Хлебные крошки

Статьи

Михаил Петров
Балтийские страсти
Политика
Прибалтика

Михаил Петров

Выборы в Европарламент

Дайте денег поносить!

В первых числах июня состоятся выборы в Европейский парламент, утроенный согласно национально-пропорциональному принципу. Национальная составляющая достаточно условна, потому что в старой Европе не осталось государств, устроенных по национальному принципу. Национальная составляющая важна лишь для двух государств новой Европы – Латвии и Эстонии.

Всего в Европейском парламенте предусмотрено 732 места, из которых Эстонской Республике отведено 6. Внутри парламент поделен на фракции, занимающие в зале заседаний строго определенные им места. Устройство парламента таково, что депутаты от малых стран практически не в состоянии осуществлять национальное представительство, потому что, во-первых, представляют различные политические силы внутри страны, а во-вторых, связаны фракционной дисциплиной. Для них важно участие в работе различных комиссий и сотрудничество с комитетами, влияющими на распределение субсидий и движение денежных средств.

Наиболее важным представляется сотрудничество национальных парламентариев с Комитетом Регионов (Committee of the Regions), который служит гарантом непосредственного участия местных и региональных властей в работе Европейского союза. Из 344 мест в Комитете регионов Эстонской Республике отведено 7. В известном смысле член Комитета регионов более значимая фигура, чем член Европейского парламента. Однако рядовой избиратель ничего об этом не знает, потому что места в комитете распределят правящая коалиция, и делает она это, не привлекая внимания прессы.

Русский кандидат

В первом корпусе эстонских европарламентариев русская община в Эстонии представительства не имела. И, хотя накануне выборов 2004 года было достигнуто соглашение о едином русском кандидате, собранные им голоса не дотягивали и до 30 процентов квоты. Уже тогда было понятно, что активность независимого кандидата в Европейском парламенте напрямую зависит от его фракционной принадлежности, однако желание участвовать в выборах наравне с эстонцами оказалось сильнее.

Поражение единого кандидата от русской общины Эстонии Георгия Быстрова было определено двумя основными факторами: во-первых, несопоставимым с другими участниками уровнем финансирования, а во-вторых, кандидат, к сожалению, обладал харизмой крепкого хозяйственника и администратора, но не харизмой общественного деятеля. Перестарался Совет организаций российских соотечественников (СОРСЭ), который в буквальном смысле слова продавил свою кандидатуру.

Вполне определенную роль в отвращении от участия в выборах потенциального русского и русскоязычного избирателя сыграл и тот факт, что Русская партия Эстонии (РПЭ) выдвинула альтернативный единому кандидату "русский список". Действия лидера РПЭ Станислава Черепанова носили демонстративно заказной характер: он получил деньги только на регистрацию списка, но не на ведение избирательной кампании. Считается, что "русский список" 2004 года оплатила эстонская партия Реформ.

Меняющиеся правила игры

Пока ещё не совсем понятно, по каким правилам будут проходить нынешние выборы в Европейский парламент. Вот как ещё пару лет назад комментировал ситуацию министр юстиции Эстонской Республики Рейн Ланг:

"Принятию решения по законопроекту, предложенному к рассмотрению тремя коалиционными партиями Рийгикогу (парламент Эстонии – прим. автора), предшествовали парламентские дебаты о том, что же представляет из себя парламент Европы. Для того, чтобы понимать, каким образом происходят выборы в него, надо помнить, что Европейский парламент состоит из партий-фракций: консерваторов, либералов, социалистов, коммунистов и аграриев или независимых. В том случае, если при выборах в него мы предпочитаем голосовать по открытым спискам, то есть, как и в прошлый раз, предлагаем отдавать голоса за конкретных лиц, мы занимаемся обманом народа: ведь выбранный депутат не может представлять эстонское государство самостоятельно – он должен влиться в состав той или иной фракции".

Речь идет о том, что голосование будет организовано таким образом, чтобы избиратель отдавал свой голос не за конкретную кандидатуру в открытом партийном списке, а за определенную партийную платформу. Вот, что имел в виду министр Ланг, когда говорил про обман народа. Если правила изменятся в соответствии с пожеланиями правящей коалиции, русская община в Эстонии лишается возможности голосовать за единого (независимого) кандидата и принуждена будет голосовать по вводящим в соблазн закрытым партийным спискам.

Соблазн демократии

Если правила изменятся, то русская община в Эстонии будет поставлена перед выбором из двух партийных списков – заведомо провальным списком Русской партии Эстонии и не менее провальным списком Объединенной левой партии, образовавшейся в результате слияния Объединенной народной и Левой партий Эстонии. Оба списка будут искать спонсоров, и оба не оправдают ни надежд, ни финансовых вложений.

Ситуация такова, что миллионных вложений ни в один из "русских" списков не будет. Невозможно дать им столько, чтобы гарантированно получить результат, потому что средства эти невозможно будет легализовать в Эстонии. Поскольку любые выделенные "спискам" и отдельным кандидатам суммы будут недостаточными для победы в избирательной кампании, следовательно, они неизбежно прилипнут к рукам организаторов. Потенциальные спонсоры должны иметь это в виду, потому что ходоки с волшебной мантрой на устах "Дайте денег поносить!" уже отправились по российским городам (Москва) и весям (Санкт Петербург). Таллинн полон слухов, что под гарантии избрания в Европейский парламент мэра маленького эстонского города Маарду Георгия Быстрова некие заинтересованные структуры в Санкт Петербурге выделяют аж полмиллиона евро!

Какие именно и чьи именно структуры распускают слухи, нам сейчас не так уж и важно, важно другое. Важно, как сам Быстров освоился в роли безальтернативного кандидата. В интервью Быстрова газете Молодежь Эстонии читаем:

Будете ли вы готовы пожертвовать первым номером в списке в пользу другого кандидата? Ради консолидации.

— Не надо мне такие каверзные вопросы задавать. Я просто не пойду на выборы, и все. Я, оглядываясь на свои 46 или 47 лет работы в Эстонии, 38 лет депутатства и 18 лет управления городом Маарду, считаю, что имею право баллотироваться первым в списке. Потому что у меня есть город, который стоит за мной, приведенный в порядок. А что есть у других, пока не знаю.

По вашим оценкам, шансы на место у русских есть?

— Шанс получить мандат в Европарламенте у нас есть. Но там должен быть человек, который пользуется авторитетом по всей стране.

Понятно, что имя Быстрова займет в "закрытом" партийном списке только первое место, или он просто не будет принимать участия в выборах. После такого заявления никакой тайны из возможного списка Объединенной левой партии сделать невозможно: Быстров в списке – не голосуют его противники, Быстрова в списке нет – не голосуют его сторонники.

При таком раскладе, если под "гарантии избрания Быстрова" дадут деньги, то все они без остатка будут разворованы, и в этом нет никаких сомнений.

Русская культурная автономия

Идея русской культурной автономии (РКА) завладела умом председателя (язык не поворачивается назвать его лидером) Русской партии Эстонии Станислава Черепанова. Бывший официант на паромной линии Таллинн-Хельсинки, бывший член печально знаменитой Санкт-Петербургской международной коллегии адвокатов, ставший ее членом задолго до того, как вообще получил диплом о юридическом образовании, Черепанов пытается зарегистрировать русскую культурную автономию и приступить к формированию ее списков.

Идея национальных культурных автономий пришла из времен первой эстонской республики и была в то время тесно связана с обеспечением интересов остзейских немцев, оставшихся в Эстонии в явном меньшинстве. Хотя закон и позволял, но за два десятилетия до 1940 года русская культурная автономия так и не была реализована. Новый закон о национальных культурных автономиях предусматривает регистрационный порядок образования, но больше года министерство культуры Эстонской Республики не регистрирует заявку Черепанова.

Причина проста: первый закон был принят, когда русские составляли не более 6 процентов населения Эстонии, теперь, когда их без малого треть населения страны, автономия представляется министерству культуры опасной. И это, несмотря на то, что членами культурных автономий могут быть только национальные меньшинства из числе правоприемных граждан Эстонской Республики. Членство в русской культурной автономии закрыто, как для лиц без гражданства, так и для натурализованных граждан на том простом основании, что закон не признает их национальными меньшинствами.

Та же история, например, произошла и в церкви. Эстонская Православная Церковь, сохранившая верность Московскому Патриархату, была принуждена восстановить церковный устав конца 30-х годов, устанавливающий, что членами прихода могут быть только граждане Эстонской Республики. По этой причине многие храмы, имевшие тысячные приходы, в середине 90- годов прошлого века, когда натурализационные процессы только набирали скорость, отходили под юрисдикцию Константинопольского Патриархата решениями одного-двух десятков граждан Эстонской Республики.

И все же русская культурная автономия представляет из себя некий потенциальный интерес. С ее учреждением появится легальная структура, которая сможет претендовать на двойное финансирование. Ставка делается на то, что автономия правоприемных национальных меньшинств неизбежно привлечет к себе и натурализованных русских, и русских без гражданства, и даже российских граждан. Самоорганизация большого количества русских – вот, что пугает министерство культуры, дополнительные возможности финансирования – вот, что привлекает Черепанова. Таким образом, в основе активности председателя РПЭ всё та же классическая мантра "Дайте денег поносить!"

Российские соотечественники

Российские соотечественники в Эстонии – это нечто. В смысле нечто среднее между филиалом серпентария и сворой пауков в банке. В руководстве Совета организаций российских соотечественников в Эстонии (СОРСЭ) верховодят граждане Эстонской Республики, которые строго блюдут свои финансовые и экономические интересы. Они даже присвоили себе не прописанное в российском законе право решать, кто в Эстонии российский соотечественник, а кто нет.

Зонтичное устройство организации позволяет руководителям СОРСЭ выкрикивать в России мантру "Дайте денег поносить!" достаточно громко. Практикуется двойное, и даже тройное финансирование одних и тех же "культурных" мероприятий. Охранная полиция Эстонской Республики прямо называет СОРСЭ пятой колонной России и сильно при этом ошибается. СОРСЭ – это чисто коммерческое предприятие, ставящее финансовые интересы руководства выше политических интересов России.

Без всякого сомнения, СОРСЭ попытается внести свою лепту в европарламентские выборы, точнее, урвать из этой лепты своё. Деньги, отданные руководителям СОРСЭ на безнадежную избирательную кампанию, не будут выброшены на ветер, их с чувством и с толком поделят между своими.

Вывод

Не стоит расширять финансовую базу заведомо безнадёжного мероприятия под олимпийским лозунгом "Главное не победа, но участие!" Если Россия хочет помочь соотечественникам за рубежом и поддержать русскую общину в Эстонии, то можно изыскать более подходящие поводы, чем предстоящие в июне выборы в Европейский парламент.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie