Хлебные крошки

Статьи

Азия
Политика

Сергей Григорьев

Ядерная угадайка

Заявление Пхеньяна о наличии у него ядерной бомбы говорит о кризисе международной системы нераспространения оружия массового уничтожения.

Первые внешнеполитические деяния администрации Буша после его переизбрания на второй срок представлялись в начале 2005 года как ряд многообещающих успехов американской дипломатии. Действительно, проведение "демократических выборов" в Ираке, возобновление мирного процесса на Ближнем Востоке, результативное в целом турне нового госсекретаря США Кондолизы Райс по столицам европейских союзников и т.д. вроде бы закладывали прочную основу в грядущие триумфы внешнеполитического курса "новой-старой" вашингтонской администрации.

Однако уже вскоре эти триумфальные надежды столкнулись с серьезными вызовами: сначала на горизонте возникла в новом качестве старая иранская ядерная проблема, а затем и Северная Корея "огорошила" мировое сообщество признанием в обладании ядерным оружием. Впрочем, у наблюдателей, давно следящих за развитием противостояния Вашингтона и Пхеньяна, эта новость не вызвала особого удивления. Ибо она вполне укладывалась в логику отношений между США и КНДР в последние годы.

Как известно, Джордж Буш еще в 2002 году назвал Северную Корею одним из главных звеньев "оси зла". Вскоре из Вашингтона последовали обвинения в адрес КНДР в тайном накоплении оружейного плутония на своих атомных электростанциях и осуществлении секретной ядерной военной программы. Собственно же "ядерный кризис" на Корейском полуострове возник к началу 2003 года, когда были сорваны сроки строительства в КНДР группой стран Запада во главе с США атомной электростанции на легководных реакторах и не выполнены обещания о поставках продовольствия и топлива.

В августе 2003 года были начаты шестисторонние переговоры о прекращении северокорейской ядерной программы, в которых принимают участие США, Китай, Россия, Южная Корея и Япония. Состоялись три переговорных раунда, которые закончились безрезультатно. В последний раз участники переговоров встречались в сентябре прошлого года. Главной причиной неудачи переговоров является стойкое взаимное недоверие Вашингтона и Пхеньяна, обвиняющих друг друга в нежелании договариваться и идти на компромисс. Ряд экспертов также утверждали, что КНДР намеренно саботировала переговоры в надежде на поражение Джорджа Буша на президентских выборах и возможной смены американского внешнеполитического курса.

Но Буш был переизбран на второй срок и в своей инаугурационной речи в январе 2005 года, касаясь северокорейской ядерной проблемы, заявил: "Мы делаем все возможное, чтобы убедить Северную Корею отказаться от ее ядерных амбиций". Вслед за этим официальные лица в Вашингтоне и Сеуле провозгласили, что настало время возобновить шестисторонние переговоры по ядерной программе КНДР.

Однако в Пхеньяне внимание привлекли совсем другие слова президента США, а именно что "огонь свободы достигнет каждого темного уголка мира". В Северной Корее в этой фразе увидели попытку превратить мир в "глобальное поле боя". В своем официальном комментарии власти КНДР обвинили американскую администрацию в "стремлении управлять миром, установив свободу, основанную на силе". Дополнительного масла в огонь американо-северокорейской неприязни добавили угрожающие высказывания Кондолизы Райс и других американских высокопоставленных лиц на тему о том, что Северная Корея является одним из "форпостов тирании".

В свете этого 10 февраля и последовало официальное заявление правительства КНДР о том, что Северная Корея создала ядерное оружие, выходит из режима Договора о нераспространении ядерного оружия и прекращает на "неопределенное время" свое участие в шестисторонних переговорах о прекращении северокорейской ядерной программы. В официальном заявлении МИД КНДР по этому поводу подчеркивалось, что ядерное оружие произведено для "самообороны" и "сдерживания" попыток Америки ликвидировать существующий в стране строй. Кроме того, власти Северной Кореи пообещали, что будут "принимать меры по наращиванию своего ядерного потенциала для защиты своей идеологии, системы, свободы и демократии".

Таким образом, если заявления Пхеньяна о наличии у него ядерного оружия верны (это, кстати, первое официальное признание такого рода), то КНДР стала уже девятой страной, претендующей на вступление в мировой клуб ядерных держав. После официального обретения в 1998 году ядерного статуса Индией и Пакистаном, информация о том, что та или иная страна работает над собственной ядерной программой, воспринимается мировой общественностью с растущей тревогой.

Фактически заявление Пхеньяна стало еще одним ударом по и так уже изрядно расшатанному Договору о нераспространении ядерного оружия. К тому же большинство новых претендентов на звание ядерной державы являются странами с нестабильной внутриполитической системой и слабой экономикой, что делает их политику трудно предсказуемой. Нарастает и угроза попадания ядерного оружия в руки террористических и экстремистских организаций, способных при определенных обстоятельствах придти к власти в новых странах, обладающих ядерным оружием.

Заявление о наличии ядерного оружия у Северной Кореи вызвало в целом негативную реакцию в мире. Госсекретарь США Кондолиза Райс предупредила, что отказ от участия в переговорах "лишь углубит изоляцию Пхеньяна" и призвала Северную Корею пересмотреть свою позицию и вернуться к переговорам. Особое беспокойство естественно проявляют ближайшие соседи КНДР. Южная Корея, Япония и КНР призвали КНДР скорее вернуться за стол переговоров. Пекин даже заявил о намерении использовать свое влияние на Пхеньян и убедить его возобновить участие в переговорном процессе.

МИД России, также имеющей, как известно, общую границу с КНДР, выразил сожаление решением Пхеньяна и, проявив понимание обеспокоенности Северной Кореи о гарантиях своей безопасности, все же призвал решать эту проблему путем переговоров, а не путем наращивания гонки вооружения, тем более в ядерной области. Россия также высказалась за скорейшее возвращение КНДР в рамки Договора о нераспространении ядерного оружия.

Впрочем, у международных экспертов нет однозначной оценки в отношении реальности наличия у КНДР ядерного оружия. В свое время, со ссылкой на данные западных разведок, в прессе сообщалось о возможном наличии в арсенале Северной Кореи от двух до шести ядерных боеприпасов. Однако абсолютной уверенности в этом у экспертов нет, ибо, как считается, достоверно утверждать об обладании той или иной страной ядерным оружием можно только после проведения его реальных испытаний.

Поэтому целый ряд специалистов считает, что недавнее заявление Пхеньяна является не более чем очередным политико-психологическим блефом. Например, директор Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов высказал мнение, что подобными заявлениями КНДР стремится оказать "психологический нажим на других участников шестисторонних переговоров и заставить их быть более податливыми", пойти на экономические и политические уступки.

Высказывается также мнение, что главная причина северокорейского "ядерного шантажа" заключается в том, что КНДР находится в крайне тяжелом экономическом положении и балансирует на грани социального взрыва. Декларации же о внешней угрозе и создании ядерного оружия могут на какое-то время сплотить население вокруг правящей элиты и отвлечь его от полуголодного существования.

Другие эксперты напротив призывают не недооценивать информацию о наличии у Северной Кореи ядерного оружия и считают, что даже если у Пхеньяна и нет его сейчас, то это лишь вопрос времени. Ни для кого не секрет, что КНДР мобилизовала все свои силы для создания собственного ядерного потенциала и активно разрабатывает различные средства доставки ядерного оружия.

В сложившихся условиях перед мировым сообществом стоит весьма актуальная задача повышения эффективности международной системы нераспространения ядерного и другого оружия массового уничтожения и контроля за "критическими" технологиями и материалами. Причем, это желательно делать на основе общих для всех критериев и одинаково справедливого подхода.

Ведь очевидно, что стремление ряда стран к обладанию ядерным оружием продиктовано их страхом перед силовым вмешательством извне или желанием не допустить превосходства над собой соседа. Так было в случае с Индией и Пакистаном. А ядерные программы ряда арабских стран и того же Ирана в значительной мере обусловлены наличием ядерного арсенала (по некоторым оценкам до 200 единиц) у Израиля, который, кстати, официально это даже до сих пор не признал.

Для нормализации положения в данной области потребуются неординарные совместные усилия многих стран мира, что в нынешних условиях является достаточно непростой задачей. Ведь потребуется отказ от двойных стандартов и необоснованных попыток силового давления, настойчивый и терпеливый поиск компромиссных решений за столом переговоров и прочие проявления доброй воли, к которым пока, видимо, не готовы ни США, ни КНДР, ни многие другие страны.

Однако в противном случае политикам и экспертам придется и дальше играть в интересную игру под названием "ядерная угадайка", бесполезно споря и гадая, обзавелось ли уже или еще нет очередное государство мира собственным оружием массового уничтожения. А наш мир, увы, будет превращаться во все более и более опасное место.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie