Хлебные крошки

Статьи

Прибалтика
Экономика
Прибалтика

Ольга Самофалова

Вслед за Эстонией

Латвии разрешили перейти на европейскую валюту со следующего года

Еврокомиссия поддержала вступление Латвии в еврозону с 2014 года. Ценой жестких мер она выполнила все выдвигаемые требования. Единственное, что беспокоит ЕЦБ, – это большой объем иностранных вкладчиков, которые могут сбежать. Опыт другой бывшей советской республики – Эстонии, вступившей в зону евро в 2011 году, – не сулит ничего хорошего и Латвии.

Еврокомиссия в среду поддержала вступление Латвии в зону действия единой европейской валюты с 1 января 2014 года. Окончательное решение о присоединении Латвии к еврозоне примут министры финансов ЕС после обсуждения в Европарламенте и Совете ЕС. Как ожидается, это произойдет 9 июля.

Поддержка ЕК была ожидаема, так как Латвия выполнила все критерии, выдвигаемые для членов зоны евро, что подтвердил ЕЦБ. Дефицит бюджета Латвии в 2012 году составил 1,2% ВВП, и такой же дефицит ожидается в текущем году, что более чем вдвое ниже разрешенных Маастрихтским договором 3% от ВВП. Госдолг Латвии снизился до 40,7% ВВП в 2012 году при разрешенных 60%. В этом году инфляция в Латвии ожидается на уровне 1,4%, что значительно ниже критерия в 2,7%. Латвия также выполнила критерии стабильности валютного курса и долгосрочных процентных ставок.

Единственное, что вызвало озабоченность ЕЦБ, – это высокая доля иностранных депозитов в банках маленькой Латвии, что представляет опасность для финансовой стабильности. На конец апреля иностранный капитал составлял до 49% всего портфеля депозитов Латвии. По данным МВФ, 80–90% иностранного капитала – это средства граждан стран постсоветского пространства, в частности России.

Евросоюз беспокоился, что будущий член еврозоны может стать новым «налоговым раем» для уходящих с Кипра российских денег. По неофициальной информации, ЕЦБ потребовал пресечь это на корню, пригрозив заблокировать вступление Латвии в еврозону.

Власти Латвии отнекивались, что у них объем депозитов иностранцев намного меньше, чем это было на Кипре. Так, на Кипре финансовые услуги составляли примерно 40% ВВП страны, в то время как в Латвии – около 3–3,5% ВВП, говорил председатель Комиссии рынка финансов и капитала Кристапс Закулис. Впрочем, власти Латвии все-таки попросили банки усилить контроль за происхождением средств, которые поступают на их счета.

«Диспропорции в экономике всегда вызывают проблемы, чрезмерное развитие одного сектора, особенно зависящего от внешнего капитала, снижает стабильность и предсказуемость экономики. Иностранные вкладчики чувствительны к валютным, политическим рискам, макроэкономической конъюнктуре», – поясняет обеспокоенность ЕЦБ председатель правления инвестиционной компании Concern General Invest Андрей Никитюк.

Если Латвия вступит в еврозону, то ей придется ужесточить требования к банкам, что не на руку иностранным вкладчикам, которые идут туда из-за мягких условий банковской системы. «В итоге Латвия потеряет свои привилегии и станет неинтересной для вкладчиков, что вызовет массовое бегство капитала из страны в другие зоны. Это сразу скажется на экономике страны», – отмечает Никитюк. Понятно, что еврозоне не захочется спасать страну, которая только что вступила в союз и столкнулась с такими проблемами. Поэтому данную ситуацию должны разрешить до вступления страны в Евросоюз, считает эксперт.

Высокая цена

Первой страной из бывших советских республик, перешедшей на европейскую валюту, стала Эстония. Она сделала это в 2011 году, и этот опыт для ее экономики оказался негативным. Такие же неутешительные прогнозы эксперты делают и для Латвии.

Латвия, как и Эстония, стремилась перейти на евро еще до 2008 года, но не успела. Причем обе страны оказались среди наиболее пострадавших от кризиса.

Эстония настойчиво стремилась войти в еврозону с января 2011 года, когда еще рано было говорить о выходе из мирового финансового кризиса. Латвия же решила отложить этот вопрос до января 2014 года, когда, как надеются европейские власти, экономика региона пойдет на подъем, указывает Бикчурина.

Обеим странам пришлось пойти на крайне жесткие меры, чтобы вывести показатели своих экономик на необходимый уровень.

Латвия, чтобы сократить дефицит бюджета, в разгар кризиса в 2009 году стала внедрять меры консолидации бюджета, в том числе сокращать пенсии и материнские пособия. Режим экономии оказался тяжелым бременем для населения. По данным Евростата, в 2011 году 40,3% жителей Латвии находились под риском бедности. Это был третий показатель в ЕС после Румынии и Болгарии.

Чтобы снизить инфляцию, в 2012 году Латвия решилась на сокращение налогов, что шло вразрез с режимом экономии. Стремление обуздать инфляцию в 2013 году обойдется бюджету примерно в 70 млн долларов.#{ussr}

Эстония, чтобы попасть в клуб еврозоны, также прибегла к резкому сокращению финансирования социальной сферы: пенсии были обрезаны на 20%, зарплаты бюджетников – на 20–30%, расходы на здравоохранение – на 40% и т. д. При этом выросли акцизы и налоги.

«Обе страны: Эстония и Латвия – в разгар кризиса были в очень тяжелом положении, с практически неплатежеспособной финансовой системой. Однако обе страны провели жесточайшие меры по выходу из кризиса, сильнейшему уменьшению госрасходов, что привело к быстрому улучшению экономических показателей», – отмечает аналитик ИФК «Солид» Эльза Бикчурина.

Негативный опыт Эстонии

В отличие от эстонских и латвийских властей, далеко не все жители этих стран хотели присоединяться к еврозоне. Переход на евро не одобряло 40% населения Эстонии и, по последним данным, не одобряет более 60% населения Латвии.

Эстонцы боялись роста цен и оказались правы. В 2011 году, в первый год перехода на евро, Эстония стала лидером еврозоны по негативной ценовой динамике. Инфляция составила 5,1%, что почти в два раза выше уровня 2010 года. В 2012 году Эстония осталась одним из лидеров по инфляции, которая составила около 4%. Латвии также стоит готовиться к существенному росту цен на продукты, товары и услуги.

«Опыт Эстонии скорее негативен. Вступление в зону евро сопровождалось ростом потребительских цен, снижением уровня жизни, падением рейтинга правящей партии. Сейчас нет точного подтверждения, что этот негатив вызван именно вступлением в зону евро, а не особенностями экономики Эстонии, но общественное мнение в Эстонии на стороне противников евро. Эстония ожидала экономического роста, а получила часть бремени по спасению Греции и Кипра», – указывает Андрей Никитюк.

Для Латвии, по его словам, угрозы аналогичные: инфляционное давление, необходимость участвовать во внеевропейских акциях по спасению, требования реорганизации финансового сектора страны, соответствия жестким требованиям ЕЦБ по стабильности и прозрачности банковского сектора.

Рисков оказаться в числе стран типа Греции, из-за которых еврозона оказалась под угрозой развала, у прибалтийских стран нет. Проблемы Латвии вряд ли добьют евро: экономика маленькой страны теряется на фоне европейских гигантов Германии и Франции, поэтому диспропорции финансового сектора Латвии будут сглажены через общеевропейский механизм финансового надзора, полагает Никитюк.

«Но риск в том, что этот явно политический сигнал может вызвать негативную реакцию. Сейчас поддержка вступления Латвии в зону евро – это риторика, сигнал о том, что зона европейской валюты продолжает расширяться, она интересна для других стран, а евро привлекателен не только как резервная валюта, но и как валюта обращения, как инструмент включения в большую европейскую экономику», – считает председатель правления Concern General Invest.

«Но негативный опыт Эстонии убеждает, что за политическими лозунгами нет экономической составляющей, а значит, дальнейшая экспансия евро – это роскошь или даже ошибка, и европейцам стоит сосредоточиться на сохранении того, что есть», – резюмирует экономист.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie