Хлебные крошки

Статьи

Евразийская интеграция
Политика
Белоруссия

Александр Гронский

Взгляд молодежи на евразийство

Минские встречи

В Минске с участием представителей России, Белоруссии и Украины состоялся круглый стол молодых экспертов «Бренд Евразийского союза: взгляд молодых». Мероприятие было организовано силами Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова (Москва) и факультета международных отношений Белорусского государственного университета (Минск). В качестве почётных гостей в открытии круглого стола приняли участие декан факультета международных отношений доктор исторических наук, профессор Виктор Шадурский, представители белорусского МИДа и российского посольства.

Круглый стол состоял из трёх частей, в рамках которых выступали в основном «взрослые» докладчики, а между этими частями проходила дискуссия с участием приглашённых студентов и выпускников вузов, а также чуть более старших по возрасту экспертов. Всего было заявлено более четырёх десятков участников, десять из которых выступили докладчиками.

Буквально первые доклады показали, что вопросы, которые подняли выступающие, выходят за рамки обозначенной проблематики. Устроители хотели услышать, что же эксперты думают об информационном обеспечении евразийской интеграции, но на практике оказалось, что данная проблема тащит за собой ещё ряд других.

Эксперты сразу же разделились на две группы. Одна выступала за то, чтобы, кроме экономической интеграции, не поднимался вопрос интеграции политической, а другая группа (численно она преобладала) выступала за разработку идеологии Евразийского союза и соответственно за более тесную интеграцию и не только в экономической сфере. Причём большинство тех, кто выступал лишь за экономическую интеграцию, отнюдь не отрицали и политическую, они лишь беспокоились о том, что в настоящее время не сложилось условий для других интеграционных практик.

Участники круглого стола (слева направо): ведущий специалист Фонда им. А.М. Горчакова Виталий Солонецкий (Россия), студент факультета международных отношений БГУ Роман Баранов (Белоруссия), выпускница Белорусского государственного экономического университета Мария Васильева (Белоруссия), специальный корреспондент журнала «Эксперт» Геворг Мирзаян (Россия), журналист-фрилансер Екатерина Раца (Украина)

О том, что интеграция нужна, говорили все, но у всех были разные виды на неё. Лично у меня сложилось мнение, что некоторыми участниками заявления о поддержке интеграции делались лишь по причине того, что без интеграции стране не выжить. Т.е. интеграция рассматривалась не как естественный или стратегически нужный процесс, а как тактический ход. Всё же большинство участников дискуссии подвергли критике желание чиновников надгосударственных органов, отвечающих за подготовку интеграции, заниматься только экономикой.

В частности, как оказалось, информационная активность евразийской бюрократии по созданию положительного имиджа интеграционных процессов должна будет проявиться лишь в 2015 г. И это, оказывается, сознательная политика интеграторов, что так и осталось непонятым участниками круглого стола. Резонное замечание Натальи Бурлиновой о том, что пока евразийские структуры ждут 2015 года, антиинтеграционные силы имеют пару лет для критики интеграционных процессов, и это «не есть хорошо», так и повисло в воздухе. Страх евразийских чиновников перед созданием позитивного образа интеграции непонятен. Более того, как заявил ряд экспертов, простые люди не понимают, на основе чего и для чего происходит интеграция.

Дискуссия по поводу того, нужно или не нужно информировать общество об интеграционных инициативах, вылилась ещё в одну проблему. Пока постсоветские страны молча готовят интеграцию, Запад во всю ведёт пропаганду в свою пользу. В частности, представитель Украины Роман Травин напомнил, что существует такое понятие, как еврорегион. Понятие положительное, как понятие евроремонта и пр. Таким образом, всё, что связано с Европой, воспринимается как правильное, положительное. Как заметил один из участников, страны Восточной Европы ринулись на Запад именно по причине рекламы, а не ради реальных экономических выгод. И хотя экономика молодой Европы была серьёзно разрушена евроинтеграцией, но тем не менее какого-то тотального отрицания Европы в этих странах нет.

Эксперт из России Геворг Мирзаян указал, что на постсоветском пространстве было много интеграционных проектов, но те, в которых не принимала участие Россия, оказались проваленными. То есть Россия играет важнейшую роль в евразийском регионе, её экономика способна поддержать интеграционные проекты. Хотя создается мнение, что у российской бюрократии – достаточно смутное представление о целях интеграции, что может похоронить её процесс.

Ещё одна проблема, которая была поднята на круглом столе – это отношения Европа–Евразия. Некоторые белорусские эксперты пугали своих российских коллег тем, что белорусское общество всё менее хочет евразийской интеграции и всё больше стремится к европейской, поэтому, если Москва не будет проявлять интерес к интеграции (проще говоря, экономически поддерживать соседей), Белоруссия потеряет интерес к евразийской интеграции. Г. Мирзаян отреагировал сразу, заявив, что Россия может предложить своим союзникам свой обширный рынок, чего Европа предложить не может, да и реальная европейская интеграция в настоящий момент не видна, поэтому не стоит пугать такими перспективами.

Проблема присоединения к Евразийскому союзу новых членов также стояла на повестке дня круглого стола. Разговор шёл о среднеазиатских республиках и об Украине. Причём большинство экспертов согласились с опасениями одного из инициаторов евразийской интеграции – Казахстана в том, что Средняя Азия слишком нестабильный в экономическом и других отношениях регион. А вот с дискуссией по Украине вышло очень интересно и показательно. Все украинские участники заявили, что для их страны нет иной перспективы, кроме Евразийского союза. А вот человек пять белорусских участников стали утверждать, что Украине евразийская интеграция абсолютно невыгодна, поэтому она должна стремиться как можно быстрее интегрироваться в Европу. Кто-то из российских участников даже бросил резонную реплику: мол, странно наблюдать за тем, как люди, не живущие на Украине, отговаривают украинцев, как будто лучше них разбираются в обстановке в соседней стране.

Сотрудник аппарата Евразийской экономической комиссии Владимир Изотов рассказал о работе комиссии. Он высказался в том смысле, что любые интеграционные проекты невозможны без фундамента, которым является экономика, но при этом напомнил слова одного из отцов европейской интеграции: если бы он стал интегрировать Европу заново, то начал бы с культуры. Прав чиновник. Однако, по моему мнению, евразийская интеграция в этом отношении вряд ли воспримет такой дельный и профессиональный совет. Экономика пока слепит глаза всем настолько, что просто не хотят браться за другие сферы. Тем более экономические выгоды очевидны, что было показано на примере Белоруссии.

Что касается Украины, то европейская или евразийская интеграция для неё – это, в первую очередь, вопрос цивилизационного выбора. Участники круглого стола вспомнили, что европейцы всегда утверждали: для ослабления евразийского пространства необходимо оторвать Украину от России. А некоторые белорусские участники как раз заявляли, что Украине невыгодно быть вместе с Россией, Белоруссией и Казахстаном. Как будто выполняли чей-то антиинтеграционный заказ. На вопрос, чем вызвана такая позиция, белорусские участники так и не ответили. Дискуссия вышла на рассуждение о том, можно ли интегрироваться одновременно и в Евразию, и в Европу. Кто-то из белорусских участников сказал, что противостояния обеих интеграций нет и можно объединяться сразу во все стороны, на что украинские представители на примере своей страны заявили, что противостояние как раз очень здорово наблюдается, и выбор может быть только один.

Специалист Фонда им. А.М. Горчакова Людмила Дмитренко

Был поднят и вопрос имиджа Евразийского союза. Как известно, имидж сочетает в себе как реальные, так и приписываемые свойства. Реальных свойств у евразийского имиджа нет, наблюдаются лишь приписываемые. Реальная практика евразийской интеграции расходится с заявлениями. Существует проблема уникальности интеграции. Если ориентироваться на европейскую интеграцию, тогда уникальность евразийской теряется – сценарии пока похожи, т.е. всё начинается с экономики. Если придумывать что-то своё, тогда нужен интеллектуальный потенциал и его носители.

Белорусские студенты, которые присутствовали на круглом столе, верно подмечали, что нет абсолютно никакой рекламы Евразийского союза, нет никакого представления об имидже этой организации. Если и случаются какие-то информационные вбросы, то они чаще всего негативны. Во время дискуссии поступило предложение организовать нечто вроде евразийского Института Гёте или Института Конфуция. Однако российские эксперты всех осадили, указав, что Институт Гёте, Институт Конфуция или Институт Веласкеса – всё это национальные структуры, а евразийская интеграция подразумевает наднациональный уровень. Каким образом решить проблему подобного института на уровне евразийской модели – пока неясно. Работа круглого стола показала, что евразийская интеграция в том виде, в котором её презентуют официальные надгосударственные структуры, не совсем удовлетворяет большинство экспертов.

Ещё один вопрос, который поднимался на круглом столе – это роль молодёжи в процессе евразийской интеграции. Большинство молодых людей никак не следит за интеграционными процессами. Если в Белоруссии и России часть молодёжи выступает в поддержку интеграции, то на Украине эти тенденции достаточно слабы. Настораживает, что более эффективно действуют антиевразийские молодёжные организации.

У нас для интеграции гораздо меньше времени, чем было у Европы. Никто не претендовал на Западную Европу после войны, поэтому она могла относительно медленно готовить почву для евроинтеграции. Евразийская интеграция всё же должна идти относительно быстрыми темпами. Это необходимость. По-моему, на постсоветском пространстве ситуация отличается от европейской, тут борются не два проекта интеграции – евразийский и европейский, как утверждают некоторые белорусские эксперты, а евразийский проект и антиевразийские силы. Дело в том, что европейцы по разным причинам не решатся интегрировать в себя ещё какие-то части постсоветского пространства, т.е. об евроинтеграции для этого региона можно забыть. Но тот же Запад не хочет видеть интеграцию евразийскую. Тем более что, по оценкам западных аналитиков, евразийский проект работает и имеет потенциал. Поэтому интеграции с Европой не будет, но Европа не хочет видеть и евразийскую интеграцию. Именно поэтому говорить о борьбе европейской и евразийской интеграции как минимум пока не имеет смысла. Все заявления части белорусских экспертов о том, что если евразийский вектор не даст желаемого, Белоруссия двинется на Запад, вряд ли имеет под собой реальную почву. Это лишь попытка добиться больших преференций путём запугивания.

В качестве явления, препятствующего интеграции, не раз называли бюрократов всех рангов, находящихся как в государственных, так и в надгосударственных структурах. Были затронуты, но не получили развития проблемы единого образовательного пространства. Этот вопрос упирается в сформированную национальную мифологию каждого из государств, в которой Россия, например, часто рассматривается как исторический враг. На это, по-моему, никто не хочет обращать внимания. Для того, чтобы преодолеть эту проблему, нужно как минимум привести к какому-то логическому единству учебники истории, что в современных условиях практически невозможно.

Итог круглого стола лично для меня следующий. Подтвердилось то, что большинство экспертов, принявших участие в дискуссии, выступает за евразийскую интеграцию. Также большинство критикует евразийские структуры за отсутствие любых других попыток интеграции, помимо экономической. Соглашусь с теми, кто утверждает, что гуманитарная интеграция пока невозможна, поскольку для её развития необходимо нечто большее, чем экономическое сотрудничество. Но именно гуманитарная интеграция даёт возможность восстановить то, что называют цивилизационным единством. Промедление в сфере проработки этих вопросов отбрасывает евразийскую интеграцию на десятки лет.

Единственным общим фактором евразийского пространства остается русский язык, потому сокращение сферы его применения или его сознательная деформация в сторону неграмотного написания (это в Белоруссии активно проявляется в антиинтеграционной среде) представляют определённую угрозу. Именно поэтому евразийским чиновникам стоит задуматься над тем, чтобы сформировать представление об общем гуманитарном пространстве, иначе вся интеграция превратится в хождение за экономическими преференциями.

Так что прошедший в Минске круглый стол поднял те проблемы, которые необходимо решать не только через официальные структуры, но и на уровне обычных людей.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie