Хлебные крошки

Статьи

Великая геополитическая игра
Политика
Россия

Владимир Дергачев

WWWW: на фронтах мировой кибервойны

Из цикла статей «На фронтах мировой кибервойны»

Геополитика информационной эпохи

Психотропное оружие информационной войны

Киберинтернационал поколения NET

Возможно, через десятилетия 2010 год назовут годом начала первой всемирной сетевой войны (WorldWideWebWar – WWWW). Бывший советник Белого дома по борьбе с терроризмом и киберугрозами Ричард Кларк в соавторстве с Робертом Кнаке издал книгу «Кибервойна: Следующая угроза государственной безопасности и что нужно знать об этом» (CyberWar: The Next Threat to National Security and What to Do About it, 2010). Авторы утверждают, что война во Всемирной Сети уже началась и призванные государством многочисленные хакеры готовят поля для будущих сражений войны XXI века. Когда в результате кибератак будет выведена из строя система управления гражданской и военной инфраструктурой — начнется хаос. Будут взрываться энергоблоки, газопроводы, сходить с рельсов поезда, падать самолеты. Десятки тысяч человек могут погибнуть, если Америка своевременно не вооружится против угрозы хакеров-террористов. При этом не очевидно, что Соединённые Штаты, являющиеся лидером в Интернет-технологиях, выйдут победителями в кибервойне. И другие эксперты считают, что после 11 сентября 2001 года наиболее вероятным сценарием нападения станет кибератака.

Кибервойна является атакой хакеров против суверенного государства. Кибервойна может вестись не только на государственном уровне, но и независимой интернациональной группой хакеров. Она позволяет проникать в защищенные системы связи и осуществлять контроль над базами данных. Кибератакам уже подвергается спутниковая связь, боевое управление войсками, банковские операции, энергетические объекты, включая АЭС.

Хакерские атаки особенно опасны для современной инфраструктуры, атомных электростанций и химических заводов.

На этой войне исключительно сложно обеспечить кибербезопасность. Так как применятся стратегия «удара из-за угла», когда не знаешь врага «в лицо» и географические координаты его местонахождения, чтобы нанести ответный удар возмездия. В отличие от оружия массового поражения в ядерной войне мегаполисы остаются на месте, но будут парализованы коммуникации. Как уже появилось образное сравнение, обычная война – это пуля в грудь, а кибервойна – это рак, лекарства от которого дорого стоят. Необходимо поддерживать не только качество армии хакеров, но и их количество. Только такое сочетание может повысить эффективность киберзащиты и кибератак. Вместе с тем, кибервойна обходится значительно дешевле и эффективнее классических военных конфликтов.

Возможностями кибервойны несомненно воспользуется «мировая закулиса», включая великие масонские ложи и олигархические клубы, оказывающие влияние на мировую политику. Вновь возрастет интерес к Всемирной теории заговора (или конспирологической теории), пытающейся объяснить управление мировыми процессами тайной группой людей.

Итак, глобальным полем сражения становится киберпространство – виртуальное пространство Всемирной информационной сети, в котором отсутствуют таможенные, налоговые и другие ограничения для транспортировки интеллектуального продукта. Киберпространство становится таким же стратегическим полем боя, как сухопутное, морское и воздушное пространство. Но в отличие от них в кибервойне факторы пространства и времени теряют значение. Цели на этой войне могут быть географически локализованы, а киберармия — эксцентрирована.

Как показали события 2010 года с сайтом Викиликс, опубликовавшим секретные материалы, произвести эффективную всемирную атаку можно коллективом в несколько десятков человек при годовом финансировании в $200 тыс. По данным экспертов, Соединённые Штаты могут быть парализованы кибератакой менее чем за $100 млн.

Особую разрушительную роль во Всемирной Паутине выполняет кибертерроризм. Постоянно растет число сайтов, пропагандирующих насилие, расовую и религиозную нетерпимость. Эти так называемые проблемные сайты стали средой обитания в киберпространстве «электронного сообщества» экстремистов, включая террористов. Интернет широко используется мировым социальным движением антиглобалистов, осуществляющих атаки хакеров на сайты крупных корпораций и политических организаций. Ущерб от кибертерроризма оценивается в сотни миллиардов долларов.

Военное командование и киберподразделения для ведения высокотехнологичной войны имеются в армиях Китая, США, и Германии. Всего около 30 стран имеют онлайн-киберармии, включая Израиль, Францию, Россию, Индию, Иран, Пакистан, Южную и Северную Корею. Осуществляется создание сети коллективной киберзащиты Североатлантического военного блока под эгидой США. В 2008 году в Таллинне был открыт Центр киберзащиты НАТО, где проводятся постоянные тренинги для IT-специалистов на примере моделирования мини-кибервойн.

Началась битва за господство в киберпространстве, в первую очередь между Соединёнными Штатами и Китаем. Несмотря на абсолютное лидерство США в области Интернет-технологий, коммунистический Китай раньше, с 1999 года начал готовится к сетевым войнам. Китайская армия, технически проигрывая американцам в обычном и ядерном вооружении, стала вкладывать деньги в новейшие технологии. При этом китайцы сделали ставку на наступательную войну в киберпространстве. Осознавая, что на пути к сверхдержаве еще значительное время слабым местом будет оставаться военная мощь по сравнению с США, ключевым элементом своей военной стратегии Китай сделал «асимметричное сдерживание» за счет создания киберподразделений Народно-Освободительной Армии. Китайская киберстратегия «удар из-за угла» является наиболее прогнозируемым сценарием будущего блицкрига.

Несмотря на засекреченную информацию, по экспертным оценкам, китайская киберармия насчитывает примерно 6 тыс. хакеров. Они способны обеспечить защиту отечественных жизненно важных объектов, и нанести упреждающий удар по противнику. Кроме того, около 20 тыс. хакеров-патриотов входят в китайские спецслужбы, в которых состоят около 2 млн. агентов.

С территории Китая регулярно осуществляются кибератаки на коммуникационные сети США, систематически выкачивая важную военную, политическую и экономическую информацию. В 2003 году была осуществлена серия китайских кибератак, получивших название «титановый дождь». Были взломаны ресурсы корпорации «Локхид Мартин», национальной лаборатории ядерного исследовательского центра «Сандия», ракетно-космического центра (Редстоуновского арсенала) и компьютерные сети НАСА. В частности, сообщалось о хищении документации о многоцелевом истребителе-бомбардировщике пятого поколения F-35, стоимость проекта которого оценивается в $300 млрд.

«Цифровую крепость» Пентагона, насчитывающую около 15 000 компьютерных сетей и более 7 миллионов компьютеров, пробуют «на зуб» более 100 спецслужб и разведывательных организаций различных стран мира. Уже много лет Пентагон находится в повседневной осаде зарубежными хакерами. Его коммуникации, включая внутреннюю систему SPIRNET, подвергаются 360 млн. атак в год, а Глобальная информационная сеть (GlobalInformationGrid) военного ведомства атакуется 3 млн. раз в день**.

В последние годы в СМИ появлялась информация о скандалах, связанных с проникновением в компьютерные сети Пентагона китайских и российских хакеров. В 2007 году китайские хакеры взломали систему электронной почты министра обороны США. За этим последовала очередная удачная кибератака против коммуникационных сетей Пентагона, Госдепартамента США, министерств финансов, энергетики и торговли, которую специалисты называют Перл-Харбором в киберпространстве. Произошла крупномасштабная утечка секретной информации. Атаке хакеров подверглась и штаб-квартира ООН в Нью-Йорке.

Китайские хакеры пытались взломать операционную систему Google, не только, чтобы получить доступ к личным данным китайских диссидентов, но и к закрытым информационным ресурсам американских компаний.

Соединённые Штаты не всегда успешно ведут борьбу с кибератаками противников, включая Китай и «Аль-Каиду», которая регулярно мешает американскому командованию управлять беспилотными летательными аппаратами. А роботы по обезвреживанию самодельных взрывных устройств часто используются против американских военнослужащих.

Хакерские атаки применяла израильская армия в 2006 году при нападении на строящуюся атомную электростанцию в Сирии. Была выведена из строя система управления противовоздушной обороны противника.

Весной 2007 года российские хакеры нанесли удар по Эстонии, на две недели отрезав от Интернета правительство, СМИ и банки. В частности, была осуществлена информационная атака на серверы американского посольства в Эстонии.
В результате повреждения канала связи на российско-финской границе произошло отключение многих серверов российского Интернета в часы пик, что привело к сбою в работе транспортных систем, регулируемых через Всемирную Сеть.

В 2008 году агент иностранной разведки вставил флэшку в ноутбук военнослужащего на военной базе США на Ближнем Востоке. В результате вредоносная программа с флэшки заразила сеть Центрального командования, и секретные файлы с компьютеров Пентагона стали доступны с серверов неизвестного противника. Потребовалось более года, чтобы удалить вирус из сети.

Несмотря на американские обвинения в адрес китайских и российских хакеров, по данным российской «Лаборатории Касперского» в мировом рейтинге стран, с территории которых осуществляется наибольшее количество хакерских атак, лидируют США (27,6%), Россия (22,6%), Китай (12,8%) и Нидерланды (8,3%).

С развитием Интернета вскрылась незащищенность от кибератак, прежде всего, Запада, где в наибольшей степени национальная безопасность зависит от безопасности киберсетей. На Западе во Всемирную Сеть интегрирована вся экономика, энергетика и транспортная инфраструктура. Поэтому кибератака может нанести больший ущерб, чем ядерный удар. И последующий этап войны может быть, по мнению экспертов, только рукопашный. Новейшие технологии для взлома серверов противника могут быть использованы и для получения данных о гражданах западных стран, что находится в противоречии с основными принципами гражданского общества.

В результате США и другие западные страны вынуждены в первую очередь значительные ресурсы тратить на их защиту. То есть заведомо оборонительная стратегия доминирует над стратегией нападения на сети противника. США с запозданием начали готовиться к кибервойне. Программная статья на эту тему была опубликована в 2009 году замминистра обороны США Уильямом Линне III «Защищая новое пространство» в авторитетном журнале ForeignAffairs.

В июне 2009 г. в Соединённых Штатах было создано новое ведомство Пентагона — Киберкомандование (U.S.CyberCommand), ответственное за безопасность военных информационных сетей и подчиненное Стратегическому командованию США. Его деятельность будет тесно взаимосвязана с Агентством национальной безопасности (АНБ), расположенным на территории военной базы Форт Мид (штат Мэриленд). Здесь же Пентагон открыл командный центр по кибербезопасности. В составе АНБ имеется киберспецназ, насчитывающий тысячу хакеров, осуществляющих шпионаж в виртуальном пространстве, способных предотвратить кибератаки на Америку и нанести упреждающий удар по «врагу».

Киберкомандование будет осуществлять проведение самостоятельных хакерских атак на информационные сети противника. Новые средства и методы ведения наступательных и оборонительных операций в информационных сетях разрабатываются в рамках секретного проекта Пентагона «Манхэттен».

Новая военная доктрина США предусматривает включение в систему киберобороны важнейших государственных и коммерческих объектов на территории Соединённых Штатов. В комментариях к новой военной доктрине Соединённых Штатов газета Washington Post с точностью предсказала (или знала?), что война начнется осенью-зимой 2010 года.

Расходы властей США на защиту от хакеров увеличатся в ближайшие годы до $11 млрд. Аналогичные суммы будут выделены на киберзащиту для важнейших объектов инфраструктуры. В соответствии с новой доктриной Пентагона разработана и стратегическая доктрина американской дипломатии, согласно которой «новый мировой порядок» будет формироваться за счет укрепления мирового американского лидерства (глобального управления) через внедрение «правильного» гражданского общества. И здесь важная роль отводится информационной войне в киберпространстве.

Мир стал свидетелем краха евразийской геополитики США в географическом пространстве от Атлантики до Тихого океана. Начинается последний бой против Евразии — кибервойна Запад – Восток в многомерном коммуникационном пространстве Земли. Во Всемирную сеть переносятся апробированные методы информационных войн.

** Артур Герман «Добро пожаловать в киберокопы» ("NewYorkPost", США)

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie