Хлебные крошки

Статьи

Безопасность
Политика
Ближнее зарубежье

Виталий Журавлёв

Внешняя политика Армении

и проблемы обеспечения безопасности на Южном Кавказе

Южно-кавказское направление во многих отношениях является ключевым для обеспечения национальной безопасности России. Здесь расположены страны Южного Кавказа, граничащие с нестабильными северокавказскими республиками; здесь свои интересы имеют Турция, Иран, США, государства ЕС; непосредственное влияние на регион оказывают события, происходящие в Центральной Азии и Афганистане.

Южный Кавказ перспективен с точки зрения транспортных и инфраструктурных проектов, соединяющих Восток и Запад. Однако сдерживает развитие Южного Кавказа неурегулированность конфликтов в Нагорном Карабахе, Абхазии, Южной Осетии. Это ведёт к увеличению бюджетных расходов на военные нужды, дефициту во внешних инвестициях, закрытию границ.

Данный регион представляет собой одновременно «поле» сотрудничества и конкуренции между ОДКБ и НАТО. При этом обеспечение безопасности Абхазии и Южной Осетии в обозримом будущем будет заботой именно России, поскольку её союзники по ОДКБ не готовы разделить с ней эту ответственность, а страны НАТО и вовсе характеризуют существующее положение как «оккупацию со стороны России грузинской территории». В этих условиях России приходится нести бремя социально-экономической поддержки Абхазии и Южной Осетии, а российской дипломатии постоянно доказывать легитимность действий России, задачу чего, на наш взгляд, объективно упрощает ситуация вокруг признания государственной независимости Косово со стороны США и государств ЕС.

Основным стратегическим союзником России на Южном Кавказе является Армения, которая активно участвует в Организации Договора о коллективной безопасности стран СНГ и входит в Объединенную систему ПВО Содружества. На территории Армении дислоцирована 102-я российская военная база, образована объединенная российско-армянская войсковая группировка, а охрана армянского участка внешней границы СНГ осуществляется силами Пограничного управления ФСБ России в Армении.

Республика Армения, ориентируясь в целом на стратегический союз с Россией и участвуя в ОДКБ, стремится в тоже время поддерживать и тесные контакты с НАТО, осуществляя политическое взаимодействие на самом высоком уровне и реализуя мероприятия в рамках Программы действий индивидуального партнерства (IPAP).

Внешнеполитическая стратегия Армении артикулирована в триединой формуле: Армения, Арцах и Диаспора.

Развитие отношений с многочисленной Диаспорой, сохранение единства Армянского мира является одним из основных приоритетов внешней политики Республики Армения. Память о геноциде является важнейшим идеологическим инструментом, скрепляющим армян во всем мире.

Основной внешнеполитической проблемой для руководства Республики Армения остаётся проблема Нагорного Карабаха. Руководство Азербайджана неоднократно заявляло, что не исключает возможности силового решения карабахской проблемы. По оценке военных аналитиков, в случае вооружённого конфликта между Арменией и Азербайджаном, с применением установок залпового огня, авиации, ПВО и диверсионных групп в тылу противника, потери воюющих сторон только убитыми составят тысячи человек. Карабах в массовом порядке покинет гражданское население, в Армении и Азербайджане будут уничтожены важнейшие стратегические объекты. Вероятна дальнейшая интернационализация конфликта.

По мнению представителей Минской группы ОБСЕ (США, Франция, Россия), решение конфликта должно основываться на 6 элементах: временный, а впоследствии определённый путём референдума окончательный статусы Нагорного Карабаха; возвращение занятых территорий; наличие коридора, соединяющий Армению с Нагорным Карабахом; возвращение беженцев; обеспечение мира.

Во время встречи Президента Армении С. Саргсяна с помощником заместителя госсекретаря США по европейским и евроазиатским вопросам Т. Кайденау, стороны особенно подчёркивали усилия, предпринимаемые со стороны сопредседателей Минской группы ОБСЕ, и приверженность решению проблемы Нагорного Карабаха именно в формате Минской группы.

В ходе государственного визита Президента России Д. Медведева в Армению 19-20 августа 2010 года был подписан ряд документов, среди них: Протокол к Договору между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Армения о российской военной базе на территории Республики Армения от 1995 г.; межправительственное соглашение о строительстве новых энергоблоков АЭС на территории Армении; а также соглашения о взаимном учреждении торговых представительств и о реадмиссии.

Наиболее важным с геополитической точки зрения представляется подписание президентами России и Армении документов по российской военной базе. Вместе с российско-украинскими договорённостями по Черноморскому флоту они юридически закрепляют военно-стратегическое присутствие России в черноморско-каспийском регионе.

Интересно отметить, что предшествовало договорённостям между Россией и Арменией по военному сотрудничеству. В начале августа 2010 года некоторые российские СМИ распространили информацию о том, что Москва ведёт переговоры с Азербайджаном о поставках двух дивизионов зенитно-ракетного комплекса ПВО С-300. По мнению некоторых военных экспертов, поставка Азербайджану ЗРК ПВО С-300 усиливает боевой потенциал азербайджанской армии и резко ограничивает возможность использования оперативно-тактических ракетных систем находящихся на вооружении армии Армении.

Альтернативой, которая обеспечивает безопасность Армении, стало расширение зоны ответственности и продление срока функционирования 102-ой российской военной базы, которая находится в городе Гюмри с 1995 года. На базе служат 5 тысяч человек, она оснащена зенитно-ракетными комплексами С-300 и истребителями МиГ-29. По Договору от 1995 года база должна была оставаться в Армении до 2015 года. Согласно Договору, база обеспечивала безопасность по внешним границам бывшего СССР, то есть по границам Турции и Ирана. В соответствии с подписанным в ходе визита Протоколом, Договор о базе продлевается до 2044 года с последующим автоматическим продлением каждые 5 лет. Теперь военная база в Гюмри будет, кроме осуществления функций по защите интересов России, обеспечивать совместно с вооруженными силами Армении безопасность самой Армении.

Базу в Гюмри часто называют внешним форпостом российской оборонительной системы на Кавказе, который должен стыковать черноморский и каспийский регионы безопасности.

Впрочем, необходимо отметить, что воздушный коридор, связывающий Россию с Арменией, через который осуществляется снабжение базы, проходит над территорией Грузии и Азербайджана, и, по мнению экспертов, потенциально уязвим.

В целом в Армении считают, что благодаря подписанному Протоколу Россия становится гарантом безопасности страны в случае военного сценария карабахского конфликта. Однако существуют партийные различия в оценке пролонгации договора о российской военной базе в Армении и расширении зоны ее ответственности.

Поддержали пролонгацию договора и расширение зоны ответственности российской военной базы партии входящие в правящую коалицию (Республиканская партия, «Страна законности», «Процветающая Армения»), а также находящаяся в оппозиции АРФ-Дашнакцутюн.

Против пролонгации договора высказалась оппозиционная парламентская партия «Наследие». В ряде выступлений ее лидеров в парламенте содержалось сомнение в целесообразности дальнейшего пребывания Армении в ОДКБ СНГ.

Не представленный в Национальном Собрании, но влиятельный оппозиционный Армянский Национальный Конгресс (АНК) не сделал официального заявления о пролонгации договора и расширении зоны ответственности российской военной базы в Армении.

Спецпредставитель НАТО по Кавказу и Центральной Азии Р. Симменс отметил: подписание соглашения о продлении срока дислокации российской военной базы в Армении никак не может отразиться на партнерских отношениях Армения-НАТО. Североатлантический альянс нормально относится к присутствию российской военной базы в Армении, и никак не критикует это присутствие.

По словам заместителя министра иностранных дел А. Киракосяна на состоявшемся 15 июня 2010 г. в Ереване международном семинаре «Общественное восприятие действий НАТО и реформ по безопасности и обороне», сотрудничество с НАТО ведётся Арменией по нескольким направлениям, в том числе по вопросам политики и безопасности. Это подразумевает политический диалог на высоком уровне с НАТО и странами-членами Альянса. Но Армения не ставит перед собой задачу вступления в НАТО.

Американские дипломаты постоянно подчеркивают участие Армении в операциях НАТО в Косово и Ираке, поощряют развитие натовских программ в рамках IPAP. В этом контексте следует рассматривать состоявшиеся с 11 по 17 сентября 2010 г. в армянском городе Арзни учения НАТО. В них приняли участие более 600 человек и около 40 наблюдателей. В ходе учений отрабатывались механизмы ликвидации последствий аварии на атомной станции.

Армения проявляет высокую активность и в отношении программы Европейского Союза «Восточное партнерство». Реализацию этой программы обсудили на проведённой в Ереване в ноябре 2010 г. конференции «Европейские перспективы в рамках программы Восточное партнерство и в процессе переговоров по соглашению об Ассоциации между Арменией и ЕС». Как заявил премьер-министр Т. Саркисян, для Армении евроинтеграция не имеет альтернативы, и в этом вопросе центральное значение придаётся развитию Восточного партнерства.

В политической жизни Армении в центре внимания по-прежнему остаются события, связанные с проблемами нормализации армяно-турецких отношений и признанием Геноцида армян 1915 года в Османской империи.

Турецко-армянские протоколы, предусматривающие налаживание дипломатических отношений между двумя государствами и открытие турецко-армянской границы, были подписаны 10 октября 2009 года в Цюрихе (Швейцария) министрами иностранных дел Турции и Армении Ахметом Давутоглу и Эдвардом Налбандяном. Протоколы должны были быть утверждены парламентами двух стран. Некоторые турецкие депутаты уже тогда заявили, что открытие границ Турции с Арменией возможно только после освобождения оккупированных Арменией территорий Азербайджана.

Армянский мир, включая диаспору и население республики Армения, раскололся в оценке швейцарских протоколов.

В США армянская диаспора на официальном уровне поддерживала начинания президента. В совместном заявлении Армянской Ассамблеи Америки, Армянского благотворительного союза, организации Рыцари Вардананц и Восточной епархии Армянской Апостольской церкви говорится: «Мы молимся за успехи, мудрость и смелость участников этой судьбоносной инициативы».

Вместе с тем, в США появилось много коллективных обращений к Президенту Б. Обаме с открытым недовольством, так как он считается одним из основных сторонников этого сближения.

Армянская диаспора Турции, которая ныне насчитывает приблизительно 200 тыс. чел. и проживает в основном в Стамбуле, выступает в поддержку достигнутых договорённостей, поскольку они открывают прямой путь в Эчмиадзин – религиозный и культурный центр в Армении.

В самой Армении возникло сопротивление подписанным в Цюрихе протоколам. Армянская Революционная Федерация Дашнакцутюн заявила, что будет бороться всеми политическими и конституционными способами против ратификации армяно-турецких протоколов в парламенте Армении.

Президент Армении С. Саргсян приостановил 22 апреля 2010 г. своим указом процедуру ратификации в парламенте страны армяно-турецких протоколов, обосновывая это тем, что Турция заняла деструктивную позицию и затягивает процесс нормализации двусторонних отношений.

В сообщении официального представителя МИД РФ А. Нестеренко отражена официальная позиция России по этому вопросу:
«Констатируем, что Армении и Турции на данном этапе не удалось выйти на такой результат, который позволил бы восстановить отношения между двумя соседними государствами и, тем самым, оздоровить политическую атмосферу в Закавказье, создать предпосылки для укрепления стабильности в этом регионе. Выражаем надежду, что двум странам удастся преодолеть нынешнюю сложную ситуацию и создать условия для полномасштабной нормализации отношений, в которой заинтересованы все государства региона».

Большинство политологов сходятся в мнении – решение президента Армении принято для того, чтобы успокоить внутреннюю оппозицию и зарубежную диаспору.

Другим его мотивом является осознание факта, что в нынешнем турецком парламенте сегодня нет необходимого количества голосов для ратификации протокола.

Итак, внешняя политика Армении, определяется, прежде всего, проблемой Нагорного Карабаха, а также сложной экономической ситуацией в стране. Это стимулирует руководство республики на дальнейшее углубление сотрудничества с Россией в сфере безопасности и совместных экономических проектов. Одновременно Армения, опираясь на влиятельную зарубежную диаспору, развивает контакты с США, странами ЕС, государствами ближнего Востока, и иными регионами добиваясь экономической помощи и политической поддержки.

Обратим также внимание, что несмотря на все усилия со стороны Минской группы ОБСЕ, позиции сторон конфликта столь радикальным образом отличаются, что продолжение переговорного процесса является скорее фактором консервации «замороженной» стадии карабахского конфликта, чем механизмом его реального разрешения. Особенно осложняют ситуацию вооруженные инциденты, которые регулярно происходят на линии соприкосновения армянских и азербайджанских вооруженных сил в зоне карабахского конфликта.

В этой связи, на наш взгляд, целесообразно введение миротворческого контингента, который разделил бы враждующие стороны. Формат миротворческой операции в Нагорном Карабахе может быть аналогичен доказавшему свою эффективность формату миротворческой операции в Приднестровье, где с 1992 года не погиб ни один миротворец. Он включит военные контингенты Нагорного Карабаха, Азербайджана, России, объединенное командование и наблюдателей со стороны Минской группы ОБСЕ.

Такая инициатива может быть инициирована Россией, и стать основой для последующего обсуждения и подписания соответствующих соглашений.

Виталий Журавлёв
(тезисы доклада на «круглом столе» ОМЭПИ ИЭ РАН 2 декабря 2010 г.)

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie