Хлебные крошки

Статьи

Великая геополитическая игра
Политика
Украина

Анатолий Филатов

Збигнев Бжезинский как порученец украинской псевдореволюции

Семантический анализ политологического теста

НЬЮ-ЙОРК, 10 февраля. Совет Европы необходимо перенести в древнюю столицу Киевской Руси, уверен известный американский геополитик, один из главных идеологов "Холодной войны" Збигнев Бжезинский, сообщает "Сегодня".

Бжезинский предлагает перенести Совет Европы в Киев. Такая идея содержится в его новой книге "Стратегическое предвидение", в которой он пытается сделать мировой прогноз на 2025 год. Работа только что вышла из печати и активно рекламируется на многочисленных авторских встречах с читателями.

Сейчас штаб-квартира Совета Европы располагается во французском Страсбурге. Идею переноса ее в "древнюю столицу Киевской Руси" Бжезинский выдвигает в контексте рассуждений о "расширении конфигурации Запада" за счет присоединения к ней России и Турции и Украины. Исходной точкой для этой концепции служит признание "угасания Запада" и "передвижения центра тяжести в мире с Запада на Восток".

В связи с очередным "стратегическим предвидением" Бжезинского хотелось бы напомнить не столь уж давний визит идеолога холодной войны на Украину... 

В ноябре 2007 г. в Киеве прошел  Круглый стол на тему «Україна на шляху до державотворення»*. Легко понятное по смыслу любому русскокультурному человеку название Круглого стола можно обозначить в формате литературного русского языка как «Украина на пути к созданию государства». Именно такой смысл заложен в этом названии, потому что «державотворення» можно, конечно, осуществлять бесконечно долго, всегда, а вот находиться «на шляху до державотворення» означает ни что иное, как то, что государство, как таковое, еще не создано. Не будем с этим спорить, т.к. это определение является, возможно, единственно научно корректным и объективным среди всего того, что говорилось на Круглом столе.

Как сказано в резюме Центра исследования отношений США-Украина, организовавшего проведение данного Круглого стола, «одним из ключевых докладчиков на этом заседании был д-р Збигнев Бжезинский, бывший советник президента Дж. Картера и большой друг независимой Украины». «Большой друг» или «великий приятель» это еще не Большой брат, но уже настолько близкий персонаж, что может легко и просто рассуждать о позициях «старшего брата» и «младшего брата» применительно к Украине, добавим – «оранжевой» Украине. С учетом всех этих нюансов был озаглавлен его доклад – «Політично успішна Україна»**. Что касается определения «великий приятель», то, как помнится, деятели ОУН Гитлера тоже чем-то похожим называли. Ну, это так, к слову.

Первый раздел доклада З. Бжезинского так и озаглавлен «Украина в роли «старшего брата». Может быть, кто-то подумает, что роль «старшего брата» Украина выполняет по отношению к своему главному партнеру по антироссийской оси ГУАМ – «розовой» Грузии. Ан, нет. «Младшим братом» объявляется Россия. По двум признакам – историческом и политическом. Сам того не понимая, Бжезинский отмечает кровное историческое и социогенетическое родство современных Российской Федерации и Украины. Конечно, он хотел сказать другое, что Украина политически опережает Россию своей «демократичностью». Хотел сказать, но совершил очередной прокол, прямо по В. Черномырдину – «хотел как лучше, а получилось как всегда». Г-н Бжезинский настолько вдохновился оранжевыми и посторанжевыми поворотами (см. лат. revolutio), что вывел «универсальную формулу демократии», которая строится на частоте и непредсказуемости президентских выборов. А теперь, внимание! Вот она «формула» Бжезинского: «Если вы не знаете, кто выигрывает и если ваши предвидения часто не исполняются, знайте – это демократия». Ну, Бжезинский, ну, приколист! Тогда это скорее гражданская война, а не демократия! И еще. А вот Ющенко в 2004 году был уверен в своей победе так, что организовал третий неконституционный тур – по-Бзежинскому он точно не демократ! И как тогда насчет «предвидений» всех посторанжевых, что Украина непременно пойдет по пути западной модели демократии, обязательно вступит в НАТО? Будем соглашаться с паном Збигневом, совсем не демократично получается! Да, много интересного, любопытного и парадоксального следует из этой «формулы Бжезинского». Например, все политические наблюдатели были уверены в победе партии Д. Туска на недавних досрочных парламентских выборах в Польше, исторической родине нашего докладчика. Вот, тут и Польша сплоховала.

Если же серьезно, по научному, хотя «формула Бжезинского» только веселит, то понятно, что подобного рода политические сентенции имеют вполне предметную почву – Россию. Применительно к З. Бжезинскому еще одна максима возникает: говорит про Украину, думает о России. Правда, с некоторыми небольшими, но обязательными уточнениями – говорит хорошо про оранжевую Украину, думает плохо о любой России.

Произведя элементарный контент-анализ первого небольшого по объему раздела (на страницу печатного текста) доклада г-на Бжезинского, мы получим весьма красноречивые цифры. Термин «Россия» здесь используется 6 раз и всегда в негативном контексте: Россия как «младший (ущербный) брат» (2 раза), Россия как потенциальный агрессор (2 раза), Россия как политически незрелая и Россия как прозрачно авторитарная. Термин «русские» вообще не используется Бжезинским.

Термины с использованием корня «украин» используются 28 раз. В том числе, Украина как «старший брат» – 2 раза, Украина как объект любви, привязанности и доброжелательности – 2 раза, Украина с признаками политической, национальной, культурной зрелости – 11 раз, Украина, выдержавшая испытание временем – 7 раз, Украина как территория, защищающаяся от российской агрессии – 2 раза, украинский народ, гордый за свою политическую культуру и демократию – 2 раза, украинцы, демонстрирующие патриотизм против посягательств России – 1 раз, украинцы, достигшие национального прозрения – 1 раз. Таким образом, у З. Бжезинского Украина и украинцы располагаются сугубо в позитивном контексте, с привлекательными характеристиками. И все бы ничего, но делается это только в формате жесткой оппозиции к России, можно даже сказать (сам стиль доклада Бжезинского к этому подводит), что слушателей и читателей «науськивают» против России.

Произведя смысловую выборку текста первого раздела доклада и выделив т.н. «формулу демократии» и результаты контент-анализа, мы ясно увидим, что не только от научной корректности, но и от простейшей способности к адекватному отражению действительности у г-на Бжезинского не остается и следа. Дальше – больше.

Второй раздел доклада и по оглавлению, и по форме, и по содержанию больше похож на тост за питейным столом, нежели на выступление на научно-практическом мероприятии. Может быть у г-на Бжезинского современное понятие симпозиума снялось древнегреческим симпосионом (дружеская пирушка), но этот раздел получил характерный застольный призыв – «За ответственную и прозрачную политику!» Понятно, что такой текст уж точно не поддается ни научной оценке, ни даже семантическому анализа. – Чего взять-то, здравица, она и есть здравица! Однако, воспользовавшись методом литературной критики, позволяющей художественные допущения и образные ассоциации, мы можем предположить, что страсть к тостообразным формулировкам и текстам у Збигнева Бжезинского возникла от дружеских расположений с «розовой» Грузией М. Саакашвили.

Хотя, нет, один фрагмент в самом заключении второго раздела все-таки привлекает внимание. Процитируем дословно: «Попередній прем’єр-міністр Янукович теж може показати себе як відповідальний опозиційний лідер. Не як продиктований великим сусідом вибір, але як питомо український національний лідер, який бере участь у загальному прориві України в Європу». Судя по всему, в качестве «великого соседа», в контексте произнесенного, Польша никак не может выступать, потому что она, как бы, помогает Украине совершить этот, набивший уже оскомину, «прорыв в Европу». Как бы там не было, при всех мечтах о Великой Польше, она роль «великого соседа» может осуществлять в условиях современных политических реалий только в режиме выбора «прорыва в Европу», но не наоборот. Тогда остается одно предположение в отношении «великого соседа», который может продиктовать иной выбор, нежели «прорыв в Европу». Это Российская Федерация. Как-то странновато тут получилось у г-на Бжезинского – Россия из статуса «младшего брата» вдруг переведена в разряд «великого (т.е. большого) соседа». Короче, поменял стандарты. Что ж дело привычное не только для З. Бжезинского, но и для американской политической науки и вообще политики.

Последний небольшой раздел по оценочной направленности у З. Бжезинского уже не похож на речь тостирующего, скорее он похож на то, к чему приходит человек после многих произнесенных тостов, как правило, на утро. Утром они проснулись. Голова – бо-бо! И тут началось. «Если Россия не будет двигаться в Европу, сбудется другая перспектива, которую когда-то описали аллегорически, но в которой есть угрожающее географическое определение: «Европа до Урала», – было сказано. И хотя дальше по тексту автор доклада как-то попытался смягчить свою позицию различными пояснительными ссылками (на генерала де Голля), некими эвфемизмами (благозвучиями, типа: «привлекательная возможность для России» быть в Европе), суть его реплики не изменилась – Бжезинский фактически угрожает территориальной целостности Российской Федерации. Ну, пусть не угрожает, пусть – предрекает. В условиях, когда Россия и внутри себя очищает от смуты 90-х годов, и в мир выходит с уверенностью, иначе такое выражение как следствие похмельного синдрома назвать нельзя!

А потом вовсе понесло… и на том окончилось. Имею в виду сам доклад. «Украина ставит весомый геополитический вызов всем нам, но я считаю, что на этот вызов мы можем смотреть сегодня, вскоре после украинских выборов, и, в частности, через результаты этих выборов, со все большим оптимизмом. Благодарю». Так закончил свой доклад З. Бжезинский. На русском народном это ни что иное, как откровенный «шалобняк» в сторону посторанжевой Украины. «Геополитический вызов» Украины, то же самое, что «глобус Украины». «Не надо нас маленьких дурить!» – это уже возможный ответ соблазнителю Бжезинскому.

Вот такой занимательный доклад. Политическое это похмелье или физиологическое – не столь важно. Важно и значимо другое: в каком бы состоянии ни был Збигнев Бжезинский – антикоммуниста или антисоветчика, демократа или псевдодемократа, империалиста или как-бы-гуманиста – он всегда остается врагом и России и русских. И это отнюдь не мои эмоции, удобные может быть в публицистике, но не в научном дискурсе. Это совершенно научная, в смысле объективная, констатация факта. Бжезинский сам возвел себя в ранг врага России и русских, хотя бы тем, что одну из своих последних работ назвал «2035 год: мир без русских».

 

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie