Хлебные крошки

Статьи

Молдавский разлив
Политика
Молдова и ПМР

Илья Галинский

Забыть о Молдове

Взгляд на молдавский внутриполитический процесс из Тирасполя

Оценивая сегодняшнюю внутриполитическую ситуацию в Молдове, мы можем со всей определенностью обозначить ее как прогрессирующее гражданское противостояние, как определенный общественно-политический раскол общества, по крайне мере на два лагеря, две группировки, каждая из которых имеет еще и свои внутренние, порой довольно самостоятельные структуры и опорные точки.

Одна из них, – это ориентирующаяся на США и ЕС, на европейскую интеграцию и отчасти на сближение с Румынией (и даже объединение с ней при возникновении определенных условий), группировка нынешнего правящего Альянса в составе трех либеральных партий (исходя из проводимой ими реальной политики). Безусловно, союз этих партий  (борющихся зачастую друг с другом за верховенство в Альянсе и за политическое  влияние в обществе) базируется на общей европейской идее, которая фактически провозглашена ими  в качестве национальной идеи, и что весьма примечательно, на жесткой координации этого единства со стороны западных союзников, в первую очередь – США ( жители Кишинева давно обратили внимание на то обстоятельство, что по вечерам персональные легковые машины руководителей Альянса подолгу  «ожидают» своих «хозяев» под зданием посольства США в  Республике Молдова). Многие местные аналитики отмечают, что не будь этой руководящей западной координации, Альянс давно бы распался, раздираемый внутренними противоречиями и личными амбициями лидеров входящих в него партий. Иначе говоря, лидеры Альянса в большой мере находятся под внешним политическим управлением.

Что же касается  политики Альянса в контексте румынского фактора, то здесь тоже  все достаточно видимо и прозрачно. Руководители Альянса внутриментально, цивилизационно, духовно и геополитически являются симпатизантами ОБЩЕГО РУМЫНСКОГО ГОСУДАРСТВА (Румыния + Республика Молдова). В принципе, лидеры всех трех партий готовы к возможному объединению с Румынией (по примеру двух Германий). И если это не произошло в начале 90-х годов прошлого века исключительно в силу нежелания пойти на этот решающий шаг тогдашнего президента Илиеску, то сегодня «нежелание» со стороны руководства Румынии отсутствует. Наоборот, присутствует желание. Президент Румынии Бэсэску не раз демонстрировал это желание в своих официальных заявлениях. Однако, в данный момент на пути «реинтеграции» Молдовы в  состав Румынии (что автоматически приводит к вхождению Молдовы в Евросоюз), кроме некоторых тактических нестыковок, встали геостратегические интересы и планы США, которым это  возможное объединение разрушает их игру на приднестровском направлении. Их задача – вытеснить Россию из Приднестровья любой ценой, даже временной жертвой интересов верного союзника коим,  несомненно,  является Румыния. Если же произойдет объединение Молдовы и Румынии, Приднестровье тут же  получает международное признание, что автоматически  будет означать окончательное узаконивание  России здесь, в предбрюшье Балкан.

Поэтому вопрос объединения сегодня  тактически, во имя геополитической перспективы, временно снят Альянсом с актуальной повестки дня (находится в  латентной стадии ожидания).

Главная опора Альянса внутри Молдовы – это, в первую очередь, румынская интеллигенция ( не молдавская), именно румынская, поскольку она так себя подает; это – молодежь в своем абсолютном большинстве (по неофициальным, но заслуживающим внимания данным, за время существования независимой Молдовы, обучение всех уровней в Румынии прошли около 120-160 тысяч молодых людей из Молдовы); это – значительная часть сегодняшнего чиновничества (в том числе и из АО Гагауз Ери) и бизнес-сообщества, которая ищет для себя преференций и умножения бизнеса на европейском направлении.

Следует объективно сказать, что, несмотря на жесткую критику оппозиционных политиков, Альянс за период нахождения у власти, используя внушительную финансовую поддержку США и  ЕС смог решить многие экономические и социальные проблемы, повысить жизненный уровень населения, увеличить темпы экономического роста. Разумеется, все это в рамках выполнения условий подготовки к возможному вступлению в ЕС.

Вторая условная группировка – это воинствующая группировка сторонников коммунистической партии во главе с Ворониным. В отличие от Альянса,  руководство КП декларативно выступает за легитимизацию полноценного национального молдавского государства, против насаждения идеи второго румынского государства и объединения с Румынией.  В этом контексте ее официальной идеологией является молдовенизм. В то же время и сам Воронин и его ближайшее окружение фактически  так же  выступают за европейский путь Молдовы, но  при этом как будто бы готовы к полномасштабному сотрудничеству и дружеским отношениям с Россией и Евразийским Союзом. В последнее время их представители даже стали заговаривать о необходимости вступления Молдовы в ЕВРАЗЭС. Однако, на наш взгляд – это в большей степени политическая игра, попытка на данном этапе переиграть Альянс, заручившись поддержкой политического класса России, найти для себя конъюнктурную альтернативу в борьбе за власть и финансовую подпитку. В искренность пророссийской позиции господина Воронина мало кто верит из  серьезных молдавских аналитиков и экспертов. Если бы сегодня вновь стал  вопрос о подписании нового  «Меморандума Козака», скорее всего лидер коммунистов поступил бы аналогично 2003 году.  

По своему характеру Партия Коммунистов Молдовы  - это достаточно авторитарная вождистская партия, управляемая из одного центра под названием – ВОРОНИН. Его мировоззрение базируется на идее своей исключительности, самодостаточности и бескопромиссности. В отношении национальной государственности эта идея, преломляясь, становится лозунгом «Если не мы – коммунисты во главе страны ( не Я), то пусть это государство будет разрушено». Именно эта стратегия реализуется нынешней верхушкой коммунистов Молдовы.

Другими словами, руководителей коммунистов интересуют не судьбы государства Молдова, не реальные оценки успехов и неудач, а исключительно проблема власти, вновь взятие власти в свои руки.  Именно поэтому они сегодня пытаются раскачать лодку молдавской государственности, устраивая всевозможные демонстрации, митинги, кампании гражданского  неповиновения, делают попытки захвата административных зданий, искажают реальные результаты жизнедеятельности государства. То есть, делают нечто подобное, что пытается делать сегодня либеральная российская оппозиция.

Их социальной опорой в обществе выступают люди пожилого возраста, пенсионеры, сельское (малообразованное) население, которое еще во многом живет воспоминаниями времен Советского Союза и не хочет объединения с Румынией. Сюда же можно отнести  значительную часть русскоязычного населения Молдовы (все уменьшающаяся в общем составе населения Молдовы), которая ментально тяготеет к России.

Отношение к,  так сказать, родственным политическим движениям и партиям левой ориентации у коммунистов достаточно специфическое: никакой левой политической силы отдельно существовать не может, все они должны подчиниться партии коммунистов и влиться в нее.

Попытки трезвомыслящей молодой прослойки  партии обратить внимание руководства на ошибочность проводимой политики – раскола общества, гражданского противостояния; на необходимость разумного компромисса в интересах государственного развития -  в условиях сохранения нынешнего авторитарного руководства обречены на провал.

Все остальные, существующие в политическом поле Молдовы общественные политические силы не имеют сколько-нибудь реальных шансов побороться за политическое влияние на Общество с правящим Альянсом и ПКРМ ( примеров тому множество, скажем, достаточно раскрученная фигура Додона  в составе Социалистической партии не привела к серьезному повышению ее рейтинга). Даже если предположить, что все эти маленькие партии и организации объединятся для завоевания популярности избирателей, вряд ли они получат на выборах намного больше голосов, чем каждая в отдельности.

Что же касается выборов президента, то, по нашему мнению, к этому вопросу следует подходить чисто утилитарно, через призму обеспечения управляемости государством. Другими словами, политический класс Республики Молдова, должен сделать все необходимое для избрания президента, прекращения существующего неустойчивого положения политической системы. Если же президент не избирается в силу бойкота этого действа той или иной политической силой, следует документально изменить порядок и процедуру избрания, юридически закрепив эти действия в законодательном порядке.

Совершенно очевидно, что нынешняя тактика коммунистов Молдовы заключается в том, чтобы путем бойкота выборов президента через парламент, добиться проведения парламентских выборов, где, как они полагают, у них есть шансы одержать победу над Альянсом и вновь прийти к власти. На наш взгляд, данная перспектива будет гибельной для Молдовы в контексте ее долговременной стратегии. Прежде всего, симпатии избирателей, как и несколько лет назад   между Альянсом и ПКРМ распределяются приблизительно поровну. А это значит, что если даже коммунисты одержат победу, устойчивого большинства у них не будет, и президент опять станет неизбираемым со всеми вытекающими последствиями. Более того, победа коммунистов, – это всего лишь оттяжка неизбежного. Рано или поздно Молдова добьется своего и присоединится к ЕС. Или напрямую или через объединение с Румынией. Победа коммунистов – это продолжение ожесточенной борьбы за власть, неустойчивость политического статуса и ослабление жизнеспособности государства. Это фактически продолжение переходного периода в никуда.

Ситуация сегодня в Молдове в чем-то напоминает ситуацию 1993 года в России, когда законными, с точки зрения тогдашней  Конституции, методами нельзя было стабилизировать ситуацию. И власть обратилась к другим – принятию новой Конституции РФ. Правящий Альянс, понимая, что общество, государство находятся в патовой ситуации, ищет пути выхода из нее посредством изменения процедуры выборов президента, в том числе путем референдума.  В свое время классики  древности говорили, что мы сегодня  не можем  сделать хорошее из хорошего, поскольку хорошего в наличии нет, поэтому мы вынуждены сделать хорошее из плохого. На наш взгляд – это позиция политиков-государствеников, которые озабочены судьбами государства и готовы пожертвовать некоторыми вопросами права, ради общественного согласия и перспектив государства. Даже если это будущее государство и не будет союзником России.

Иначе говоря, сегодня в РМ расклад политических сил таков, что там нет сколько-нибудь серьезных политических сил в полной мере ориентирующихся  на Россию. Силы Альянса – это, безусловно, силы Запада. В то же время силы вменяемые и договороспособные. Силы же ПКРМ – это неустойчивые, противоречивые, конъюнктурные, авторитарные силы, от которых в любой момент можно ждать всяческих неожиданностей и удара в спину.

Как в данной ситуации вести себя России? Во-первых, это зависит от того какую стратегию избрала или изберет для себя Россия на этом направлении, включая и позицию России по Приднестровью. Очевидно, что прежняя стратегия удержания  Молдовы в исключительной  сфере российского влияния себя не оправдала, а фактически провалилась. Все, достаточно большие, финансовые вложения со стороны России в так называемые «пророссийские» силы в Молдове ушли в песок. Всевозможные гуманитарные мероприятия, организованные посольством России в Молдове: конференции, круглые столы, создание центров Русского мира и пр. принесли лишь локальный, весьма незначительный эффект для российского  государства. Во всех этих мероприятиях, как правило, участвовали одни и те же люди, и они не оказали серьезного воздействия на молдавское общество и государство.

Россия  должна реально  оценить  свои политические  возможности, возможность своих ресурсов на этом направлении. Сопоставимы ли  они с западными или уступают им? Оценить свои возможные издержки и возможность  получения позитивных результатов. Стоит ли одно другого? Более серьезно, с геостратегических позиций и с точки зрения национальных интересов России следует переосмыслить значение Приднестровья для России, особенно в контексте нынешнего  политического буквального «сманивания» Приднестровья странами Запада и руководством Украины в лагерь евросимпатизантов. И только тогда можно будет  по- государственному серьезно разработать тактическую программу действий на молдо-приднестровском направлении.

Анализируя произошедшие за 20 лет в Молдове политические изменения, мы вынуждены констатировать, что по нашему мнению, Молдова никогда уже не вернется в прежнее качество – в  союзное России государство. Нынешняя Молдова – это не прежняя Молдавия. Да, ее политический класс, представители элиты часто пытаются сделать все, чтобы убедить Россию в том, что еще не все потеряно. Что Молдова еще сможет стать союзницей России. На самом деле нынешняя Молдова пытается использовать в своих целях политику, которую  проводил в средние века  молдавский государь Стефан Чел Маре  (балансировать между сильными державами и извлекать выгоду для себя). Вот это,  прежде всего,  следует понять российскому руководству. Не пытаться вернуть Молдову в прежнее состояние, а, трезво оценив обстановку, начать новый этап в своих отношениях с ней, используя весь набор экономических, дипломатических, политических и прочих мер, как например с прибалтийскими странами. И может быть, «забыв» о Молдове, переориентироваться в своих геополитических предпочтениях на Приднестровье, где не только политический класс, но и все общество представляют собой естественных «почвенных» союзников – маленькую Россию.

И.Н. Галинский – директор НИИ стратегического анализа и прогнозирования (Тирасполь)

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie