Хлебные крошки

Статьи

Безопасность
Политика

Владимир Хлобыстов

Вертолетная карусель

Станет ли российский КА-50-2 турецким "Эрдоганом"

В последнее время дела российских производителей оружия на внешних рынках обстоят не слишком хорошо. В июне российский СУ-35 проиграл французскому "Миражу" в тендере на поставку боевых самолетов для ВВС Бразилии. Ранее от этого самолета отказалась Южная Корея. Новейший российский танк Т-90С проиграл польскому модернизированному аналогу старого танка Т-72 в конкурсе на поставки бронетанковой техники в Малайзию. Не удалось продать Малайзии и российские дизельные подводные лодки. Россия потеряла миллиарды долларов, которые явно были бы не лишними для бюджета страны.

По мнению многих экспертов, дело не только в том, что западные конкуренты, в первую очередь США, нередко используют политическое давление на потенциальных клиентов российской "оборонки". Россия часто проигрывает на мировых рынках торговли оружием еще и потому, что не обеспечивает проданной технике должного уровня сервисного обслуживания. Кроме того, тот факт, что большинство предлагаемых на экспорт систем вооружения, несмотря на их выдающиеся ТТХ, не состоят на вооружении ВС России и не находятся в крупносерийном производстве, также отпугивает иностранных покупателей.

На этом фоне весьма примечательно развиваются события вокруг участия российского концерна "Камов" в тендере на поставку ударных боевых вертолетов для армейской авиации Турции. Еще в 1997 г. Турция решила полностью обновить парк ударных вертолетов. Речь шла о 145 боевых винтокрылых машинах, а ориентировочная стоимость контракта превышала тогда 4 млрд долларов.

Россия представила на конкурс вертолет Ка-50-2, созданный на основе известной "Черной акулы" и специально доработанный с помощью израильской компании "Израэл Эйркрафт Индастриз" по стандартам НАТО. Выиграв тендер, Россия могла бы рассчитывать на новый большой рынок для своей продукции. Ведь Турция намерена провести коренную модернизацию армии и потратить на эту программу 100 – 150 млрд. долларов в течение 30 лет. Для участия в тендере машине придумали даже турецкое имя "Эрдоган" ("Сокол").

Однако это не помогло, и Россия тендер проиграла. В июле 2000 года турки отдали предпочтение вертолету AH-1Z "Кинг кобра" производства американской компании "Белл Хеликоптер Текстрон". Российская сторона тогда заявляла о политических мотивах такого решения, что конечно не исключалось. Но главную роль сыграл тот простой факт, что производство американской машины уже давно отлажено: "Кинг кобра" – это модернизированный вариант хорошо известного вертолета огневой поддержки "Кобра", поступившего на вооружение армии США еще в 60-е годы. А вот "Черных акул" в российской армии до сих пор практически нет. А ведь, как известно, заказчик предпочитает покупать то, чем продавец пользуется сам и лучшая реклама экспортного товара – принятие его на вооружение армией страны-производителя.

Казалось бы российская техника опять проиграла, но тут уже в текущем году ситуация опять изменилась. Министерство обороны Турции под давлением критики в парламенте и прессе по поводу чрезмерных расходов на закупки военной техники попросила компанию "Текстрон" пересмотреть цены на вертолеты в сторону уменьшения. Речь шла о снижении общего объема контракта до 2 млрд. долларов. Но американцы отказались. Кроме того, в конгрессе США постоянно поднимается тема соблюдения прав человека в Турции и раздаются требования увязывать ее с поставками вооружения в эту страну, что явно раздражает Анкару. А ведь, по первоначальному плану, первая партия вертолетов должна быть поставлена в Турцию уже в ноябре 2002 г.

В этих условиях Анкара приняла решение возобновить переговоры с концерном "Камов". В июне 2002 г. в Москву срочно приехал с "незапланированным визитом" начальник турецкого генерального штаба армейский генерал Хюсейн Кыврыкоглу. В ходе переговоров с министром обороны РФ С.Ивановым и начальником российского Генштаба генералом армии А.Квашниным интенсивно обсуждались вопросы продолжения участия России наряду с США и Францией в международном тендере на поставку в Турцию 130 боевых вертолетов.

Как утверждают некоторые эксперты, российская сторона в ходе переговоров постаралась максимально учесть все пожелания потенциального клиента. В частности, концерн "Камов" готов снизить и без того не очень высокую по сравнению с американскими и европейскими машинами цену на первые 50 вертолетов. Кроме того, российская сторона заявляет о готовности пойти навстречу Турции, желающей среди прочего получить собственные источники программного обеспечения, возможность продажи вертолетов в третьи страны и интегрирование систем. Москва еще полтора года назад подтвердила турецкому тендерному комитету, что готова оказать содействие в передаче новейших российских технологий предприятиям авиационной промышленности Турции.

Российская сторона, если верить источникам в Минобороны РФ, готова также передать Турции лицензию на производство высокоточного комплекса управляемого ракетного оружия "Вихрь", который может поражать надводные, наземные и воздушные цели. Этими комплексами в настоящее время вооружены российские штурмовики Су–25 Т и Су–25 ТМ, а также вертолеты Ка–50. По мнению, ведущего эксперта российского Центра стратегических и военных исследований И. Северова, российские предложения, в том числе по созданию в Турции собственной школы вертолетостроения, лучше, чем у других участников тендера.

Однако, "битва" за турецкий вертолетный контракт еще далеко не выиграна Россией, несмотря на нынешнюю благоприятную для нее конъюнктуру. Вряд ли американская сторона откажется от борьбы и скорее всего на Анкару будет оказано весьма сильное политическое и возможно экономическое давление. К тому же, при ближайшем рассмотрении выгодность контракта для России вызывает определенные сомнения.

По сведениям журнала "Джейнс дифенс уикли" со ссылкой на источники в турецкой военной промышленности, Турция заинтересована лишь в получении из России вертолетных "платформ", т.е. практически только корпусов и двигателей. Вся же "начинка": авионика, электронное оборудование, вооружение и т.д. будет израильского производства. Таким образом, в случае выигрыша, поставщик "платформ" (Россия) реально получит только половину всей суммы контракта, т.е. не более 1 млрд. долларов. Остальное уйдет в Израиль.

Выиграет ли Россия на сей раз или нет, покажет уже ближайшее будущее. Но в любом случае ясно, что необходимо серьезно менять подходы к продаже российского вооружения за рубеж, особенно в плане развития сервисных возможностей и собственной конкурентоспособной элементной базы (чтобы не слишком зависеть от израильских поставщиков, например). Кроме того, по-прежнему очевидно, что пока новое оружие не появится в значительном количестве в арсеналах ВС России, доверие к нему будет не слишком высоким.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie