Хлебные крошки

Статьи

Соотечественники
Общество
Россия
Валерий Мошев

Всемирный конгресс соотечественников:

съезд без сенсаций

В конце октября в Санкт-Петербурге состоялся IV Всемирный конгресс соотечественников. О широте представительства – свыше 500 человек из более чем 90 стран мира, о российских участниках и гостях форума написано уже не раз. Были опубликованы приветствия и речи президента России, министра иностранных дел, других именитых и не очень персон. Теперь, когда событие немного отошло в прошлое, попробуем взглянуть на очередной конгресс соотечественников через призму уже более-менее устоявшихся впечатлений. Пришли было в голову шаблонные слова: шумиха улеглась, опустилась пыль – да вот только не было никакой шумихи. Как будто бы не было и 200 журналистов, аккредитованных на конгрессе. Отписались о мероприятии – кто вяло, кто с жаром – профильные СМИ, но их у нас немного.

Обсуждения среди соотечественников в Сети тоже не были бурными: кому-то не досталось обеда, кто-то сетовал о том, что в Таврическом дворце не работал Wi-Fi. Все участники дружно сожалели о том, что не удалось увидеть Владимира Путина. И все радовались состоявшимся на конгрессе встречам с друзьями. Сенсаций и потрясения основ не случилось. Четвертый по счету Всемирный конгресс соотечественников стал мероприятием, вошедшим в привычку. Не дежурным, совсем нет, просто обычным, плановым, давно ожидаемым, согласно графику, съездом. И вот именно в этой обыденности, именно в том, что государство Российское «сделало привычкой» собирать раз в три года делегатов, представляющих российских соотечественников из без малого 100 стран мира, в том, что внимание конгрессу так же привычно уделили глава государства и многие другие видные лица, а вот падкие на сенсации таблоиды, наоборот, не увидели здесь ничего из ряда вон выходящего и потому отмахнулись, как отмахиваются от всего насущного, повседневного, важного, – именно в этом и состоит единственная сенсация.

«Конгресс соотечественников даёт возможность обсудить актуальные вопросы и наметить задачи дальнейших совместных действий. Уверен, что высказанные его участниками рекомендации и соображения будут способствовать укреплению связей зарубежного русскоязычного сообщества с исторической Родиной» – с такими словами, в частности, обратился к участникам съезда президент России. И в этих простых словах выражена вся суть прошедшего конгресса. Обсудить актуальные вопросы и наметить план действий. Именно это и произошло.

Конечно, неизвестно еще, что войдет, а что не войдет в резолюцию конгресса. Предложений было внесено очень много и по самому широкому кругу вопросов. Думаю, впрочем, и здесь тоже обойдется без сенсаций. Потому что сенсации и потрясения не случаются в стабильном государстве на съездах. И ни революционные матросы, ни тем более зарубежные соотечественники не совершают у нас больше революций. Вот и славно.

В Думском зале Таврического дворца Санкт-Петербурга работали делегаты из почти 100 стран мира

Были на съезде и яркие выступления, и овации. Многим запомнилась эмоциональная и содержательная речь сопредседателя Всекрымского движения «Русское Единство» Сергея Цекова: «Одним из самых существенных недостатков является одинаковый подход к российским соотечественникам независимо от региона или страны проживания. А ведь мы – разные. Так, проблемы соотечественников СНГ и дальнего зарубежья далеко не одинаковы, хотя бы потому, что соотечественники дальнего зарубежья по разным причинам, но в основном уезжали туда добровольно, а соотечественники стран СНГ оказались за пределами России помимо собственного желания. Я понимаю определенную щекотливость подобного противопоставления, но оно объективно».

Нельзя не согласиться с этим выстраданным тезисом, поскольку одной из главных проблем соотечественного движения как раз и является, на мой взгляд, разнонаправленность интересов соотечественников ближнего и дальнего зарубежья. А отсюда – невозможность для российского руководства сосредоточиться на выработке непротиворечивой стратегии действий по отношению к соотечественникам. Потому что стратегию эту определяет не МИД – это орган исполнительной власти, и не сами соотечественники. Все мы выполняем, по сути, волю высшего руководства России. Съезд исполнителей не может и не должен, наверное, становиться «съездом победителей». А вот достучаться до высшего руководства, наверное, все же нужно попробовать. Только для начала надо самим соотечественникам более четко определиться в своих чаяниях, надеждах и потребностях. Но как сделать это, если цели и задачи порою кардинально противоположны у нас самих? Да и само сверхлиберально широкое определение понятия «российский соотечественник» лежит в основе едва ли не всех проблем целеполагания. Руководствуясь существующим определением, кто такой «российский соотечественник», просто невозможно создать четкую и ясную, непротиворечивую и, главное, эффективную стратегию действий ни на одном направлении. Компромисс искать необходимо, но можно ли достичь компромисса, если цели столь противоречивы даже у соотечественников ближнего зарубежья?

Вернемся, в частности, к выступлению Сергея Цекова: «…неверен одинаковый подход к нам в реализации программы добровольного переселения российских соотечественников в Россию. Программа, безусловно, важная, нужная и правильная, особенно если это касается неблагоприятных для проживания российских соотечественников стран Ближнего Востока и ряда других стран Азии и Северной Африки, да и благополучных государств Европы и Америки. В конце концов, из последних возвращаются образованные, квалифицированные кадры. Но переселение российских соотечественников из Украины, и тем более из Крыма, глубоко ошибочно».

Соглашаясь с оратором в принципе, тем не менее нельзя не задаться вопросом: можно ли лишать русских права на переселение в Россию, даже исходя из острой внешнеполитической необходимости? Можно ли превращать соотечественников в заложников большой политики?

В то же время, как подходить к вопросам упрощенного предоставления гражданства РФ, если российскими соотечественниками сегодня законодательно признаются десятки миллионов представителей титульных наций независимых государств – Таджикистана, Узбекистана, Киргизии, проще говоря, всего постсоветского пространства и бывшей Российской империи? Как, на основании чего выделять приоритеты? А если приоритетов нет, то нет и возможности «объять необъятное». А как распределять средства различных фондов, которые по масштабам своей всемирной деятельности уже, пожалуй, превзошли возможности МИД РФ?

Страны СНГ признаны, казалось бы, приоритетными в деятельности того же Россотрудничества или фонда «Русский мир», но вся их деятельность все равно вступает в противоречие с определением «российский соотечественник», которое одинаково для всех в Коста-Рике, Латвии или в Белоруссии. И разве всё равно, эмигрировал ли этот соотечественник по собственной воле и он гражданин другого государства уже давно, или же он – российский гражданин, постоянно проживающий в дальнем зарубежье, или же он, вынужденный гражданин Туркменистана или Казахстана, – русский человек, оказавшийся за пределами Родины не по своему желанию, а в силу исторических катаклизмов? Всем всё поровну? И звание «соотечественника», и фонды, и защита, и переселение в Россию, и льготы в приобретении гражданства – всем одинаково?

Звучит гуманно и красиво, но справедливо ли это? И можно ли решить что-то на Всемирном конгрессе соотечественников, если сами соотечественники по действующему определению представляют собой столь разнородную по мотивам своего пребывания за границей, по степени правовой защищенности, чаяниям, надеждам и стремлениям соединиться с исторической Родиной общность?

При такой «космополитичности» понятия «соотечественник» деятельность МИДа, Россотрудничества, фонда «Русский мир» и других профильных организаций в обсуждаемом нами направлении объективно обречена на невозможность конкретных результатов. Не потому ли Госпрограмма переселения «Соотечественники» действует уже бессрочно, а люди вынуждены возвращаться на Родину вне этой программы? Не потому ли всё ширится сеть центров «Русского мира» или представительств Россотрудничества по планете, а русские школы в ближнем зарубежье прекращают свое существование, и миллионы русских детей получают все больше фестивалей и концертов русской народной музыки, но лишаются права получать даже начальное образование на русском языке?

Это – размышления по поводу, мне небезразличному, поскольку и сам я – российский соотечественник. Сам переезжал в Россию из Латвии, не получая никаких преференций от государства и не по программе переселения соотечественников. Так что уверен: давно пришла пора определиться в главном, чтобы уже предпринятые мощнейшие государственные усилия не оборачивались процессом ради процесса.

Прислушаемся и к мнению делегатов съезда. Если говорить о представителях дальнего зарубежья, то мне наиболее симпатична позиция члена Координационного совета соотечественников Словении молодого ученого Игоря Шляпникова (его мнение приводит Елена Ефимова[1]): «Россия уже всё мне дала. И сейчас моя очередь давать России как специалисту, как научному работнику. Я хотел бы рассказать представителям российской власти о том, решение каких вопросов было бы мне под силу,  в частности в науке. О том, что мы, соотечественники, можем дать России. Особенно – соотечественники из дальнего зарубежья, жизнь которых стабильна. Ближнему зарубежью надо помогать, это боль. А дальнее – способно и хочет отдавать».

Я также попросил поделиться своими впечатлениями участников съезда. Вот что думает о прошедшем конгрессе делегат из Белоруссии Сергей Лущ: «Для меня это первый опыт участия в работе Всемирного конгресса соотечественников. Надо сказать, что по значимости – это одно из важнейших событий в жизни всего сообщества Русского мира. В целом я оцениваю работу конгресса как положительную и конструктивную, но все же, на мой взгляд, очень важно не превращать такие мероприятия во встречу «старых друзей». Учитывая значимость, всемирную аудиторию, должны формироваться и определенные критерии в определении тем, вопросов и предложений. Конгресс призван сплотить российских соотечественников и определить направления развития всего движения на ближайшую среднесрочную перспективу. Это основная цель, а решение региональных, может быть, и весьма значимых проблем, все же следует оставить на долю страновых, региональных и межрегиональных конференций. Такой подход даст возможность более эффективного целеполагания, если, конечно, участники ставят задачу – достичь какого-либо результата, а не получить удовольствие от самого процесса».

Член Всемирного Координационного совета российских соотечественников Станислав Епифанцев (Киргизия): «На мой взгляд, конгресс стал подведением итогов работы. Уже можно в полной мере сделать ряд выводов. Безусловным результатом работы под патронатом МИД РФ стало формирование системы координационных советов российских соотечественников по всему миру. Следует прямо признать, была выполнена солидная работа. Фактически на сегодня создана огромная формализованная структура – Всемирный конгресс российских соотечественников с исполнительным органом Всемирным координационным советом (ВКС), охватывающая почти все русское зарубежье.

Важность и значимость проделанной работы, несмотря на определенный скепсис и критические замечания в адрес МИД и созданной структуры, невозможно переоценить. Совершенно очевидно, что ни самодеятельным образом, ни каким-то иным образом русское зарубежье не смогло бы сорганизоваться в формализованную структуру в формате всемирной организации. Точно так же очевидно, что огромное количество русских организаций, созданных в каждой стране и непрерывно конфликтующих между собой, до сих пор могли только дискредитировать русское зарубежье в глазах окружающих.

Однако, проделав столь значительную работу, МИД не смог вдохнуть жизнь в свое творение, и тому есть вполне объективное объяснение. Мощная бюрократическая структура породила в чем-то себе подобное, но и это, еще раз повторю, большое достижение. На сегодня есть проблемы в качественном наполнении структуры содержательно, в том числе и исполнителями лидерами соответствующего уровня. Русское зарубежье это неотъемлемая часть большого Русского мира. И потенциал его огромный, но практически неиспользуемый.

России необходимо сформулировать четко и определенно, что она хочет от соотечественников, определить свои цели и задачи. Должна быть поставлена системная кадровая работа в рамках проекта. В русском зарубежье, бесспорно, существует проблема кадров, актив стареет, а молодежь не рвется в общественную работу. Но это, конечно, решаемый вопрос, Россия обладает мощными средствами воздействия на эту ситуацию.

Стоит также отметить, что программа интеграции постсоветского пространства, намеченная президентом Путиным, вполне органично соотносится с интересами соотечественников в ближнем зарубежье. Однако необходимо поставить перед соотечественниками конкретные задачи в этом плане. Если говорить о ближнем зарубежье, конкретно о Центральной Азии, то русские в этих странах являются самой экономически активной частью населения. Поэтому было бы логично обратить внимание на сотрудничество с русской диаспорой именно в бизнесе и производстве в плане развития интеграционных проектов.

И наконец, важнейшим аспектом представляется информационная составляющая работы с соотечественниками. Необходимо пересматривать подходы в этом направлении. Информационный вакуум сегодня заполняется информацией совсем иного рода. Это, например, наглядно видно в интеграционном проекте. В нашем регионе идет мощная атака против интеграции, и она приносит свои плоды. Необходима поддержка информационных проектов и развитие новых. Существует, например, ресурс «Русские.орг», который приобрел популярность в среде соотечественников и вполне может быть расширен».

* * *

Моя давняя мечта – это собрать на большой четырехпалубный теплоход и отправить в путешествие по Волге всех лидеров соотечественного движения, и не только формальных, но скорее даже тех, кто наряду с членами страновых координационных советов известен и уважаем соотечественниками ближнего и дальнего зарубежья. Чтобы не в перерыве между заседаниями секций конгресса и не на банкете по поводу закрытия съезда, не на круглом столе, где подчас только твой доклад – твоя возможность высказаться, а в неторопливой, неспешной беседе могли бы соотечественники, поглядывая на проплывающие мимо берега великой русской реки, договориться обо всем. Потому что делать это надо не спеша и в России. Сколько идей могло бы родиться в таком круизе, во сколько актуальных книг и фильмов он мог бы воплотиться.

Как-то в Севастополе, в ходе очередного круглого стола, я услышал одну замечательную фразу. Полемизируя с оппонентами, молодой белорусский соотечественник Сергей Лущ в ответ на привычные упреки о деятельности «профессиональных соотечественников» сказал: «А зачем нам с вами непрофессиональные соотечественники»? Очень точно. Нужно расти и становиться действительно не любителями, а профессионалами. Потому что иначе интересы миллионов российских соотечественников представлять и защищать будет некому.

Хорошо было только все же решить главную проблему – из «всемирного» соотечественника четко выделить соотечественника российского. Или русского, в конце концов.

__________

Фото – Е. Ефимовой




[1] http://www.ruvek.ru/?module=articles&action=view&id=7465


Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie