Хлебные крошки

Статьи

Русский язык в мире
Культура
Ближнее зарубежье

Эдвард Максимовский

Выгода русского для нерусского

Будущее нашего языка в том, что у него есть прошлое

События последнего времени. Несбывшиеся ожидания в Украине в расчете на Януковича: русский язык не получил властной поддержки. В Таджикистане полностью выведен из государственного документооборота.

В Госдуме РФ новая программа «Русский язык» на 2011-2015 годы. Проходили слушания о сохранении, применении и развитии русского языка за рубежом. Иностранные проблемы русского языка пытаются решать люди, не имеющие реального представления об этих проблемах.

Автор статьи работал в журналистике Центральной Азии. Вел иновещание на Афганистан с уроками обиходного русского языка.

Будущее русского языка в том, что у него есть прошлое.

Иду по рынку казахского города Атырау. Раньше это был Гурьев. Молодая казашка старательно выводит на клочке бумаги: «Сладки Спели груш».

- Алналайн, калголай? (Любезная сердцу, как дела?)

Девчушка зарделась и посмотрела почтительно:

- Жаман имес.. (Неплохо, понемножку…)

Предложила грушу в подарок. Так приходит земная слава.

Взял авторучку, исправил: «Сладкие спелые груши». Пиар.

- А почему не на казахском?

- Покупатель руски…

Бытие определяет житие.

Рядом с рынком школа, в которой я учился 50 лет назад. Шустрые казашки с бантиками щебетали по-русски, и это было так же обычно, как вместе сбежать с уроков за мороженным.

В Малайзии английский язык установлен официальным без нажима со стороны. Через японские технологии и лифт английского языка Малайзия поднялась на вершину экономического процветания. Покупатели говорят на товарном английском. Бывший глава Молдавии В.Воронин на вопрос автора о присутствии русского языка витиевато ответил: «Смотря, что будет лежать на языке…» Хорошо, что хоть торг уместен. На урановых и золотовалютных предприятиях Узбекистана (область Навои) делопроизводство ведется только на русском – других специалистов нет.

Наиболее реалистичен прогноз минобрнауки РФ. В мировой табели употребления русский язык пока четвертый после китайского, английского, испанского, но через 10 лет его обойдут французский, хинди/урду, арабский. Еще через 10 лет – португальский и бенгали. Сетовать или признать как неизбежность?

Русский язык отступает повсеместно, даже в самой России. Председатель комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками А.Островский дал такую оценку зарубежным процессам: «Русский язык практически низводится до языка национального меньшинства, в лучшем случае за ним признается ни к чему не обязывающий статус языка межнационального общения».

Является ли это явление исторически обусловленным? Заместитель министра иностранных дел РФ А. Яковенко: «Геополитические изменения в мире, распад СССР – объективно способствовали вытеснению русского языка из образовательной, культурной и информационной сфер на постсоветском пространстве».

Понимание объективности – это новая точка отсчета. Именно с такой площадки обычно начинается конструктивная работа. Разгрести руины и строить новое здание, а не сетовать об утраченных хоромах. «У нас русский язык политически поддерживается и объективно ничем не ограничен», - сказал мне бывший первый советник посольства Республики Казахстан в РФ Аскар Алимжанов. Его отец, замечательный казахский писатель Ануарбек Алимжанов, писал свои книги на русском. И они становились общим культурным достоянием народов СССР, также как произведения Чингиза Айтматова. Вопрос только в профессиональной и житейской потребности.

Идет не только смена общественно-политических эпох – трансформация материального и социумного наследия СССР, меняющая психики целых этносов. На слушаниях в Госдуме этот процесс обозначали самоидентификацией коренных народов послесоветских государств. Научно это звучит неубедительно и восходит к брежневской конституции: не народы СССР, а новая историческая общность, следовательно - распознание себя после вычленения из общей массы. В простоте таких попыток объяснить исторические перемены угадывается самоидентификация утенка из сказки Андерсена, восторженно осознавшего себя другой птицей. Штампы советской идеологии по форме, обиды бывшего Большого брата по существу.

Что такое национальная «идентификация»? Установление сходства. С кем? Туркмен или армянин устанавливают сходство с самим собой? Любой образованный туркмен и армянин расскажет о своей тысячелетней истории. Вначале надо условиться о терминах, призывал Лев Гумилев, обозначая этносы как живые существа, подобные людям.

Вернее было бы говорить о политической идентификации новых независимых наций среди народов, ранее поделивших между собой поверхность планеты. Что такое политическая «самоидентификация»? Скажем так: жизнь народа за свой счет. Самостоятельная борьба независимого национального государства за место под Солнцем.

А есть ли спрос на русский язык? Вот что сообщили из Киргизии: «В городе Ош школы с русским языком переполнены втрое. Родители, независимо от национальности, стремятся отдать детей именно в русские классы». Конкурс в Киргизско-Российский Славянский университет по отдельным специальностям достигает от 10 до 30 абитуриентов на одно место. 9 тысяч студентов. И это при том, что русская прослойка в стране чуть более 12%. Русский язык обеспечивает высокую квалификацию и трудовую востребованность. И это менее всего связано с «рукой Москвы». 90% выпускников, независимо от этники, в условиях стагнации местной экономики и глобального финансового кризиса, ориентированы на предприятия России, где уже 400 тысяч киргизов. Так в Кыргызстане прошлое русского языка становится его будущим. Но этот пример скорее исключение. В СНГ есть учебные заведения как способ продажи дипломов с российской правоспособностью. В Москве об этом знают, но предпочитают не напрягаться. Такие вузы и в России не наперечет.

А как же «большой брат», оставшийся в национальном меньшинстве? В Госдуме говорят о скромном оживлении интереса к русскому языку, вызванном трудовой миграцией в Россию, прибавлением экономического присутствия РФ в ряде стран СНГ. Кто посещает языковые курсы «Росзарубежцентра»? Русских там нет, из таджиков техническая интеллигенция – сообщили мне коллеги из Азии. На кого работает мидовская структура? На экономику ближнего зарубежья. Мигранты кормят свои страны, и логичнее было бы эти средства отправлять русским школам в виде книг и учебных пособий, туда и потянется титульный народ.

Опрашиваю дворников таджиков на улицах Москвы на их родном языке: корхои шумо чи хел аст - как ваши дела? - сегодня метла, завтра в московский институт? Отвечают: в Душанбе (Худженте, Кулябе и т.д.) нет русских школ, а без знания русского в институт не возьмут. И я вижу – молодые таджики уже кучкуются с местными изгоями, у них нет выхода в другую социальную среду. Так криминальная среда получает зарубежное пополнение, а с ним и наркотрафик. Нет жесткого экзаменационного барьера русского языка – нет экономической потребности в Таджикистане придать русскому языку статус официального. А на парламентских слушаниях ораторы беспомощно сетуют – изгоняют русский язык. Вот же он, рычаг, не в сетованиях, а в экономике. Выгодно владеть русским? Если станет выгодно – ничего не придется навязывать. Как в Малайзии.

Призывы из Госдумы звучат в виде рекомендаций самим себе, Правительству РФ и разным министерствам. Знакомые глагольные формы неопределенного времени: обеспечить, поддержать, разработать. Все как бы на месте – молодежные конкурсы и олимпиады, создание интернет-порталов, выпуск методических пособий. Вот в Москве красиво прошла всепланетная встреча с соотечественниками. Знакомые все лица по другим таким встречам, это элитный клуб холеных ностальгантов, а вовсе не штаб энергичных эмиссаров русского языка и культуры.

Да и вопрос о термине «соотечественники» не так безобиден. Как слово отзовется. Понятие «соотечественники» внушает иностранным русским, что они там чужие, пришлые, настраивает на обочинность и чемоданность своего пребывания. Это опасное испытание для массовой психики зарубежных русских, порождающее безволие и неорганизованность культурного сопротивления. Если по СССР мы все соотечественники, то сейчас у каждого свое отечество. Откуда появилось слово «соотечественники»? Так при Советах в 70-х стали с верховного одобрямса называть вынужденных послереволюционных эмигрантов и их потомков в намерениях сформировать агентов коммунистического влияния вместо иждивенческих зарубежных компартий.

Применимо ли это определение к русским диаспорам в СНГ? Они никуда и ни откуда не бежали. Русской деревне моего детства Введенке на севере Казахстана больше 100 лет. Они мне родные, но я для них из другой страны, а они для меня.

Где грань между культурным содействием и вмешательством во внутренние дела, которое в том числе скандально может быть использовано против русских? Недавно Китай выдал право представителям общественности России привести в порядок кладбище Порт-Артура, жестко запретив участие правительственных служб РФ – чтобы не возбуждать местные антироссийские настроения. Зачем везти книги из России от имени МИДа, когда такое издательство могут создать для себя зарубежные русские, получив гранты неправительственных фондов РФ? И это будут не 50 тысяч экземпляров (5 тонн бумаги), «чайными ложками» отгруженные в сотни адресов за год, а миллионные тиражи, прибыльность от которых запустит процесс самофинансирования новых миллионных тиражей. Финляндия ежегодно выдает грантами 500 тысяч евро российским издательствам, печатающим финских авторов.

Фонд «Русский мир» на Мосфильмовской улице Москвы предоставляет гранты на поддержку русского языка, популяризацию истории и философии Русского мира. Но отказывает коммерческим организациям, в том числе зарубежным. Фонд создан указом Президента РФ и не может участвовать в бизнес-проектах. Правительство Финляндии, и не только, менее щепетильно в зыбких вопросах международной этики. Русские диаспоры лишены возможности использовать феномены рыночной экономики для целей культурной автаркии (создание замкнутого производства в рамках отдельной страны). Стартового капитала у них нет. «Русский мир» выделяет гранты, которые имеют юридическую природу как пожертвование (дарение в общеполезных целях) согласно ст. 582 Гражданского Кодекса РФ. Подарок есть подарок, он не связан с отчетностью. Все равно, что подарить рыбе удочку. Воду решетом не носят.

Это уже вопрос о самоидентификации самих русских в новом историческом состоянии нацменьшинств. В ближнем зарубежье не замечены существенные организационные процессы по сохранению и развитию самобытной русской культуры, сочетающей своё историческое наследие и обогащающее соседство других уникальных национальных культур. Учиться и уметь отстаивать и развивать свою культурную автономию.

Нет организационного навыка и адептов Дмитрия Лихачева и Чингиза Айтматова? В Алматы пишущая на русском творческая интеллигенция старательно и неуклюже пристраивается к формированию самобытной казахской культуры и вовсе не намерена пополнять своими «шедеврами» сокровищницу русского языка. Приспособленчество как способ творческого выживания – это плата русскоязычной литературы Казахстана за многолетнюю угодливость ЦК компартии Казахской ССР. Скопом к новому кормильцу. Именно от них, а не из Казахстана, бежал в Москву замечательный писатель-мыслитель Юрий Домбровский, автор «Факультета забытых вещей», вместе со своей женой казашкой Кларой Турумовой. Нет русской культурной диаспоры в азиатских странах СНГ, а есть исторически унаследованное приживательство. И это реальность.

Мировой опыт культурной экспансии осознанно не ставит на «соотечественников», а работает с экономически активным коренным населением. Взять и применить. Волонтеры из США как родились в Ереване. Это добровольцы, за них не отвечает госдеп, частная инициатива. С их подачи владеть английским стало также престижно, как иметь мерседес. Волонтеры разных стран движутся по шарику вовсе не хаотично, в зависимости с какой ноги встали. Мировые турбины культурной экспансии: фонд Карнеги, Британский Совет, Французский альянс, германский институт Гёте, испанский институт Сервантеса, Шведский институт… Борьба за умы – это продолжение политики другими средствами. Вооруженные словом имеют большую власть, чем вооруженные штыком.

А в Украине выросло поколение этнических русских, не умеющих писать на родном языке. В русских школах Узбекистана изучают классику в переводе. «Арба менга, арба!» Это Чацкий – «карету мне, карету!» Прямо скажем, арба – это не карета. Это средневековая двухколесная повозка для доставки грузов. Трудно представить щеголя Чацкого, восседающим на этом доисторическом виде гужевого транспорта.

Но в Москве ораторы при чинах, чей житейский и географический опыт лимитирован Садовым кольцом и комсомолом, из года в год уныло твердят об угнетении русского языка и в этом видят свою великую политическую деятельность.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie