Хлебные крошки

Статьи

Балтийские страсти
Экономика
Прибалтика

Дмитрий Март

За "кулисами" рижского ломбарда

Пребываем в шоковом состоянии

Встретиться с руководителем Рижского муниципального ломбарда Янисом Семеняко оказалось нелегкой задачей: он постоянно был занят. Позже выяснилось, что доктор инженерных наук еще и преподает в Рижском техническом университете. Конечно, сложно совмещать две работы. Кстати, до своего визита я зашел в Интернет, чтобы почитать о ломбардах. На сайте объявлений ss.lv даже нашел целый раздел "Ломбарды". Правда, когда я обзвонил несколько адресов, мне все отказали в интервью. Кроме Яниса Семеняко. Поэтому я ему прямо сказал:

— Честно говоря, удивлен: я готов был бесплатно их отрекламировать, но ваши коллеги почему–то не захотели светиться. Видимо, есть что скрывать…

— Да какие они мои коллеги! Это не ломбарды, а самые обычные скупки. А то, что они пишут… На заборах тоже много чего пишут.

— В таком случае чем скупка отличается от ломбарда?

— Начнем с того, что термин "ломбард" в латвийском законодательстве не определен. Поэтому ломбардом в Латвии может себя назвать любая контора. В том числе даже обувной магазин. В течение многих лет мы боролись за то, чтобы ломбарды признали на законодательном уровне. В итоге были разработаны правила о потребительском кредите. И все те, кто называл себя ломбардом, должны были получить лицензию, которая стоит ни много ни мало 50 000 латов. Конечно, это непомерно высокая сумма. Для маленьких ломбардов она смерти подобна. Поэтому в итоге произошло то, что я и предвидел.

Ломбарды в массовом порядке стали переименовать себя в скупки, в комиссионные магазины. Это ведь не запрещено законом. А все, что не запрещено, то, как известно, разрешено. Сегодня никто не проверяет, чем реально они занимаются. И хотя кредитование без лицензии в Латвии под запретом, трудно что–либо доказать. Какого–то единого органа надзора, который бы отвечал за их деятельность, в Латвии нет. Конечно, по идее, этим может заняться Центр по защите прав потребителей. Но у него на это не находится ресурсов. С другой стороны, это дело также и полиции, но она все жалуется на сильную загруженность. Так что сегодня скупки и комиссионки могут делать все, что им заблагорассудится.

— А как же вы?

— Мы купили лицензию. Потому что работаем на законных основаниях. И в скупку переименовываться не собираемся. Хотя, откровенно говоря, сейчас пребываем в шоковом состоянии. Потому что на нас навалилась куча различных дополнительных условий. Это помимо 50–тысячной лицензии. Я имею в виду видеонаблюдение, уровень защиты складских помещений, компьютерную информационную систему, которая тоже стоит недешево. Все эти жесткие требования в принципе сами по себе хороши. Однако, как вы понимаете, мы поставлены в неравные условия. Ведь вчерашним ломбардам, которые стали скупками и комиссионками, ни во что не нужно вкладывать. К тому же ломбардам запретили работать по ночам. А скупки и комиссионки работают!

Слепые чиновники

— Что же делать?

— Если бы я был законодателем, то посидел пару дней и придумал, как обуздать тех, кто старается обойти закон. Это можно сделать элементарно. Скажем, насчет ночной торговли можно указать, что выплата наличных денег после 20 часов запрещена. И все! Вроде бы элементарно. Но мне иногда кажется, что люди, которые сидят в чиновничьих кабинетах, не учились не то что в вузе, но даже в средней школе. Ведь существуют очевидные вещи, которые сразу бросаются в глаза. Странно, что они этого не замечают.

— А может быть, не хотят замечать?

— Согласитесь, странно, что у этих чиновников не вызывает никаких возражений, если клиент приносит что–то в комиссионный магазин в 3 часа ночи. Ведь что такое комиссионка? В ней выставляют вещи, которые кто–то сдал. Скажем, ребенок вырос или муж купил жене новую шубу, а старую решили продать. Но для этого старую должен кто–то купить. Но не в 3 же часа ночи! Понятное дело, что дело тут нечистое. Такие ночные комиссионки — не что иное, как одна из форм скрытого кредитования. На что уже нужна лицензия за 50 000 латов.

— В свое время запрет на круглосуточную работу ломбардов обуславливался тем, что криминалы и наркоманы приносят туда под покровом ночи краденые вещи.

— Как вы видите, сейчас они несут все это добро в другие заведения, которыми сегодня Рига переполнена. Любой без всяких проблем может сбыть вещи и днем, и ночью. Никаких ограничений тут не существует. Зажимают только нас — легальных и законопослушных. Мне кажется, в нашей стране идут определенные игры, в которые играют чиновники на самых разных уровнях. Для них мы — пешки. А они думают только о своей выгоде. Я считаю, что в нашем государстве как был бардак, так он и продолжается. Потому что у нас любая, даже самая благая идея извращается.

— Как же вы в таких условиях выживаете?


— Плохо! Прибыль падает. Город нам не помогает. Наоборот, в прошлом году это мы отчислили Рижской думе 80 000 Ls. В этом году будет, конечно, хуже. Хотя бы потому, что нам пришлось отдать государству 50 000 за лицензию. Плюс другие расходы.

Кризис ударил по всем!

— Уже несколько лет весь мир живет в экономическом кризисе. В Латвии ситуация явно не улучшается. Наверное, вы от этого только выигрываете?

— Ну что вы. Это совершенно ошибочное мнение. Наоборот, чем людям хуже, тем и нам живется труднее. Мы ничем не отличается от банков. Но если финансовые учреждения дают деньги под квартиру, дома, то мы выдаем кредиты под более мелкие вещи — пальто, видики, мобильники, золото. Разницы никакой. Только разные объемы. Да и сроки: банки предоставляют кредиты на годы, а порой на целые десятилетия, а у нас сроки короткие.

В "жирные" годы у людей всего было больше — и недвижимости, и разного рода товаров. А посмотрите, что сейчас? Известно, какие убытки понесли банки во время кризиса. Ломбарды тоже пережили не самые лучшие времена. Хотя обыватель, наверное, думает, что сейчас люди с голодными глазами бегают из одного ломбарда в другой, чтобы за счет заложенной вещи взять себе чего–нибудь покушать. Это чушь!

Давайте порассуждаем: вы стали безработным, у вас нет никакой перспективы, чтобы найти работу. Но у вас есть золотое кольцо. Что вы с ним сделаете, чтобы выжить? Продадите с концами или сдадите в ломбард, чтобы потом выкупить? Конечно, продадите! Потому что под кредит человек отдает вещь лишь в том случае, если он надеется ее выкупить. Но для этого у него должен быть хоть какой–то источник существования. Вот почему сейчас Интернет полон объявлений о всевозможных продажах. А в ломбарды ходят единицы. Продажа выгоднее еще и потому, что за кольцо можно получить больше, чем в том случае, если его заложить.

— Насколько сильно Интернет ударил по вам?


— Сильно. Сегодня многие продают вещи через Всемирную паутину. Скажем, раньше, в советские времена, мужчина привозил жене шикарную шубу из–за границы. Но она ей оказалась мала. Что он делал? Приносил шубу к нам. А куда еще? Тогда и с комиссионными магазинами было не густо. В общем, сдал в ломбард, особо не скрывая, что не станет выкупать. А сейчас он подает объявление в Интернете и спокойно продолжает себе жить. Авось кто–нибудь клюнет.

Богатые и бедные

— Как я понимаю, сейчас многие активно скупают золото.

— Особая активность осталась в прошлом. Цены на золото действительно очень сильно выросли за последние годы. И одно время все повально начали его скупать. Другой вопрос, что у населения практически ничего уже нет. Бабушки таскали, таскали, но все запасы, оставшиеся еще с советских времен, иссякли. У каждой старушки было по несколько колечек. А сейчас пусто.

— Кто ваши основные клиенты?

— Те, кто не умеют планировать свои доходы. Речь идет вовсе не о бедных, но даже об очень богатых. Удивительно, как они стали богатыми. Тут разные пути. Одному досталось наследство, другой действовал наглостью, третий взял нахрапом, четвертый — откровенным обманом. Посмотрите, как много миллионеров сейчас вылетело в трубу. Они не умели свести концы с концами. Когда доходов было много, они не думали о своих расходах. А этот баланс нужно учитывать всегда. Богатые тоже плачут. В том числе в Голливуде.

Расскажу вам реальную историю из жизни заокеанской звезды. Одна известная актриса получила шикарную роль, за которую могла бы заработать 20 миллионов. Она решила устроить сабантуй, но на третий день пьянки подралась с продюсером. Тот послал ее на три буквы. В итоге она осталась у разбитого корыта. С домом, в котором 30 комнат и 15 человек обслуживающего персонала — прислуга, садовник, шофер и пр. Всем нужно платить зарплату. И тогда она прибежала в ближайший ломбард, чтобы заложить свой реактивный самолет.

Конечно, мы не в Голливуде, но и у нас богатые тоже плачут. Более того, для них ломбард может стать последним спасением. С одной стороны, со многими должниками, которые заложили и перезаложили свое имущество, банки уже не хотят иметь дело. Нувориши нахапали денег, а отдать не могут. С другой стороны, среди богатых немало тех, кто не хочет, чтобы кто–то узнал об их финансовых затруднениях. Они рассуждают так: лучше я что–нибудь заложу, чтобы рассчитаться с банком, чем потеряю свою репутацию.

Ломбарды существуют везде

— Иногда приходит очень известный бизнесмен, достает баснословно дорогое кольцо, которое закладывает до очередной сделки. Потом ему поступают за нее денежки, он приходит и выкупает перстенек. Таких случаев я могу вам привести массу. Иногда я поражаюсь нашим клиентам. Одна женщина любит на выходных выехать за город, чтобы пообедать в каком–нибудь хорошем кафе. Когда у нее туго с деньгами, она несет нам драгоценности. Говорит, что не может нарушать традицию. Через 5 дней она все выкупает. Это эмоциональные люди, которые на своем уровне не могут планировать свои расходы и доходы.

А вот реально бедных (скажем, пенсионеров) к нам приходит относительно мало. Раньше их было гораздо больше. Но, к сожалению, эти старички умирают. Они живут от пенсии к пенсии. Обычно им деньги нужны на лекарства или чтобы заплатить за квартиру. Некоторые боятся, что их выселят. С безработными все ясно. Им надо как–то выжить.

Отдельная категория — работяги. Жена пришла домой, а муж–пьяница спустил всю зарплату. Чем кормить ребенка? Приходится закладывать колечко. Супруг божится, что все восполнит. И действительно, следующую зарплату отдает всю до копейки. Значит, колечко можно выкупить. Таких клиентов примерно треть.

На общем мировом фоне мы не являемся каким–то исключением. Ломбарды существуют везде. Правда, лично меня беспокоят SMS–кредиты. С ними просто беда. Я беседовал с некоторыми иностранцами. Они говорят, что у них такого безумия нет. Ситуация просто ненормальная. Типичный случай: парень сидит в баре, ему на пьянку не хватает денег. Он посылает SMS, и ему на счет тут же падают сотни латов. А что потом? А потом суп с котом! Будет сидеть и плакать. Как и его родные и близкие. Какой–то полный беспредел. Отрезвление быстро приходит. Фирмы, которые потом выбивают долги, особо не церемонятся. Забирают все подчистую.

— Кто виноват?

— Вот я все ворчу на государство. Да, оно во многом виновато. Но человек и сам дурак! Кто его заставляет брать кредит в 500 латов? Разве он не понимает, что придется отдавать? С другой стороны, государство должно защищать своих жителей. Хотя бы не позволять размещать кругом эту наглую, совершенно беспредельную рекламу. Я еду в поезде и читаю: "Возьми больше, чем отдашь!" Ничего себе! Просто издеваются над населением. Все–таки за границей как–то следят за тем, кто берет кредиты и способны ли они их отдать.

Социальная функция

— Но ведь вы тоже финансовая "акула", которая зарабатывает на людях?

— Наша разница с беспредельщиками в том, что мы выдаем деньги под залог. Скажем, вы сдали нам свое кольцо. Не смогли его выкупить, мы его забираем, а потом продаем. Вы теряете только само кольцо. А когда вы берете 500 латов, то они ничем не обеспечены. Со временем "натикают" такие штрафные санкции — всю жизнь придется расплачиваться. Так что кредит без залога — это тот самый бесплатный сыр, который в мышеловке. Как вы понимаете, такая бешеная реклама может быть только в том случае, если фирма рассчитывает получить с клиента такую же бешеную прибыль.

Мы не думаем о бешеной или даже особо большой прибыли. Мы привлекаем тем, что работаем честно. Все знают, что мы — муниципальный ломбард, который никуда не денется. Город и сам никогда не требовал от нас каких–то особенно высоких дивидендов. В какой–то мере мы выполняем и социальную функцию. Иногда приходит бабушка и говорит: "Знаете, я взяла 40 латов под последнее пальто. А сейчас наступает зима. Но я не могу отдать всю сумму. Помогите!"

Я пишу разрешение вернуть ей пальто без всяких процентов. Мы не обеднеем, а человеку поможем. Конечно, если кто–то приходит и просит вернуть ему по дешевке дорогущее кольцо с бриллиантом, поскольку он якобы тоже сильно обеднел, то такому я не очень верю. Знаете, некоторые клиенты приходят к нам на протяжении десятилетий. Мы знаем их в лицо. Скажем, задерживают зарплату, мы всегда идем им навстречу. Иногда бабушка приносит вазу за 5 латов. Говорит, не на что купить хлеба. Как ей не помочь?

Глаза разбегаются

На втором этаже Рижского муниципального ломбарда расположен просторный комиссионный магазин, в котором продается все то, что не было выкуплено. Поскольку Янис Семеняко дал добро на фотосъемку, то передо мной сотрудницы сразу начали выкладывать самые козырные вещи. Признаюсь, глаза у меня просто разбежались. Я давно уже мечтал о таких симпатичных настольных часах в стиле барокко. Правда, цена антиквариата кусается. Заинтересовали меня и столовые приборы с витиеватыми ручками. "Как при царском дворе!" — перехватила мой взгляд некая посетительница.

Сама она с любопытством разглядывала золотые украшения. "У нас они стоят всего от 20 латов за грамм! В других местах намного дороже. Посмотрите, какие прекрасные изделия. Невозможно глаз оторвать!" — отметила с воодушевлением работница. Что ж, ей нужно расхваливать товар. Сегодня покупательная способность людей крайне низкая. Посетителей очень мало. Специально для того, чтобы получился интересный кадр, сотрудница поставила на прилавок театральную сумочку за 7 латов с "золотой" цепочкой, а рядом разместила классический театральный бинокль за 18 Ls. Полный комплект для барышни, которая любит высокое искусство.

Ну а мужчине наверняка приглянется электрическая дрель, которая стоит тоже 18 латов. Наверное, ее заложил какой–то строитель, оставшийся без работы. Возможно, он уехал из Латвии в какую–нибудь более благополучную страну. На той же полке разместился электрический рубанок и другие инструменты. Все это мирно соседствует с хрустальными вазами и норковыми шкурками. Последних аж 45 штук. Можно взять целиком — за 920 латов, а можно по отдельности — за двадцатку. "Хороший подарок для любимой!" — мне сказали. Эту заветную фразу я услышал не раз. Да, если есть деньги, то в ломбарде и впрямь можно неплохо отовариться.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie