Хлебные крошки

Статьи

Безопасность
Политика

Павел Сергеев

Внешнеполитическое ориентирование

Точка зрения

О свойствах нашего трехмерного мира


Последние события на постсоветском пространстве инициировали отторжение Запада. Опасения "демократов" по поводу активизации действий Москвы по отстаиванию своих позиций на постсоветском пространстве, в принципе, вполне понятны: там всерьез обеспокоины укреплением нашей страны. И вот на пороге 2005 года России попытались совсем невежливо указать на ее место в нынешнем мировом порядке.

Это, правда, с одной стороны. Традиционной и привычной. Базирующейся на аморфной идее западной демократии, мифическом принципе евроатлантической солидарности и совсем уже "пещерных" представлениях об однополярности современного мира. А ведь, как известно, в нашем трехмерном мире существуют и другие стороны. Одна из которых, кстати говоря, признана Уставом ООН, предполагает многополярность и напрочь отрицает любую форму диктата. В том числе и в плане попыток поставить "на место" то или иное государство, тем более самодостаточную страну, которой Россия является по определению, а отнюдь не только вследствие обладания ядерным оружием или постоянного членства в Совете Безопасности.

Понятно, что открытое давление на стратегического союзника России – Украину (а, Запад, по сути, навязывает Украине своего президента, представляющего интересы агрессивного меньшинства, путем финансирования т.н. оппозиции и манипуляции общественным мнением) не могло остаться незамеченным в Москве. И дело тут даже не в пресловутой "амбициозности" России или "обидчивости" российского руководства. И даже не в том, сможет ли нынешняя Россия отстаивать собственные интересы и вернуть себе по праву принадлежащую ей роль активного игрока на международной арене. Речь идет о принципиально большем. О готовности нашей страны противостоять попыткам установить в современном мире тотальную диктатуру, намеренную единовластно и безапелляционно вершить судьбы прочих "банановых" республик, а, заодно, и всего мира. Трехмерного и многоцветного, заметим еще раз, а не плоского и черно-белого, как его все еще пытаются нам представить…

Обратная сторона медали


Логическим следствием строгого "окрика" со стороны Запада, казалось бы, должно стать привычное по прошлым годам ворчание, сопровождаемое бесцельными дипломатическими демаршами и бесконечными переговорами, а также незамысловатой кампанией в СМИ по убеждению россиян в том, что "все идет по плану", "так и было задумано". По многолетней традиции, горечь очередной пилюли должны были и вполне могли бы "подсластить" авторитетные политологи и аналитики. В один голос они убеждали бы нас в том, что никуда никто от нас не денется, энергоносители, мол, нужны всем, что…

Спору нет, именно так было бы еще несколько лет назад. Но не сейчас – нравится это кому-то или нет. Впервые в своей постсоветской истории в силу целого ряда факторов России есть чем ответить.

Реакция Москвы оказалась мгновенной и адекватной. И выразилась она в том, чего никто не ожидал, и о чем в попытках отыскать оригинальные интерпретации еще долго будут судачить зарубежные обозреватели. А речь в данном случае идет о завершении формирования принципиально новой концепции международного развития России и начале ее практической реализации.

Любители точных сведений могут датировать этот факт – 3 декабря 2004 года. Именно в этот день, выступая в мемориальном фонде Джавахарлала Неру, российский президент сделал мотивированно заявление по поводу попыток "перестроить созданную Богом многоликую и многообразную современную цивилизацию по казарменным принципам однополярного мира", где "диктатура в принципе не в состоянии решить мировые проблемы, даже если преподносится в обертке псевдодемократической фразеологии". И, подтверждая готовность России противостоять тотальной диктатуре, слегка приоткрыл миру "обратную сторону медали", подчеркнув, что "внеблоковое взаимодействие России, Индии и Китая позволит сказать "нет" попыткам некоторых стран перетащить одеяло на себя"…

Все та же позиция двойных стандартов


С учетом того, что в канун своего переизбрания Джордж Буш заверил Владимира Путина в том, что Белый дом признает особые интересы России на постсоветском пространстве, а позже подтвердил нежелание вмешиваться в дела СНГ, в том числе в избрание нового украинского президента, реальные действия Вашингтона в том же Киеве выглядели, по меньшей мере, неадекватными. Прогнозируемой поэтому оказалась и первая реакция американской администрации на заявление российского президента. Устами высокопоставленного сотрудника Белого дома вполне миролюбиво было отмечено, что "мир должен работать совместно, в духе сотрудничества, не создавать полюса и вместе решать наши общие проблемы". Более того, чиновник озвучил обращенную "ко всем друзьям и союзникам, в том числе Владимиру Путину" просьбу Буша оказать помощь в достижении победы над терроризмом, создании преграды для распространения оружия массового поражения и установлении свободы.

Подобной, однако, оказалась лишь первая реакция нынешней администрации Белого дома. Готовящийся к новому руководству, декларировавшему курс на ужесточение внешней политики, госдепартамент США в очевидной спешке проанализировал ситуацию и подготовил текст заявления, который 8 декабря озвучил все еще исполняющий обязанности госсекретаря Колин Пауэлл. Если не принимать в расчет неуклюжие пассажи по поводу "стереофонического озвучивания" позиции Вашингтона, суть заявления сводится к следующему: Соединенные Штаты обладают эксклюзивным правом вмешиваться во внутриполитические дела зарубежных государств, с одной стороны, и не признают за Россией права защищать свои интересы на международной арене, с другой. Похоже, что теперь, образно выражаясь, в пробирку господина Пауэлла, нынешняя администрация засунула не "биологические отравляющие вещества", а демократию.

О том, что заявление госдепа готовилось в спешке, свидетельствует не только характерная фразеология, являющаяся привычным прикрытием диктаторской идеологии и практики двойных стандартов. Сразу же вслед за выступлением Пауэлла американские спецслужбы "слили" в СМИ информацию о "критических противоречиях" между Россией, Индией и Китаем, которые-де "полностью исключают любую форму политической интеграции этих восточных держав". Поспешили, ох как поспешили заокеанские аналитики, не удосужившиеся не только вспомнить о крепнущем российско-китайском стратегическом партнерстве, но даже просмотреть свежие сообщения прессы об итогах визита Владимира Путина в Индию…

"Руси, хинди, пхай-пхай"!


Провозглашение новых ориентиров российской внешней политики, похоже, оказалось неожиданным для большинства аналитиков. В преддверье трехдневного официального визита российского президента в Индию состояние российско-индийских отношений и впрямь выглядело не лучшим образом. Раздражение Москвы, скажем, не могла не вызывать позиция Нью-Дели по целому ряду вопросов, наиболее острыми из которых являлись игнорирование интересов нашей страны, связанных с военной тайной и интеллектуальной собственностью в сфере поставляемого в Индию российского высокотехнологичного оружия, а также отказ от участия в совместных военных учениях. Мало способствовали развитию межгосударственных связей растущий рупиевый долг, нежелание Индии воспринимать Россию в качестве страны с рыночной экономикой и заметное снижение объемов товарооборота. В свою очередь, Нью-Дели предъявлял небезосновательные претензии к несовершенному программному обеспечению поставляемых вооружений, инициировал бесконечные антидемпинговые расследования, связанные с различными отраслями нашего экспорта в эту страну, и рассчитывал на более активную поддержку Москвой своего давнего стремления стать постоянным членом Совета Безопасности ООН. Словом, взаимных претензий и нереализованных ожиданий в преддверье визита Владимира Путина в Индию было предостаточно, что ставило перед российским руководством чрезвычайно сложную задачу.

Начавшиеся на подобном фоне российско-индийские переговоры, обреченные, по мнению большинства зарубежных аналитиков, на неудачу, однако, оказались более чем плодотворными. Наши страны не только пришли к полному взаимопониманию по всем названным выше спорным вопросам, но, по словам премьер-министра Индии Манмохана Сингха, достигли принципиально нового уровня политической и оборонной интеграции.

Последний аспект российско-индийских связей в этом плане особенно показателен. В последние годы Индия не только закупила в нашей стране практически полную гамму наиболее современных вооружений и боевой техники, включая авианесущий крейсер "Адмирал Горшков", палубные истребители МиГ-29К, многофункциональные Су-30МКИ, самолеты дальнего радиолокационного обнаружения А-50, танки Т-90С и новейшие системы РСЗО, но и получила право на их самостоятельное производство. Более того, достигнуто соглашение о сотрудничестве в области совместной разработки и производства сверхзвуковой противокорабельной ракеты "БраМос", истребителя пятого поколения и эксплуатации спутниковой навигационной системы ГЛОНАСС, пригодной как для военного, так и для коммерческого использования. И еще один аспект взаимовыгодного российско-индийского сотрудничества, касающийся перспектив взаимодействия на рынке современных информационных технологий, где нынешние доходы нашей страны не превышают 500 млн. долларов, а, по мнению экспертов, к 2010 году возрастут в 80-100 (!) раз. Такие вот "критические противоречия", "полностью исключающие любую форму политической интеграции", получаются…

И еще одно


Обоснованные действия руководства России сегодня отнюдь не ограничиваются формированием оси "Москва-Дели-Пекин", мощь которого изначально превосходит любой из ныне существующих центров силы. Очевидно, что наша страна взяла курс на гарантированное обеспечение своих экономических, политических и любых иных национальных интересов в любой части Земного шара, включая страны, традиционно находящиеся в сфере влияния евроатлантической системы безопасности. Очевидным свидетельством этого стали итоги официального визита Владимира Путина в Турцию, вызвавшие, судя по некоторым комментариям, нескрываемое раздражение Вашингтона.

Раздражение, как, впрочем, и чрезмерная амбициозность, плохой помощник в международной политике. Россия не инициировала активизирующиеся сегодня конфронтационные тенденции, но она была, есть и всегда будет страной, не желающей терпеть чей-либо диктат, четко представляющей собственные интересы и способной отстоять их. Декларировав новые внешнеполитические приоритеты, наша страна, судя по действиям ее руководства, остается открытой для любых предложений и инициатив, не ущемляющих, однако, ничьи интересы…

Вместо послесловия


8 декабря с.г. в ходе последнего в качестве госсекретаря США турне по Старому Свету Колин Пауэлл дал интервью телекомпании Euronews, в котором постарался максимально смикшировать резкость предыдущего заявления в адрес России. Отправляемый в отставку дипломат много и детально говорил о российско-американской дружбе и партнерстве, о совместной борьбе с терроризмом, сходстве позиций по большинству международных проблем и том уважении, которым пользуется Россия у американских политиков. "Между Москвой и Вашингтоном периодически возникают разногласия, что свидетельствует о зрелости наших отношений", – подчеркнул Пауэлл, уточнив, что, приветствуя выбор украинского или грузинского народов, США никогда не оспаривали права России на защиту собственных интересов.

Мягкий и вполне позитивный по духу комментарий уходящего члена американской администрации, конечно, нельзя расценивать в качестве официальной позиции Белого дома на ближайшие 4 года: с приходом в госдепартамент США сторонницы жесткого внешнеполитического курса Кандолизы Райс, бывшей до недавнего времени советником Буша по национальной безопасности, внешнеполитический курс Вашингтона, как ожидается, станет еще боле жестким. В то же время, позиция опытного дипломата, сама по себе, является очень характерной и свидетельствует о том, что в Соединенных Штатах существуют силы, не разделяющие идей холодной войны, которая, по большому счету, никогда и не прекращалась со стороны влиятельной части политической элиты Запада.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie