" и обернулась хозяйственным запустением исторического центра страны. В условиях явного расхождения интересов русского народа и советской государственности Шукшин и обратился к фигуре Разина как образу народа, поднявшегося против государственной воли, чуждой собственно народному интересу. Ему было важно напомнить современникам, как заканчивались на Руси попытки государства подавить народную волю внешнюю – свободу труда и внутреннюю – свободу духовной жизни.

Он делал все возможное, чтобы добиться разрешения на постановку фильма и ускорить начало съемок, планировал сам играть роль Степана. Однако параллель с современностью была столь прозрачна, что реализации творческого замысла Шукшина всячески препятствовали. Роман "Я пришел дать вам волю" был издан лишь поздней осенью 1974 г., уже после смерти писателя, кинофильм так и не был снят.

Не была поставлена точка и в размышлениях писателя об историческом пути русского народа. Он не сомневался в его будущем, но вот в каком качестве войдет он в это будущее? "У России свой путь. Путь тяжкий, трагический, но не безысходный… Гордиться нам пока нечем", - с болью констатировал он.

Правда на последних страницах произведений Шукшина горькая. Социальные катаклизмы ХХ в. показали, что народ зачастую был уже не в силах противостоять разрушительным воздействиям. Однако человек, изменивший своему духовному строю, обречен как личность на гибель. Изменить начала жизнеустройства нельзя и народ не обязан доказывать свое право оставаться самим собой.

"Русский народ за свою историю отобрал, сохранил, возвел в степень уважения такие человеческие качества, которые не подлежат пересмотру: честность, трудолюбие, совестливость, доброту… мы из всех исторических катастроф вынесли и сохранили в чистоте великий русский язык, он передан нам нашими дедами и отцами… Уверуй, что все было не зря: наши песни, наши сказки, наши неимоверной тяжести победы, наши страдания, - не отдавай всего этого за понюх табаку… Мы умели жить. Помни это. Будь человеком", - таков итог размышлений Шукшина.

Василий Макарович Шукшин скоропостижно умер в каюте теплохода, во время съемок в фильме С. Бондарчука "Они сражались за Родину" 2 октября 1974 г.

Бунина Екатерина Владимировна,
кандидат исторический наук, МГУ им. М.В. Ломоносова

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie