Хлебные крошки

Статьи

Великая геополитическая игра
Политика
Ближний и Средний Восток

Максим Крамаренко

Возврат к донюрнбергской морали?

«Вбомбливая» независимые государства в средневековье…

В этом году все мировое сообщество отметит две важных даты: 70 лет назад на СССР вероломно напала Гитлеровская Германия и началась Великая Отечественная Война, и 65 лет исполняется другому историческому событию, которое непосредственно связано с Великой Отечественной Войной – окончание Нюрнбергского процесса.

Одержав больше полувека назад военную победу над фашизмом, антигитлеровская коалиция приняла решение о проведении международного трибунала над представителями руководства страны, развязавшей военную агрессию против всего остального мира.

Чтобы оценить политико-правовые последствия проведения Нюрнбергского процесса необходимо ответить на ряд важных вопросов.

Была ли необходимость в проведении международного уголовного суда над руководством побежденной страны? Ведь войны случались и раньше. И каждая из них всегда закачивалась тем, что заключался международный договор, устанавливающий новый передел мира и сфер влияния. Почему же антигитлеровская коалиция решила устроить еще и суд над побежденной страной?

Потому что, те чудовищные деяния, которые совершали германские нацисты во время второй мировой войны не могли не получить адекватной оценки мирового сообщества. Чтобы понять всю тяжесть преступлений, совершенных фашистами можно привести несколько примеров:

Буквально через 4 дня, 22 марта этого года исполнится 68 лет трагическим событиям, постигшим белорусскую деревню Хатынь. Всех ее жителей немецкие каратели загнали в большой сарай и сожгли заживо. Погибли 149 человек, в том числе 75 детей. Хатынь, подобно Лидице в Чехословакии, стала символом нацистских зверств известных всему миру. Однако Хатынь была не исключением, как упомянутая французская деревня, а частью продуманной гитлеровской политики «обезлюживания пространства» на оккупированных советских территориях. Особенно активно эта политика проводилась в Белоруссии. Здесь они таким же образом сожгли 692 деревни вместе с жителями, из которых спаслись единицы. Немецкие оккупанты убили в Белоруссии 2 миллиона 225 тысяч человек – четвертую часть всего населения.

Или другой пример, который остался навсегда в памяти участников Нюрнбергского процесса. Допрос коменданта Освенцима оберштурмбанфюрера СС Гесса. Когда ему был задан вопрос: «Правда ли, что эсэсовские палачи бросали живых детей в пылающие печи крематориев?» – тот незамедлительно подтвердил эти факты. А затем заявил: «Дети раннего возраста непременно уничтожались, так как слабость, присущая детскому возрасту, не позволяла им работать… Очень часто женщины прятали детей под свою одежду, но, конечно, когда мы их находили, то отбирали детей и истребляли». Кроме этого Гесс признался, что за то время, когда он был комендантом лагеря (с мая 1940 по декабрь 1943 года), в газовых печах Освенцима было истреблено 2 500 000 человек и, кроме того, еще 500 000 погибло от болезней и голода.

И таких фактов античеловеческой политики гитлеровского режима было представлено тысячи на Нюрнбергском процессе. Поэтому то и был необходим международный трибунал, создающий прецедент неотвратимого наказания военных преступников за зверские, чудовищные преступления против человечества.

Официальные лица послевоенной Германии скептически отнесли к этому событию. Высказывались мнения, что этот процесс станет продолжением мести победивших стран над поверженным противником. Но вынесенный в Нюрнберге приговор показал, что международное правосудие не было жестоким сведением счетов. Только 11 из 24 подсудимых были приговорены к смертной казни, а трое вообще признаны не виновными.

Какие последствия повлек за собой Нюрнбергский процесс?

Следует отметить, что решения, вынесенные на Нюрнбергском трибунале, вышли далеко за рамки самого процесса. Это событие оказало большое влияние на развитие системы международного права.

Во-первых, были выделены новые виды уголовных преступлений, имеющих международный характер. Это преступления против мира, преступления против человечности и военные преступления.

Во-вторых, произошло ограничение в определенных пределах суверенитета государств.

И, в-третьих, был преодолен принцип средневековья – «короли подсудны только Богу». После Нюрнберга, первые лица государства, и их подчиненные при достоверно подтвержденных грубых нарушениях прав человека и основных свобод, таких, например, как геноцид, апартеид, расовая дискриминация, преступления против человечности могут быть привлечены к международной уголовной ответственности.

Проведение международного процесса в 1946 году дало надежду человечеству на возможность существования мирового сообщества без войн.

Но, к сожалению, слова главного обвинителя от США Р. Джексона, сказанные им на процессе, оказались пророческими. В частности он сказал: «Это судебное разбирательство приобретает значение потому, что эти заключенные представляют в своем лице зловещие силы, которые будут таиться в мире еще долго после того, как тела этих людей превратятся в прах».

Сейчас в международном сообществе развиваются две негативные тенденции, способные опять поставить мир на грань новой войны.

К первой из них можно отнести идеи о пересмотре итогов второй мировой войны, включая и наследие Нюрнбергского процесса. В этом стремлении есть желание возложить вину в развязывании войны и на главного победителя во второй мировой войне – на Советский Союз. Эти идеи нарастают с такой же интенсивностью, с какой происходит реинтеграция постсоветского пространства и рост политического престижа Российской Федерации. В настоящее время следует говорить о развертывании настоящей идеологической войны против России, являющейся центром интеграционных процессов.

Международные акции определенных политических сил по фальсификации истории носят спланированный характер. Еще в середине 2009 года, на XVIII ежегодной сессии парламентской ассамблеи ОБСЕ была принята резолюция, которая приравняла Советский Союз к нацистской Германии и возложила на обе страны ответственность за развязывание Второй мировой войны. Вслед за этим началась мощная информационно-идеологическая кампания со стороны западных СМИ, направленная на искажение исторической роли СССР во Второй мировой войне.

К сожалению, к этой кампании подключились некоторые СМИ дружественного России Казахстана. В частности, тему о миллионе «поруганных» немок активно развивали в канун празднования Дня Победы в казахстанских СМИ. О подобных антироссийских настроениях, существующих в казахской среде – замечу, формирующихся не без участия властей – свидетельствует известный публицист, главный редактор Казахстанской биографической энциклопедии Данияр Ашимбаев. В своей статье «Национальные ценности и патриоты Казахстана», опубликованной в газете «Время», он пишет: «Недавно в том же парламенте развернулись очередные прения по поводу поздравлений с 23 февраля. Некоторые особенно национально ориентированные депутаты закатили истерию по поводу «чуждых праздников» и «политических ошибок». Причем спорить с патриотом на эту тему (как и на многие другие) бессмысленно. «Это не наша армия, это не наша победа, это не наша война, они убивали наших братьев, они отравили наши колодцы, вытоптали наши посевы, хотят забрать нашу землю, не уважают наши традиции» и прочее».

И, обратите внимание, происходит это не в каком-нибудь забытом Богом углу, а в стенах парламента «дружественного» России государства. И потом все эти антироссийские взгляды и русофобская риторика, так или иначе, транслируются на всю страну, очерняя память миллионов воинов, павших на полях сражений Великой Отечественной войны, и закрепляя в умах подрастающего поколения исторический образ «большого соседа» -России как «агрессора» и «колонизатора».

Одним из вопиющих фактов искажения трактовки наследия Нюрнберга стал показательный процесс и приговор Европейского суда по правам человека от 17 мая 2010 года по делу российского ветерана, участника Великой Отечественной войны Василия Кононова. Его, воина победоносной Советской Армии и героического борца с фашизмом, признали виновным в совершении военных преступлений на территории Прибалтики.

Эти факты способствуют развитию идеологий сходных по своим устремлениям с той, которую реализовывал в свое время Гитлер и его приспешники, уничтожившие миллионы людей. В отдельных государствах появляются молодежные группировки, берущие на вооружение идеологию расовой и национальной нетерпимости. Наряду с этим, происходит развитие террористических организаций, совершающих международные уголовные преступления, уносящие десятки и сотни жизней.

В некоторых государствах постсоветского пространства, в первую очередь в Прибалтике, на уровне государственной идеологии пропагандируется ограничение в правах лиц по национальному и языковому признаку, что также является логическим продолжением попыток ревизии приговора Нюрнбергского трибунала.

Вторая тенденция искажения наследия Нюрнберга заключается в том, что существующая система норм международного уголовного права стала использоваться с целью репрессий со стороны Запада, направленных против политических оппонентов.

В этом году 10 марта исполнилось 5 лет после смерти президента Сербской Республики Слободана Милошевича, ставшего одной из жертв агрессии, развязанной против его страны силами НАТО. Президент Сербии был вынужден был применить вооружённую силу против сепаратистских военных формирований албанцев-косоваров, начавших этнические чистки в Косово, а также угрожавших целостности территории государства.

После 78-ми дневной бомбежки республики авиацией НАТО в 1998 г. Милошевич вынужден был вывести войска из Косово (впоследствии под давлением западноевропейских стран и США объявленного независимым субъектом международного права). В итоге Слободан Милошевич был привлечен к международной уголовной ответственности Гаагским трибуналом за то, что защищал суверенитет и целостность страны.

Аналогичные события сейчас происходят в Ливии, когда вмешиваясь во внутренние дела другого государства, США и их союзники фактически встали на сторону повстанческих группировок, в буквальном смысле «вбомбливая» страну в средневековье. Но в тоже время события трехлетней давности в Грузии, когда президент Саакашвили совершил фактически акт этноцида в отношении южных осетин, остались незамеченными западной Фемидой. А ведь грузинский «фюрер» в соответствии с логикой Нюрнберга должен был разделить участь главарей гитлеровского рейха.

Все вышеперечисленные факты могут вернуть мир к донюрнбергской морали, к отказу от существующей системы международного уголовного права. Что соответственно приведет к возрождению и усилению всех видов расовой, национальной, этнической и языковой дискриминации, а также к появлению неонацистских организаций. Эпилогом искажения итогов Нюрнберга, в конце концов, может стать новая мировая война, которая опять поставит на грань исчезновения многие народы мира.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie