Хлебные крошки

Статьи

Кавказ
Политика

Павел Сергеев

Закавказье: Россия – "донор-альтруист"?

Экономические интересы России в Закавказье подвергаются серьезным угрозам

Общеизвестно, что внутриполитическая и социальная безопасность любой страны органически сопряжена с ее экономической безопасностью. Хрестоматийно и то, что, с одной стороны, такая безопасность представляет собой состояние жизнедеятельности личности, общества и государства, при котором гарантируется защита их экономических интересов от деструктивных подрывных действий, а также гармоничное, социально ориентированное развитие общественной системы в целом и достаточный оборонный потенциал. С другой стороны, экономическая безопасность обеспечивается способностью государства определять без вмешательства извне пути и формы своего экономического развития, обеспечить социальную стабильность.

От этой стабильности, в свою очередь, в решающей степени зависит успешное отстаивание интересов страны в других сферах общественной жизни государства. Очевидно и то, что основные направления, стратегия и тактика обеспечения экономической безопасности диктуются характером опасностей и угроз. Экономические и прочие связанные с ними угрозы, их характер, масштабы и интенсивность варьируются по времени, а также в соответствии с иными условиями, в том числе с общей ситуацией на международной арене (в том или ином регионе), состоянием многосторонних и двухсторонних отношений между государствами (группами государств), текущей конъюнктурой рынка, т.п.

В этом плане события последнего времени подтверждают, что на ближайшую перспективу в Закавказском регионе наблюдаются разнообразные угрозы для национальной безопасности Российской Федерации. Угрозы тем более серьезные, что в нашей стране до сих пор все еще не существует единого мнения насчет собственных интересов на Южном Кавказе, а также по поводу реальной оценки исходящих из стран региона отнюдь не эфемерных рисков и мер по их практической нейтрализации.

Анализ внешнеторговых связей России с государствами Закавказья с первого взгляда может показаться вполне утешительным. Неуклонное сворачивание объема товарооборота, прямо связанное с интенсивностью и уровнем двухсторонних отношений, характерное для первых лет после дезинтеграции СССР, ко второй половине 90-х годов сменилось неустойчивым колебанием с выраженным вектором движения к росту. Эту тенденцию, правда, не рассматривают в качестве положительной даже самые оптимистичные экономисты, ведь тенденция к росту вызвана исключительно увеличением объемов поставляемых из России в Закавказье энергоносителей.

Несмотря на то, что подобное положение просто унизительно, нам его вот уже который год пытаются объяснить братской дружбой. А это значит, что, в то время, когда Турция, Иран и прочие "гиганты мировой экономики" наводняют региональный рынок дешевыми подделками под наукоемкие и высокотехнологичные товары, наша страна поставляет на Южный Кавказ дешевые электроэнергию и природный газ, бартерное использование которых позволяет названным странам производить в массовом порядке некачественный ширпотреб и гнать его не только в Закавказье, но и в саму Россию!

Нельзя не заметить и то, что, начиная с середины 90-х годов, внешнеэкономические связи закавказских республик во все большей степени начинают ориентироваться на Запад, что исчерпывающе демонстрирует пример Грузии, объем торговли которой со странами СНГ и Запада соответственно только в период с 1996 по 1999 гг. в процентном отношении выглядел следующим образом: 37,3 и 47,4; 46,3 и 64,6; 47,3 и 76,9; 34,8 и 51,5. Не желая утруждать читателя обилием цифр, укажем лишь, что схожая ситуация характеризует внешнеторговый баланс Азербайджана и Армении, а указанная тенденция в последние годы стала еще более наглядной.

Интересно и то, что в эти самые последние годы закавказским государствам начинает удаваться положительное сальдо в торговле с партнерами по СНГ, в том числе с Россией. В переводе с языка макроэкономических показателей это означает, что, скажем, поставляя братской Армении ядерное топливо и якутские алмазы и получая оттуда коньяк и обработанные бриллианты, Россия остается в очевидном накладе, а продавая Азербайджану по дешевке магистральные трубы, остается лишь смотреть, как эти трубы используются для прокладки нефтепровода, отрезающего нашу страну от нового международного маршрута транспортировки.

Представляется очевидным, что указанные выше тенденции будут иметь дальнейшее продолжение, что в перспективе приведет к еще более заметному вытеснению России с закавказского рынка, и, в целом, будет мало способствовать реализации экономических интересов нашей страны в регионе. Без оперативной выработки единой государственной политики в регионе Южного Кавказа и без осуществления целенаправленной и детально продуманной стратегии внешней торговли с закавказскими странами наша страна уже в ближайшее время неминуемо столкнется с ощутимыми негативными последствиям для национальной безопасности. В частности, с точки зрения утраты традиционного рынка, дальнейшего сворачивания интеграционных процессов в рамках СНГ и т.д.

Очевидно, что риски, связанные с развитием валютно-финансовой ситуации в закавказских государствах, зарубежными инвестициями и кредитами в экономику стран региона, растущие объемы их внешней задолженности промышленно развитым державам Запада представляют собой комплекс важных с точки зрения национальной безопасности России угроз, связанных, в первую очередь, со все возрастающей степенью зависимости этих стран от зарубежного капитала.

Объективно это влечет за собой расширение рамок, характера и масштабов такой зависимости на уровне формирования новых региональных концепций безопасности, исключающих Россию, выработки и реализации важнейших внешнеполитических и блоковых установок в международной деятельности стран Южного Кавказа. При этом известная в общем-то проблема внешней задолженности государств Закавказья достаточно полно иллюстрирует динамику роста зависимости Азербайджана, Армении и Грузии от зарубежных кредитов, и, соответственно, масштабы и уровень возможностей для прямого или опосредствованного иностранного вмешательства во внутри- и внешнеполитическую деятельность стран Южного Кавказа, что, скажем прямо, мы уже не раз наблюдали.

Самое же интересное при этом то, что вполне сопоставимая с западной задолженность этих стран российским кредиторам (за те же газ, нефть, электроэнергию, ядерное топливо и т.д. и т.п.) почему-то практически не упоминается, регулярно реструктуризируется и никогда не используется в качестве аргумента по отстаиванию собственных интересов. Поэтому, наверное, поставляющая в регион плохонькие лампочки Турция или одаривающая аборигенов старенькими компьютерами Америка располагают в Закавказье все возрастающими по численности воинскими контингентами, а фактически обеспечивающая свечение этих лампочек и работу этих компьютеров Россия готовится к полному выводу своей военной группировки из Закавказья.

Иными словами, нынешняя кредитно-финансовая ситуация в странах Южного Кавказа, беспрецедентный рост инвестиций западных государств в их экономику неминуемо ведут к дальнейшему втягиванию Азербайджана, Армении и Грузии в сферу влияния Запада. Не имея альтернативных источников получения финансовых субсидий для преодоления острейшего экономического кризиса, Баку, Ереван и Тбилиси все более масштабно и углубленно интегрируются в западные структуры в качестве их сырьевых и транспортных придатков. Что требует проявления с их стороны политической лояльности к формируемым институтам западной демократии, структурам создающихся систем международной и региональной безопасности.

Несмотря на невысокую популярность классиков марксизма, их основополагающие политэкономические взгляды и сегодня ни у кого не вызывают сомнений. С точки зрения рассматриваемой нами проблемы это означает, что экономические интересы России в Закавказье подвергаются серьезным угрозам, связанным со стремлением промышленно развитых государств существенно потеснить, а в перспективе максимально вытеснить нашу страну с местных рынков. В силу того, что происходит это на фоне активного и последовательного втягивания Азербайджана, Армении и Грузии в новую систему экономических отношений, заслуживает внимания рассмотрение некоторых актуальных (и достаточно тревожных!) аспектов текущих экономических связей России с государствами Закавказья.

Общеизвестно, что в период существования СССР все советские республики были активно включены в общесоюзную народнохозяйственную систему, определяющую общий уровень экономической интеграции и разделения труда между различными регионами страны. При этом каждая союзная республика занимала вполне определенное место в указанной системе и, внося определенный вклад в развитие общесоюзной промышленности, сельского хозяйства, получала необходимые для ее нормальной жизнедеятельности материальные блага (сырье, энергоносители, продукты питания, предметы первой необходимости и т.п.) из общесоюзных фондов, регулируемых и распределявшихся единым народнохозяйственным центром.

Вне зависимости от нынешних оценок характера подобных связей и нашего индивидуального восприятия прежнего экономического порядка, существовавшая система, вне всякого сомнения, вполне соответствовала интересам имевшихся национальных образований и (зачастую в ущерб Российской Федерации и ее многонациональному народу) создавала условия для реального роста благосостояния населения республик СССР, увеличения доходов на душу населения, созданию, совершенствованию и общему развитию национальных экономик. Как показывает опыт последних лет, ничего или практически ничего из сказанного выше сегодня не изменилось.

Оптимисты могут возразить, что сегодня в Закавказье не функционируют предприятия военно-промышленного комплекса и связанная с ним инфраструктура, обеспечившая развитие нетрадиционных и малорентабельных с точки зрения соответствия вкладываемым средствам и получаемым результатам отраслей промышленности. Тогда местная металлургическая (Грузия), химическая (Армения, Азербайджан), машиностроительная (Азербайджан, Армения, Грузия) и многие другие отрасли функционировали и развивались за счет ввозимого сырья.

И будут правы лишь частично, потому что все еще теплятся Руставский металлургический и Ереванский алюминиевый, Кутаисский автомобильный и Батумский судостроительный, Тбилисский авиастроительный и Ереванский каучуковый заводы, десятки НИИ и производственных объединений, в частности, предприятий по изготовлению наукоемких высокотехнологичных компонентов к электронно-вычислительной технике и оборудованию оборонного характера в Ереване и Тбилиси.

Российские рынки по-прежнему наводняет сельскохозяйственная продукция закавказских республик. Эта продукция, несмотря на низкое качество и часто несоответствие мировым стандартам, до настоящего времени в значительной мере удовлетворяет потребности страны в цитрусовых, чае, табаке, пряностях, сухих и марочных винах, коньяке, фруктах и т.п. В настоящее время, по образному выражению грузинского экономиста Георгия Бакрадзе, Россия превратилась в "донора-альтруиста", не только не получающего какой-либо благодарности за свою жертву, но безмолвно сносящего хулу в собственный адрес. Трудно, ой как трудно не согласиться с таким мнением, тем более, что указанные выше тенденции во внешнеэкономической деятельности России относительно государств региона сохраняются и сегодня. Еще труднее осознать, что подобное положение вещей нужно воспринимать в качестве адекватного с точки зрения соответствия национальным интересам РФ.

Убежден, что осознание этого, как, впрочем, и любого иного мнения как специалистами, так и рядовыми гражданами может и должно происходить не на базе редких и, как правило, конъюнктурных публикаций отдельных авторов, но на основании единой, детально выверенной и в обязательном порядке регулярно корректируемой на основе текущих изменений государственной перспективной программы строительства отношений Российской Федерации с государствами Южного Кавказа, основанной не на эмоциях, а на учете объективных интересов национальной безопасности нашей страны.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie