Хлебные крошки

Статьи

Балтийские страсти
Общество
Прибалтика

Владас Любартас

Зачем переписчик стучится в дверь?

В Литве и Латвии проходит перепись населения

Сейчас в Литве и Латвии проходит перепись населения. Если в Литве она – всеобщая (т.е., несмотря на финансово-экономический кризис, власти «нашли» на это дело 30 млн. литов, или $12 млн.), то в Латвии – из-за того же кризиса – перепись решено сделать выборочной. Поначалу власти планировали выделить на перепись 10 млн. латов ($20 млн.), однако, в конце концов, нашли на эти цели всего 5,8 млн. латов ($11,6 млн.) и решили, что перепись будет неполной.

Правда, не совсем ясно, означает ли это, что пересчитают не всех латвийцев. Хотя, если пересчитать одних только латышей, а жителей других национальностей – нет, можно радикально решить весьма болезненную проблему национальной идентичности. Если следовать этому принципу, можно не считать пенсионеров – и бодро доложить в брюссельский «горком» Евросоюза о качественном улучшении демографического положения и заодно сэкономить на пенсиях. Можно не считать 200 тысяч латвийских безработных, которые только портят официальную статистику. В результате получим маленькую аккуратную страну с населением в виде 500 тысяч состоятельных граждан и с ВВП на душу населения на уровне Люксембурга.

В Литве – другое дело, там пересчитывают всех и вся. Только вот не совсем понятно, зачем? Ведь наши власти имеют полный и беспрепятственный доступ к различным регистрам и базам данных. Так, жителя легко можно вычислить, если он официально работает, платит налоги, получает пенсию или другое государственное пособие, если он учится в школе или лечится в поликлинике. Возможно, что получить всю информацию о постоянных жителях таким образом нельзя, однако подсчитать их с помощью баз данных – вполне реально.


Говорят, будто бы после нынешней переписи выяснится, сколько человек Литва потеряла за последние 10 лет (когда проводилась предыдущая перепись). А что, без переписи неясно, что – много? Ведь лишь по официальным данным литовской статистики, на заработки в страны Западной Европы и США за эти годы выехало порядка 500 тысяч человек. По другим, куда более достоверным сведениям Ассоциации хлебопеков Литвы (там подсчитали, сколько хлеба потребляется в стране, сколько надо его выпекать) страна потеряла порядка одного миллиона. И с этим вполне согласуются не совсем официальные, скажем так, данные о том, что в одном лишь «большом Лондоне» постоянно проживает до 150 тысяч уроженцев Литвы! И что это, простите, за государство, власти которого не ведают, сколько у него подданных? А не лучше ли подсчитать, сколько народу могло бы остаться у себя на родине, сколько детишек не стали бы беспризорниками при живых, как говорится, родителях, скольких трагедий удалось бы избежать – если бы власти направили те же $12 млн. на создание новых рабочих и бесплатных учебных мест, на приобретение новых книг для библиотек, на летний отдых у моря.

Этот перечень можно продолжать бесконечно. Но аргумент у литовских властей лишь один (тот же, что и у их латвийских коллег) – это НАДО Брюсселю. При этом в других странах-членах ЕС никто $12 млн. на ветер бросать не станет – скажем, в «продвинутой» Финляндии никакие переписчики по домам добропорядочных финских граждан не ходят и глупых вопросов при этом им не задают: там вполне хватает имеющихся баз данных. А что, спросите вы, в Литве или же Латвии их нет? Отнюдь. Есть такие данные – у банков, у миграционной службы, у налоговой инспекции, у ведомства социального страхования, не говоря уже об операторах мобильной связи, супермаркетах – и всё знающей госбезопасности! Известно точное число обладателей налоговых льгот, официально зарегистрированных безработных, квартиросъемщиков и домовладельцев, пенсионеров, инвалидов, студентов, оплачивающих своё образование и наоборот, школьников, имеющих право на бесплатный обед в столовой, всех заключённых в литовских тюрьмах и всех воспитанников в детских домах. Более-менее (увы) нашим властям известно и число родившихся и умерших в этой стране – но их эти проблемы, похоже, совершенно не интересуют. Кого интересует, сколько дипломированных специалистов ныне моет посуду и торгует китайским барахлом в Гарюнай, сколько их вкалывает на английских, норвежских и прочих «еэсовских» фабриках, сколько, простите, выгребных ям и газовых плит в домашних хозяйствах Литвы – тот может узнать за полторы минуты. Толк-то от этого какой. Ну узнаем мы, что из Литвы эмигрировало не 500, а 750 тысяч – и что? Побежим топиться в холодных балтийских волнах? Нет, выбрасывать на это $12 млн. – совсем не обязательно.


Теперь посмотрим, как обстоят дела в соседней Латвии. Из выделенных там «на перепись» 5,8 млн. латов 3 млн. пойдут сравнительно небольшой фирме GfK, которая последние четыре года работала с убытками (более 100 тыс. латов в год, или более 20% ее оборота) и которая незадолго до выборов в латвийский сейм провела по заказу политобъединения «Единство» «опрос» на тему «Кто у нас «самый народный» премьер – Валдис Домбровскис или Янис Урбанович?». Поскольку уже в самом вопросе содержался ответ (см. заказчика опроса), то 71% респондентов выбрали, естественно, господина Домбровскиса. Похоже, что работа GfK была по достоинству оценена премьером – ибо, несмотря на громкий скандал, эта фирма выиграла тендер на проведение переписи населения.

По мнению латвийского журналиста Юриса Пайдерса, любой латвийский гастарбайтер, который хочет скрыть факт своей работы за пределами своей страны, может спокойно это сделать. «То, как проводится перепись, а также ее цели вызывают множество вопросов, – считает Пайдерс. – Общественность уже заранее интересуют результаты переписи: насколько они будут отличаться от нынешней статистики? Скажем, здесь не столько спрашивают об образовании и перспективах, сколько о недвижимом имуществе, жилплощади и удобствах. Поскольку правительство Латвии ввело по указке МВФ налог на недвижимость, не исключено, что перепись, точнее её результаты будут использованы для того, чтобы зафиксировать де-факто ситуацию с качеством жилья в стране. Ибо сведения об уровне жилищного комфорта – вполне достаточное основание для того, чтобы еще сильнее увеличить налог на недвижимость. И, если сейчас у государства есть информация лишь о тех объектах, которые за последние 20 лет подверглись инвентаризации, то теперь у него будет и информация о самом дорогом, что еще осталось у народа – о его жилье».

Можно не сомневаться, что розничные сети, торговые центры и операторы мобильной связи будут готовы заплатить большие деньги за базу данных, содержащую результаты переписи. Рыночная цена этой информации может составлять миллионы литов. Другой вопрос – смогут ли эти коммерческие структуры воспользоваться полученными данными и легально их использовать. Тем не менее можно не сомневаться в том, что желающие купить такую базу всегда найдутся.

Идем дальше. Переписчики зачем-то интересуются фамилией, именем и, главное, персональным кодом. Зачем? Ведь те, «кому положено», эти данные и так знают. Однако, вместо того чтобы узнать о распределении доходов, здесь спрашивают, кем и где вы работаете. Но можно (и вполне легально) написать, что вы – домосед и живете на случайные и эпизодически получаемые средства. Что в нашей стране и происходит почти со всеми. Далее: в Латвии переписчики желают знать, на каком наречии разговаривают в доме, в Литве – к какой конфессии принадлежит данное лицо. А это, простите, зачем? Скажем, сам я русский, жена – белоруска, зато дочь у нас литовка. И окончила литовскую школу. Говорим мы дома по-русски, по-литовски, по-польски и даже по-английски. Ибо молодежь или «свалила» уже в эту благословенную страну, или собирается это сделать в самое ближайшее время. А что, если я – знаток суахили и люблю его как родной? Или моя сестра (поклонница хатха-йоги) изъясняется на санскрите?

Уверен, что не одного переписчика введет «в ступор» вопрос о государстве рождения: ибо название страны, в коей родилось подавляющее большинство переписываемых, указывать нельзя. Ни под каким предлогом. Надо указывать страну, которая возникла на её месте. Но – почему я, родившийся в СССР, должен указать, что родился на (простите, в) Украине? Потому, что литовскому департаменту статистики не нравится этот самый СССР? Ну родился я «в» Украине, потом вместе со своей семьей переехал в Казахстан, потом жил всё с той же семьей в Туркмении, пока не оказался в Литве – и что с того? Или – поскольку в качестве «момента переписи» выбрана полночь с 28 февраля на 1 марта 2011 года, переписчик вправе спросить вас, где именно вы провели ту ночь.

Вопросы, которые волнуют переписываемых ныне жителей, вполне объяснимы. Речь идет не только о конфиденциальности предоставляемой информации и о гарантии, что она не будет использована преступниками или коммерческими структурами. Люди всерьёз опасаются впускать к себе в дом посторонних, и многие сегодня попросту не открывают двери своих жилищ.

Ещё один немаловажный вопрос – каким образом государство, которое игнорирует права значительной части населения (как в Латвии), может требовать от этого населения лояльности в отношении переписи? С точки зрения радикалов всех мастей, перепись – это отличный повод выразить свой протест. Многие жители, причём не только «негры» (неграждане), готовы протестовать пассивно. Они заранее заявляют, что намерены указать заведомо искаженные сведения о себе, скажем в графе «Национальность» (кстати, в любой цивилизованной стране мира «Национальность» означает подданство) они записываются гоблинами, а в разделе о занятости – подпольными миллионерами.

Примечательно, что, в отличие от Литвы, возможностей «пошутить» с властями у жителей Латвии сравнительно мало: так, в переписной анкете предлагается довольно ограниченное количество национальностей – и в ней не предусмотрена такая национальность, как латгалец (по одной теории, это такая этническая группа в составе латышей; по другой – самостоятельная народность, живущая на востоке страны). Большая часть латгальцев по паспорту записана латышами, к тому же многие латгальцы считают себя латышами, рассматривая латгальскую идентичность как дополнительную культурно-региональную составляющую. «Власть нас (как русских, так и латгальцев) не уважает. К примеру, национальности латгалец и латгальского языка как самостоятельного – не признают. Правила сохранения языка и культуры нарушены, школы с латгальским языком обучения закрыты, латгальцев насильно переписали в латыши», – сетуют активисты, которые предлагают записаться ливами (это – вымирающий народ, настоящих ливов в Латвии осталось всего около сотни).

Нынешняя перепись – первая, которая проводится в режиме он-лайн. И здесь не обошлось без скандалов. Скажем, в Латвии тут и там говорилось об «абсолютной надежности регистрации» в Интернете и «безопасности личных данных» переписывающихся. Уже на второй день «е-переписи» стало совершенно ясно, что специально созданный для этой цели интернет-сайт представляет собой чуть ли не проходной двор. Как и во многих других громких скандалах, всё началось с журналистов, которые решили проверить, насколько просто получить из базы ЦСУ в Интернете личные данные жителей. Оказалось – проще простого. Достаточно лишь знать персональный код и номер паспорта интересующего вас лица – и путь к сведениям о нем свободен. В результате журналистского эксперимента удалось вскрыть заполненную анкету, скопировать данные и, что самое интересное, изменить ответы. Как сказал бы Остап Сулейманович Бендер, найти в наше время личный код интересующего вас лица или номер его паспорта – это такой пустяк, что об этом даже смешно говорить: достаточно набрать в Google соответствующий запрос или найти нужную декларацию о доходах. Скажем, личный код экс-президента Адамкуса – 32611030033. Так что выудить из базы данных нужную информацию является элементарным делом. После того, как в латвийском ЦСУ рассмотрели несколько вариантов обеспечения защиты личных данных при заполнении анкет, было решено ограничить доступ в Интернет лишь для клиентов нескольких интернет-банков и обладателей электронной подписи: всем остальным жителям придётся ждать переписчиков у себя дома. В Литве ни один пользователь Интернета не смог войти на сайт до тех пор, пока анкету не заполнило «первое лицо» государства – президент Даля Грибаускайте.

Любопытно, что отказ конкретного физического лица от участия в переписи влечёт за собой штраф в размере от 500 до 1000 литов в Литве и от 100 до 250 латов в Латвии. Причем согласно ст.10 латвийского закона «О статистике» предоставление сведений о себе – это не просто долг каждого жителя; люди обязаны делать это бесплатно. Таким образом, государство хочет гарантировать, что перепись населения будет проведена. Ведь если она по каким-то причинам будет признана несостоявшейся (из-за недостаточного количества переписанных или же вследствие неполной и некачественной информации), властям придется не только заплатить Евросоюзу шестизначную сумму в виде штрафа, но и повторно организовать проведение переписи. Кстати, в розданных литовским департаментом статистики «Инструкциях» для переписчиков содержатся советы, как вести себя в различных экстренных ситуациях – скажем, если на вас нападут на тёмной лестнице или в узком переулке. Так вот: надо бросить сумку с анкетами к чёртовой матери – и бежать.

Примечание: автору этих строк было отказано в трудоустройстве инспектором по переписи по причине слишком большой его заинтересованности вопросами заполнения анкет, а также тем, что литовский язык не является для него родным.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie