Хлебные крошки

Статьи

Времена
История

Перевод: Вячеслав Петров // По материалам "Шпигель"

"Власть Америки сойдет на нет"

Точка зрения

Бросая взгляд на войну в Ираке, к такому выводу пришел французский историк и демограф Эммануэль Тодд: логическим следствием событий последних лет должен стать упадок США как единственной супердержавы и дальнейшая эмансипация Европы.

США сегодня заняли твердую позицию в отношении Совета Безопасности ООН: они решительно не хотят с ним считаться. Может ли нынешняя супердержава Америка всегда делать только то, что хочет?

Подобная бесцеремонность скорее доказывает, что США пребывают в разочаровании, поскольку не могут сразу претворять в жизнь то, что хотят. Это не Бог весть какой подвиг, когда высокоразвитая индустриальная держава с 290 млн. жителей нападает на 23-миллионное государство, к тому же совершенно опустошенное санкциями и всевозможными "бойкотами".

По мнению г-на Тодда, американская дипломатия понесла сокрушительное поражение. Буш панически боится оказаться смешным, если отступит. Вообще, у одного из самых скандальных президентов в истории США (чего стоило одни только его выборы) это, видимо, какой-то комплекс, навязчивая идея оказаться в смешном положении. Но еще глупее выглядят его попытки этого положения избежать. Мир сегодня предпринимает попытки к самореорганизации, минуя США. Война против Ирака только ускорила этот процесс, полагает г-н Тодд.

Кроме того, агрессия против Ирака фактически предопределила конец однополярного мира с безоговорочной военно-промышленной доминантой Вашингтона. Неограниченная власть Америки уже пришла к завершению, и Буш не сможет восстановить ее, даже путем пирровой победы в Багдаде.

Немалую роль в этом процессе сыграла вся антивоенная тройка – Германия, Франция и Россия. Кто мог бы подумать, например, что Германия – полвека безусловный союзник, начисто лишенный собственной воли, – смогла-таки сказать "нет" Америке? Меньше всех ожидал этого Вашингтон. Отказ немцев подержать "союзника" развязал руки и Франции.

Все же, однако, нельзя отрицать, что наряду с ООН и Европейский союз стал одной из основных жертв кризиса. Обе организации предстают сегодня парализованными и расколотыми. Еще важнее при этом, что внешнеполитическая жесткость и бескомпромиссность Буша просто загнала и без того усталую "немецко-французскую двойку". Здесь можно говорить о появлении нового полюса, развившего уже достаточную динамику, чтобы привязывать к себе еще и Россию.

Противникам нового триумвирата, пролагающего путь к становлению, возможно, нового миропорядка, этот союз кажется только тем невероятным, что они продолжают мыслить идеологическими категориями "холодной" войны. Однако Россия, несомненно, больше не представляет опасности своим соседям. Она идет полным шагом по пути демократизации. Поэтому, считая на сегодня противостояние по оси "Запад-Восток" преодоленным, вполне естественным и нормальным выглядит то, что Франция, Германия и Россия намерены ограничить установление гегемонии США на Ближнем Востоке.

Поэтому Саддам в этой пробе сил не является самостоятельным противником, а лишь удобной фигурой, идеальным мракобесом. Он должен был быть уничтожен в символическом акте "возмездия" (непонятно, кому и за что), чтобы поколебленная было в собственной вседозволенности Америка смогла вновь обрести уверенность.

В день, еще раз подчеркнул г-н Тодд, когда началась война, власть Америки сошла на нет. США изобретают себе незначительных врагов как Ирак, поскольку так легче убедить остальной мир в собственном перевесе. Начинается цепная реакция: пробуждается страх, и страх создает дипломатические и политические противовесы. В этом отношении весьма показательно, что Совет безопасности ООН американцам так и не удалось переубедить. ООН не был парализован.

Что касается иракцев, которые якобы, по данным американских же средств массовой информации (что отнюдь не истина в последней инстанции), "с ликованием встречали американских солдат как своих освободителей", то это ничего не изменяет в общем анализе ситуации. Освободитель по прошествии определенного времени может восприниматься и как оккупант, против которого поднимается волна сопротивления. США могут побеждать Ирак сколько угодно, но это не значит, что они контролируют страну и ее народ. В свое время колонизаторы точно так же верили в необходимость и разумность собственного миссионерства, как Буш-младший сегодня проповедует распространение демократии. При этом он не осознает внутреннего противоречия такой политики, которая, с одной стороны, экспортирует демократию и свободу в арабский мир, с другой же – самым вопиющим образом нарушает хартию Объединенных Наций и волю международной общественности. Видимо, и само американское правительство имеет превратное понятие подлинной демократии.

Вопрос, насколько в данный момент американская демократия находится под угрозой даже внутри самого американского общества, сегодня серьезен как никогда. Американское общество сложилось из разнообразных социальных и культурных основ. Сегодня былая связь теряется. Большой процент населения не приходит на выборы. Элита увязла в кризисе. Наряду со старыми демократическими принципами пришли новые "веяния" – олигархическая, плутократическая, милитаристская система, которая весьма агрессивно откликается на попытки малейшего ее обуздания.

На наших глазах фактически происходит превращение процветающей и благополучной державы в репрессивно-гегемонистскую военную машину подавления. Немалую службу сослужило здесь и постепенное осознание американцами собственной слабости и самого настоящего упадка. США прожили девяностые годы в благодушно-слепом опьянении: коммунизм был побежден, торжествовала неолиберальная глобализация. Теперь американцы пребывают в болезненном процессе примирения с печальной действительностью. Театральное бряцание доспехами служит лишь для того, чтобы несколько завуалировать этот процесс от остального мира. Это классический симптом великой державы, переживающей спад.

Пока абсолютная военная власть США является реальностью. Но скоро и американцы поймут, что нельзя более владеть миром силой оружия. Американцам когда-нибудь придется исчезнуть из Персидского залива. Обязательный, фундаментальный антагонизм, который обнаружится вслед за этим, ознаменует грядущий конфликт между экономической мощью Европы и армейской властью Америки.

Экспедиция против Ирака сильно истощила финансовые ресурсы США. Вашингтон уже не может позволить себе содержать столь раздутый армейский аппарат. Если президенту Бушу удастся повысить оборонные расходы на 2004 год на 4,1 %, как он планирует, может возникнуть дефицит бюджета – взрывоопасная ситуация. Кроме того, война в заливе в 1991 году оплачивалась по большей части Германией и Японией. На этот раз Вашингтону практически в одиночку придется нести бремя всех финансовых издержек.

Поэтому, конечно, весьма маловероятно, полагает г-н Тодд, что они смогут держать в Ираке оккупационные силы в количестве 200 тысяч человек в течение длительного времени. Американская армия боится постоянного стационарного присутствия в завоеванных регионах. Пример тому – Косово, Афганистан. Однако, если Вашингтон после его победы призовет на помощь НАТО и ЕС, он больше не будет являться единственным и полновластным хозяином в Ираке. Поэтому США вынуждены хотя бы минимально считаться с мнением остального мира. У них недостаточно денег, они производят недостаточно товаров, их промышленная слабость оказалась просто сенсационной, но при этом они хотят продолжать жить в иллюзии, что они незаменимы для мира.

Проблемой США является растущий спад промышленности. Европейская продукция превосходит сегодня американскую. Американское общество потребляет больше, чем оно способно производить. Дефицит в торговом балансе драматично вырос с $100 млрд. в 1990 году до почти 500 млрд. сегодня.

США впали в зависимость от международного финансового притока. Мир фактически выдает авансом им деньги, чтобы штаты далее импортировали и потребляли. Но это не может длиться вечно. Скоро и этот пузырь лопнет.

В среде международных инвесторов Америка стремительно утрачивает ореол некогда самой надежной "гавани" для помещения капиталов. Слабость доллара – несомненный знак того, что доверие тает. Скандалы с финансовой отчетностью, балансовые махинации больших предприятий, сомнительная экономическая политика и безответственная бюджетная стратегия отпугивают инвесторов. Даже американские экономические эксперты прогнозируют правительству Буша самый масштабный кризис последнего времени.

Вся беда в том, что это отнюдь не повод для злорадства. Европу и весь прочий мир обязательно заденут последствия экономической катастрофы Америки, если таковая разразится. Америка была примером для планеты в течение полувека, теперь современному обществу приходится искать новые ориентиры. XXI-й век в отличие от века ХХ-го не будет столетием "по-американски".

Вера же во внутреннюю силу Америки, в ее скрытую динамику и способность к регенерации сегодня рискует стать одной из самых опасных ошибок. На самом деле, и это доказывает ход европейской истории, снова и снова поднимались "с колен" европейские страны. Франция вот уже 1000 лет "играет" историей как теннисным мячом. Германия несколько раз "отдыхала", после Тридцатилетней войны, после наполеоновских походов, после 1945 года. Россия сегодня, как и многократно до этого, вновь занята поисками своего "особого" пути. Америка же, напротив, за более чем 200 лет своего существования видела только одно: дела всегда идут отлично, все "All Right".

Буш и компания сегодня крайне опасны, полагает г-н Тодд, поскольку они пытаются спорить с реальностью, отказываясь принимать ее в неприглядном виде. Они чувствуют, что стоят у края пропасти, но упорно это отрицают, обманывая сами себя и весь мир, до которого им естественно нет никакого дела. Все это ведет к политике, которая разрушит Америку. Ирак стал на этом пути первым большим шагом.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie