Хлебные крошки

Статьи

Внутриполитический процесс в России
Взгляд
Россия

Светлана Сухова

За «Родину»

Дмитрий Рогозин: «Я хочу справедливости от «Справедливой России»

Вслед за скандалом в «Правом деле» не менее бурные страсти закипели вокруг «Справедливой России». Конгресс русских общин (КРО) потребовал от «справедливороссов» вернуть им «Родину» — то есть партию, на базе которой и создавалась «Справедливая Россия». О том, у кого больше прав на «Родину», кто виноват в крахе правого проекта и какая из кремлевских «башен» главнее, на страницах «Итогов» спорят глава КРО и постпред России при НАТО Дмитрий Рогозин и лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов.

С одной стороны

Дмитрий Рогозин: «Я хочу справедливости от «Справедливой России»

— Дмитрий Олегович, чем вам «Справедливая Россия» не угодила?

— Я считаю, что цели, которые были у партии «Родина» и которые должны были быть перенесены в «Справедливую Россию», так как она формировалась на ее основе, не были достигнуты. Банкротство идеи поставило перед основателями партии «Родина» вопрос: насколько оправдан сам проект «СР»? Я всегда был категорически против того, чтобы «Родину» переименовывали или сливали с кем-то, но это было сделано теми, кто договаривался с Мироновым после моего ухода в марте 2006 года. Сейчас уже и им очевидно, что результат нулевой, и мы имеем моральное право настаивать, чтобы Миронов (я к нему отношусь неплохо) и его окружение поняли, что имеет смысл перерегистрировать их партию без «Родины» и ее устава. Но ни судебной тяжбы, ни препятствий «эсерам» мы чинить не будем. Я не хочу им зла. Я хочу справедливости от «Справедливой России».

— Вы же сами пять лет были «эсером»...

— Нет. У меня был и есть членский билет партии «Родина».

— В свое время было подписано соглашение об образовании «Справедливой России». И с правовой точки зрения шансов отсудить «Родину» нет...

— Мы говорим о политической и моральной стороне дела. Люди должны подтвердить, что они приобрели чужую собственность законным путем и она им пригодилась. Тогда и вопросов не будет. Если Миронов хочет делать политическую карьеру по-настоящему, он не должен пользоваться партией, которая была не им создана. У меня не было бы к нему вопросов, если бы «СР» сегодня с уважением относилась к отцам-основателям и к нашей идее. А сейчас это левацкая группировка. Она имеет право на жизнь, но не имеет отношения к партиям, которые лежали в основе этого проекта.

— Почему бы вам не зарегистрировать новую партию, если уж так хочется вернуться в активную политику?

— Зачем? Есть другой вариант: в «СР» многие члены партии, даже те, которые никогда не были в «Родине», ориентированы на нашу идеологию. Для нас не представляет большого труда добиться нужных нам решений внутри этой партии, вплоть до смены руководства. Сделать это несложно, но я этого делать не буду. По крайней мере до выборов. Потому что иначе все начнут кричать, что я это делаю по заказу «Единой России». И я никому из своего окружения не позволю создавать «эсерам» юридические проблемы такого рода. Пусть доводят кампанию до конца, как они это умеют, то есть до ручки. Без нашей помощи. А дальше — поглядим…

— А вдруг получат фракцию в Думе?

— Шансы у «Справедливой России» подросли только потому, что нет Михаила Прохорова во главе «Правого дела». Даже если «эсеры» получат заветные семь проходных процентов, это будут голоса не за Миронова или Левичева, а против партии власти.

— Дмитрий Олегович, вы же сами в партии власти... Кстати, зачем вас уже рекрутировали в Общероссийский народный фронт? Напугал пример «неуправляемого» Прохорова?

— Меня даже НАТО не пугает, а уж «Правое дело» тем более. Если бы у меня была малейшая возможность создания собственного политического инструмента, имеющего право участвовать в выборах и представляющего интересы патриотического движения в России, я бы этим воспользовался. Конгресс русских общин не подходит — это не политическая партия. Если бы КРО обладал правом участия в кампании, уверен, мы бы заняли второе место, а так… не пропускать же совсем эти выборы. Вот мы и определились: поддержали Владимира Путина. Что же до меня, то я не могу бросить поручение президента, которое имеет непосредственное отношение к безопасности страны. Почту за честь довести его до конца. Да и в самом деле: не участвовать же мне в выборах по спискам чужой партии!

— То есть национальный вопрос останется вотчиной ЛДПР?

— Чем я могу помочь? Мне надо заниматься поручением президента… А острота национального вопроса, судя по тому, как развивается ситуация, никуда не рассосется. Могу только констатировать с сожалением, что при отсутствии в стране патриотической партии ситуация ухудшается. В любом случае диалог по этому вопросу нужно вести компетентным людям, отвечающим за свои слова. Можно использовать «русскую тему» в качестве агитки на выборах, как это сделает ЛДПР (надеюсь, что они не перейдут грани приличия), но это не решит проблемы. На сегодня, если выбирать из двух зол — отсутствие патриотической партии в избирательной кампании или переговоры по проблематике развертывания военной инфраструктуры США у нашей границы, — я предпочитаю заниматься вторым. И сказал об этом выборе президенту еще в начале июня.

— А если бы вам дали возможность зарегистрировать или возглавить партию, решение было бы иным?

— Боюсь, это был бы еще более сложный выбор. Я не могу бросить то дело, которым сейчас занимаюсь. Но съезд «Родины-КРО» показал, как остра в обществе национальная тема. И КРО готов защищать эту тему от перекосов в предстоящей полемике. Мы не позволим ее дискредитировать или сделать экстремистской. Я за этим буду следить.

— В теледебатах участвовать будете?

— Надо подумать. Если это не будет прямая агитация, то почему нет? Если у меня есть мнение по какой-то теме и я могу его высказать, не нарушая статус посла России, то я им воспользуюсь.

— Но вам нужно разрешение Кремля?

— Я не намерен создавать проблем в отношениях с президентом. Мое участие, например, в Ярославском форуме было инициировано администрацией президента. Что же до теледебатов, то я проконсультируюсь с президентом, могу ли я как госслужащий принимать в них участие.

— Как вы оцениваете предвыборную ситуацию в целом? Действительно ли всем рулит «кукловод»?

— Если игроки считают себя куклами, кукловоды будут обязательно. Все решает личный выбор. Если человек хочет быть настоящим политиком, он будет дорожить именем и репутацией и никогда не станет действовать по приказу. Честь и достоинство еще никто не отменял. Я не могу позволить себе быть марионеткой в чьих-то, пусть и очень уважаемых, руках.

С другой стороны

Сергей Миронов: «Говорить о рейдерском захвате «Родины» — полная ерунда»

— Сергей Михайлович, каковы шансы Дмитрия Рогозина вернуть «Родину» и соответственно развалить «Справедливую Россию»?

— Нулевые. На съезде КРО об этом речи вообще не было. Рогозин не собирается в Госдуму и остается на госслужбе на своем посту в Брюсселе.

— А ну как передумает?

— Он с трибуны заявил, что на съезде КРО он не более чем гость, и призвал всех «идти в кабинеты», покинуть улицы и прекратить марши. Сказал, что его выбор — Путин. Определился.

— Когда-то это был и ваш выбор…

— Если наша партия в оппозиции к «Единой России», то, значит, и к ее лидеру.

— То есть в участии «СР» в выборах можно не сомневаться?

— Наше противостояние с «ЕР» идет по нарастающей, и я не удивлен, что они придумывают разные сценарии, как убрать нас с выборов. Хотя сама постановка вопроса странная. Ведь Дмитрий Рогозин пять лет был членом партии «Справедливая Россия». Все изменилось в начале августа, когда он начал переговоры с Владимиром Путиным. Тогда и всплыло, что ему, возможно, захочется пойти в Госдуму по спискам «ЕР». И он прислал заявление, что выходит из нашей партии. Мы пошли навстречу. Но говорить о рейдерском захвате?! Это полная ерунда. Де-юре со «Справедливой Россией» никто и ничего не сможет сделать.

— В чем причины ерунды?

— В одном ерническом комментарии: мол, разница в подъездах здания на Старой площади. В одном придумывают одни сценарии, в другом — другие. Раньше так говорили про башни Кремля.

— А кто там — в подъездах?

— В одном явно собрались те сторонники «Единой России», которые хотели бы устранить всех и вся с ее пути к власти. В том числе и «СР» — как конкурента и оппонента. Эти люди талдычат или, точнее, это делают другие с их подачи, что «ЕР» получит 65 процентов, никак не меньше. Они убеждены, что «эсеры» забирают голоса партии власти. Но есть другие силы, которые понимают, что не нужно рушить то, что сформировалось на политическом поле. Они за реальную многопартийность. Напомню, что в беседе со мной Дмитрий Медведев заявил, что он нисколько не сомневается, что все четыре парламентские партии будут представлены в Думе. А подвергнуть сомнению легитимность парламентской партии — это все равно что засомневаться в законности всей власти.

— Если так, зачем вообще призвали Дмитрия Олеговича из его брюссельского далека?

— В системе логики «единороссов» все правильно и грамотно. Интерес в обществе к Рогозину есть. Он это знает и, представим, говорит: «Хорошо, я готов поработать на вас, но мне за это нужно…» Далее идет список требований. Так работает эта система. Они подумали, но дали не все. И он не согласился. Ссориться не стал — помог, чем мог: отстранившись, призвал соратников участвовать в выборах в рамках Народного фронта.

— Пример Михаила Прохорова подсказал?

— Похоже на то. Кстати, главная проблема Прохорова не в том, что он, как намекают, полез на чужое электоральное поле, а в том, что он в целом повел себя не так, как ожидали. Перестал прислушиваться к мнениям «башен». Сам захотел дирижировать. Рогозиным управлять было бы еще сложнее.

— Отсюда и вдруг возникшее консервативное крыло в «ЕР»?

— Любят они экспериментировать с крыльями! Их можно понять: им бы взлететь — рейтинг падает. Беда в том, что личные рейтинги Путина и Медведева замерли и вот уже месяц-другой ни вниз, ни вверх. Убежден, что при таком раскладе их партия потеряет на выборах. Наличие двух лидеров в ее рядах ей мало что даст, если хуже не сделает.

— Вы уверены, что оба члена тандема окажутся во главе списка «ЕР»?

— Я не удивлен, что Дмитрий Медведев войдет в список «Единой России». Будут оба. Только два крыла, только два члена тандема, как им кажется, способны поднять рейтинг «ЕР». Поможет ли? Думаю, что нет.

— «Справедливая Россия» — единственная настоящая оппозиция?

— Недаром же нас так последовательно пытаются убрать. Они поняли, что мы не пойдем на компромисс по ряду вопросов, на которые даже коммунисты готовы согласиться. У нас есть социально ориентированные предложения, которые популярны на местах, а в «ЕР» боятся конкуренции.

— Сергей Михайлович, скажите честно, вы избирательные списки с Кремлем согласовали?

— Нет.

— Но собираетесь?

— Нет. Мы сдали списки кандидатов на проверку правоохранительным органам и спецслужбам. Так все партии делают. Это не согласование — это именно проверка на предмет наличия судимостей, нахождения под следствием. Уследить за всеми кандидатами невозможно: ключевых людей в списке я давно пробил по своим каналам, чтобы не было неожиданностей. Но всех проверить мы не можем, пусть этим занимаются органы.

— Голоса честно подсчитают?

— Наша задача — не допустить манипуляций. Причем мне нравится идея Алексея Навального: голосовать за любую партию, кроме «ЕР». Манипуляции могут быть только с голосами тех, кто не придет на участки. При высокой явке фальсификация будет мизерной.

— На какой результат рассчитываете?

— Около 15 процентов. В августе по закрытым соцопросам, заказанным «Единой Россией», у нас было 9,6 процента. В городах-миллионниках наш рейтинг доходит до 20 процентов. На селе значительно меньше, подчас ноль. Но в среднем по стране получаются те самые 9—10 процентов. Мы лидируем по опросам как «альтернативная партия». Это когда избирателя спрашивают: «За какую партию вы бы проголосовали, если не за ту, за какую собираетесь?» Второе — у нас самый низкий антирейтинг. И в-третьих, опыт показывает, что мы быстрее других набираем голоса уже в ходе самой кампании.

— Откуда уверенность, что «СР» допустят к выборам?

— Выкинуть парламентскую партию из избирательной кампании? Это ж скандал! Придраться у нас не к чему. И я не сомневаюсь, что больше и попыток делаться не будет. Правда в том, что мы не отнимаем голоса у «ЕР»: за нас, по опросам, собираются голосовать те, кто не ходил на выборы. На сей раз придут и проголосуют.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie