Хлебные крошки

Статьи

Культура
Культура

Елена Еремеева, корр. ИТАР-ТАСС, специально для портала "Соотечественники"

Владимир Трошин – это история нашей эстрады…

На его песнях выросло не одно поколение

В Москве на Аллее звезд открыта его именная звезда, а в знаменитой строчке из песни "Все, что на сердце есть у меня…." заложен смысл всей творческой деятельности этого замечательного исполнителя. Народный артист России Владимир Константинович Трошин 15 мая 2004 года отметит свое 78-летие.

Сегодня невозможно подсчитать, сколько прекрасных песен вошло в нашу жизнь благодаря уникальному голосу этого поистине народного певца России. Владимира Трошина по праву называют легендой советской и российской эстрады, ведь на его песнях выросло не одно поколение, а такие песни, как "На безымянной высоте", "Журавленок", "А годы летят", "Рано или поздно", "Светлана", "Одинокая гармонь", "В городском саду играет духовой оркестр", "Тишина", "Морзянка", "За фабричной заставой" в его исполнении продолжают жить, все так же волнуя слушателей своей задушевностью и лиризмом.

"Трошин – это история нашей эстрады", – сказал о нем поэт Николай Доризо. Но несмотря на всеобщее признание и любовь зрителей, Владимир Константинович считает себя драматическим актером и только потом – певцом. Он – выпускник самого первого курса школы-студии МХАТ. Именно здесь, на сцене легендарного МХАТа, к нему пришло всеобщее признание и любовь зрителей. Фантастическую популярность принесла молодому актеру роль шута Фесте в спектакле "Двенадцатая ночь", за исполнение которой он получил престижную тогда Сталинскую премию. И это в 24 года. Звезда, да и только.

– Но "звездой" я себя никогда не считал, звезды – на небе, – говорит Владимир Константинович. Кстати, о звездах. В детстве я увлекался астрономией, знал наизусть все звездное небо. У моего друга был маленький самодельный телескоп, в который мы разглядывали по ночам звездное небо. Потом я увлекся минеалогией, да так, что даже хотел поступать в Свердловский геологоразведочный институт, но потом передумал. Увлечение минералами не случайно, потому что я родился и вырос на Урале, в поселке Михайловский. В детстве с мальчишками мы часто гуляли в лесу и лазали по горам, где россыпи камней – дело привычное.

– Ваш удивительный голос – это природный дар или Вы специально учились вокалу?

– Музыкальное образование у меня довольно простенькое. Профессиональному пению я учился только в школе-студии МХАТ, вокал был отдельным предметом. Но петь люблю с детства. У нас в поселке пели все – от мала до велика, это было поющее селение. Помню, как каждый вечер группы молодых людей и девушек собирались вместе и пели. Песен знали много, разных, задушевных. Я тоже пел вместе с ними. Взрослые называли нас "гамаюнами", а мы обижались, не зная, что означает это слово. И только потом, став старше, я узнал, что именно так называют сказочную райскую птицу. Меня всегда поражало то, что ни один выходной или праздник, когда собирались гости, не обходился без песен. Причем, народ не только знал много песен, но и пели все как-то удивительно красиво. Иногда это были неграмотные люди, которые и писать-то толком не умели, а пели так красиво, многоголосицей. "Давайте споем про соловья", – предлагал кто-то из гостей. И тут же звучала песня: "Мы сидели с тобой на крылечке, а над нами запел соловец", – и потом подхватывал хор, причем, все роли были очень грамотно распределены. У меня в памяти осталось и красивое звучание, и культура пения, которая издавна существовала в этом удивительном месте России. Я рос, впитывая всю эту красоту, и, наверное, это принесло свои плоды…

– А Ваши родители тоже пели?

– Начнем с того, что моя бабушка прекрасно пела. А отец имел могучий голос. Он работал на Листопрокатном заводе, построенном еще в "демидовские" времена, и часто выступал в концертах заводской самодеятельности. А однажды его пригласили сыграть роль Ивана Сусанина. Так, что судите сами, может быть, от них по наследству и мне что-то с генами передалось.

Конечно, передалось, потому что когда в 1943 году отборочная комиссия МХАТа пригласила 17-летнего Владимира Трошина приехать на вступительные экзамены из Свердловска в Москву, то он уже потихонечку пел, аккомпанируя себе на гитаре, балалайке и губной гармошке. А на сцене, уже будучи профессиональным актером, он впервые запел в пьесе Симонова "Дни и ночи". Это было в 1947 году. Но феерическую популярность принесла Владимиру Трошину песня "Подмосковные вечера", и ее история заслуживает того, чтобы остановиться на ней подробнее.

– Как же попала к Вам эта песня?

– Песня эта поначалу чуть не пропала. А было это так. На студии документальных фильмов композитору Василию Павловичу Соловьеву-Седову заказали музыку для фильма "В дни спартакиады", посвященного Спартакиаде народов СССР. В числе музыкальных номеров, сочиненных им для этой картины, оказалась упомянутая песня, звучала она где-то за кадром, совсем тихо, в исполнении модного в ту пору оперного певца, вяло и невыразительно. Я услышал песню и упросил авторов отдать мне клавир и слова. Меня долго уговаривали, объясняя, что песня удалась. Но я добился своего и все-таки спел ее.

Да еще как спел! Так, что она стала своеобразным музыкально-поэтическим символом нашей Родины. Песней, которую знают, любят и поют во всех странах мира. А начальные звуки ее мелодии стали позывными радиостанции "Маяк". Теперь эту песню называют "визитной карточкой" России. Самые известные композиторы страны именно ему Владимиру Трошину доверяли исполнение своих песен. Плодотворным было творческое содружество певца с О.Фельцманом, М.Фрадкиным, Н.Богословским, В.Соловьевым-Седым, Э.Колмановским.

– Как Вы отбираете песни для своего репертуара?

– Я – поющий актер. И мой критерий отбора предельно прост. Как актер, я прежде всего смотрю на текст и по возможности стараюсь его "углубить" и понять, что можно "вытащить" из текста, для того, чтобы передать это в сердца и души своих слушателей. Если такой глубинный смысл заложен в песне, то она – моя, если нет, то я стараюсь ее не брать. Ведь песня – живое существо. Сначала появляется текст, затем музыка, и, наконец, рождается песня. Она живет, развивается и с годами… мудреет. Я стараюсь не переделывать песни прошлых лет, но иногда ловлю себя на мысли, что сегодня исполняю их совсем по-другому. И это объяснимо, ведь с годами многое меняется, как и сам человек. Сегодня я чувствую песни совсем по-другому, мне кажется, что они приобретают какую-то особую глубину, трудно объяснимую словами. Бывает так, что одни песни живут всего несколько лет, а для других и полвека – не срок. На сольных концертах меня часто просят исполнить "Морзянку", "Тишину" и "Песенку про сына", а ведь ей уже 45-й год, как и моему сыну.

– Чем занимается Ваш сын, он тоже поет? Расскажите о Вашей семье.

– С моей супругой – Раисой Тимофеевной мы вместе уже более 50 лет. Сейчас она на пенсии, но раньше была балериной Большого театра. У нее прекрасный слух и неплохие вокальные данные. Друзья говорят, что у нас получается неплохой дуэт, когда мы в тесном кругу исполняем песню "Голубки". Мне часто приходится слушать ее критические замечания по поводу того или иного исполнения, но я не обижаюсь, потому что она часто оказывается права. Сын в детстве увлекался гитарой, слух у него прекрасный, и мы с женой отдали его в музыкальную школу, но когда поняли, что музыканта из него не получится, то настаивать не стали. Позже он закончил два вуза – Лесотехнический и Сельскохозяйственный институты и сейчас занимается своим любимым делом – охотохозяйством. Он фанат, любит зверье и природу, а в лесу каждую травинку знает. Внучка слуха не имеет, но петь любит. Она выучивает тесты и ритмический рисунок, но поет так, как ей захочется, а внук пока еще слишком мал, чтобы делать выводы о его будущем, время покажет.

Популярность Владимира Константиновича как актера и эстрадного певца и его колоритная внешность не смогли не привлечь внимания кинорежиссеров, и они стали приглашать его сняться в своих картинах. В результате Владимир Трошин побывал в роли Ленина, Ворошилова, Подгорного, Горбачева и …даже Черчилля. Он играл в театре, снимался в кино и продолжал петь. Сегодня мало кто знает, что именно он был первым исполнителем песни "Заправлены в планшеты космические карты". Потом в репертуаре певца появилось много других песен о космосе и "За пропаганду темы космоса" Бюро космонавтики наградило Владимира Константиновича памятной медалью с профилем Королева. Но несмотря на известность и множество наград, в жизни он остался весьма скромным и стеснительным человеком. С концертами Владимир Трошин не раз исколесил всю Россию. Одним из любимых мест стала для певца республика Марий Эл.

– Я люблю природу с детства, а этот край так богат озерами, реками и лесами. Мне часто приходилось видеть всю эту красоту "с высоты птичьего полета". Концерты проходили в разных уголках этой республики, и чтобы повсюду успеть, мне приходилось летать самолетом. Я никогда не отказывался выступать, даже если какой-нибудь хутор или селение были расположены очень далеко. В результате еще в советские времена правительство Марийской АССР приняло решение присвоить мне звание "Заслуженного деятеля Марийской АССР". Два года я никому об этой награде не говорил, мне было как-то неловко расхваливать себя. А когда получил звание "Народного артиста РСФСР", то о предыдущей заслуге говорить уже не было смысла.

15 мая 2004 года Владимиру Константиновичу Трошину исполнилось 78 лет. В его репертуаре есть песни на все случаи жизни. За долгую творческую жизнь он не раз успел побывать во многих уголках России – пел даже в самых отдаленных точках – на Севере, на Дальнем Востоке, юге. Часто выступал в воинских частях. Один раз даже в ангаре пел без микрофона. Трудно поверить в то, что, имея такой громадный опыт выступлений, он продолжает все так же волноваться перед выходом на сцену, словно поет первый раз в жизни. И тем не менее, это так.

– У меня действительно до сих пор существует страх перед выходом на сцену. Очень волнуюсь, пока не найду те глаза, которые меня понимают, и пока не осознаю, что есть контакт со зрителем. У меня нет большого вокального слога, но есть актерское чутье к песне. Поэтому я все время себя контролирую и критикую. А свою задачу как певца вижу в том, чтобы при моем пении заволновались слушатели и восприняли песню не только умом, но и душой и сердцем и чтобы песня жила не один год, а много, много лет.

– У Вас есть нереализованные мечты?

– У меня есть такие залежи клавиров, нот и песен, которые еще никем не исполнялись. Кроме того, есть немало чудесных песен прошлого, многие исполнители которых уже безвозвратно ушли из жизни. Я составил длинный список таких песен, испугавшись, что они будут забыты. Небольшая часть этих песен была записана в моем исполнении на радио, но сколько еще осталось. Конечно, грустно, что хорошие песни исчезают, но я верю, что молодые артисты на эстраде с вниманием отнесутся к наследию прошлого и песни моего поколения займут свое достойное место в будущем.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie